Старая элита 
13.02.2016

Гумер Усманов – редактору Гаврилову: «Андрей, ты неправ!»

Перед «высокой отповедью» Ельцину Усманов «отрепетировал» процесс на редакторе казанской «Вечерки». Часть 5-я

«БИЗНЕС Online» продолжает публикацию биографических очерков о Гумере Усманове, руководителе республики во времена Советского Союза. Против его воли Михаил Горбачев назначил Усманова секретарем ЦК — первым уроженцем Татарской Республики, занявшим пост одного из руководителей страны. Его карьерный взлет на союзный уровень начался выступлением с высокой трибуны, когда он раскритиковал опального Бориса Ельцина.

ХIХ Всесоюзная партийная конференция (28 июня — 1 июля 1988 года) была преддверием знаменитого I Съезда народных депутатов СССР (фото: gorby.ru)
ХIХ всесоюзная партийная конференция (28 июня - 1 июля 1988 года) была преддверием знаменитого I съезда народных депутатов СССР (фото: gorby.ru)

КОВАРНАЯ «ЭЙФОРИЯ ПРАВДЫ»

ХIХ всесоюзная партийная конференция (28 июня - 1 июля 1988 года) была преддверием знаменитого I съезда народных депутатов СССР, начавшего в стране ее государственное и политическое переустройство. Именно на ней, а не на съезде впервые в истории СССР прорвалось на самую высокую трибуну коллективное свободомыслие. У самих делегатов конференции захватывало дух от собственной политической прыти. Начавшееся было «по правилам» заорганизованное партийное действо вдруг потеряло управление и свернуло с привычной сценарной колеи, обретая черты вполне себе демократического форума. Все разом, горячо и по-честному заговорили о наболевшем, забыв в пылу полемики свои заготовки и бумажки, совершенно опустив в уме все возможные последствия. Конференция стала не просто новым, необычным политическим событием, а сделала необратимой смену способа управления государством и обществом: за ее ходом, внимательно ловя каждое слово, по телевизору следила вся страна. Потом хваталась за газеты. Так не было никогда!

«Эйфория правды», скорее всего, и сыграла с Гумером Исмагиловичем злую шутку. Захваченный ее водоворотом, даже опытнейший мастер партийно-советской школы, что называется, поступился принципами и начал, как и все, говорить не заготовку, а правду. Свою правду. А еще подвел-таки сценарий, но политика была здесь совершенно не при чем: просто очередь выступать Усманову досталась после Ельцина.

Экс-лидер московской парторганизации, накануне ей же и растоптанной на своем пленуме (откуда и пошло знаменитое лигачевское «Борис, ты неправ!»), был замечен не только московским, но и всем советским людом. Издержки партийной дисциплины: Ельцину, уже разжалованному в заместители председателя всесоюзного Госстроя, дали-таки выступить как члену ЦК. Собственно, с колокольни сегодняшнего дня Борис Николаевич в своем выступлении не произнес ничего особо крамольного, разве что покритиковал недемократичность выборов делегатов на ту же конференцию. А упрек в раздаче интервью западным журналистам вполне достоверно парировал: «Почему я выступил с интервью иностранным телекомпаниям, а не советской прессе? Отвечаю. Прежде всего, ко мне обратилось АПН, и я дал интервью еще задолго до телевизионных компаний. Но это интервью не было напечатано в «Московских новостях». Вторично АПН обратилось уже позже, но, так сказать, тоже не гарантировало, что это интервью будет напечатано. Обратилась редакция журнала «Огонек» дать интервью тоже до этого. Я дал интервью в течение двух часов, но это интервью не было напечатано, хотя прошло полтора месяца. По заявлению товарища Коротича, видите ли, это не было разрешено...

Коммунист Гаврилов фанатично поверил в перестройку. На фото: с Борисом Ельциным на 1 съезде народных депутатов СССР, Москва, май 1989 года
Коммунист Гаврилов фанатично поверил в перестройку. На фото: с Борисом Ельциным на 1 съезде народных депутатов СССР, Москва, май 1989 года

Далее. Получаю письмо от Гостелерадио СССР с объяснением и просьбой, что в связи с конференцией им поручено координировать интервью иностранным телекомпаниям нашими руководителями, и они просят меня дать его ряду из них. К этому времени таких просьб набралось пятнадцать. Я сказал первому заместителю председателя Гостелерадио СССР товарищу Кравченко, что смогу по времени дать только двум-трем, не больше. После этого следует от комитета телефонограмма, что определяются три телекомпании: Би-би-си, Си-би-эс, Эй-би-си. Ну, соответственно, я назначил время и в своем кабинете дал интервью этим трем компаниям. Вопросы и ответы шли сразу. На некорректные вопросы, которые бы наносили какой-то ущерб нашему государству, партии, их престижу, я давал решительный отпор».

Ельцин продолжил: «Перестройка встряхнула народ. И, видимо, перестройку надо было начинать именно с партии. Затем она повела бы за собой, как и всегда, всех остальных. А партия, как раз с точки зрения перестройки, и отстала». И попросил у партийного форума политической реабилитации.

Вот и все! Ельцинская речь по сравнению с предыдущими была даже какой-то блеклой с точки зрения конструктивного запала и партийной самокритики. А тезис о недопустимости «вождизма» вообще принадлежал Хрущеву, усопшему без малого 17 лет назад. Более того, Ельцин тогда не допускал даже мысли о многопартийности и оппозиции!

Гаврилов (второй слева) в горкоме КПСС Казани
Гаврилов (второй слева) в горкоме КПСС Казани

«ТАКИХ ДЕМОКРАТИЧНЫХ ВЫБОРОВ У НАС ЕЩЕ НЕ БЫЛО»

Выступление Ельцина завершило утреннее заседание завершающего дня конференции. На вечернем председательствующий Михаил Горбачев предоставил слово первому выступающему. По утвержденному заранее списку им был первый секретарь Татарского обкома КПСС Усманов. «Выступаю я как представитель Татарской областной партийной организации, но как член Центрального Комитета партии я должен коснуться немножко вопросов, которые поднял в своем выступлении товарищ Ельцин... Он говорил здесь о недостаточной демократии в процессе выборов делегатов. Но каждый сидящий в зале, наверное, согласится с тем, что таких демократичных выборов у нас еще никогда не было».

Автору этих строк не довелось сидеть в том зале, поэтому согласиться с усмановским утверждением не могу хотя бы по этой причине. Но вот кое-что о демократичности выборов во вверенной Гумеру Исмагиловичу парторганизации я могу сказать как очевидец событий. Главный редактор органа Казанского горкома КПСС газеты «Вечерняя Казань», проработавший до этого годы в Кировском райкоме и Казанском горкоме, Андрей Петрович Гаврилов был абсолютным фанатом перестройки. Воспринял ее с чисто коммунистическим фанатизмом, даже с какой-то детской доверчивостью; завороженный, с одной стороны, горбачевскими и яковлевскими идеями и инициативами. А с другой — будучи руководителем самого мощного городского средства массовой информации, куда, как никуда больше, стекалась из первых рук правда о жизни простого казанского горожанина, он пришел к выводу, стратегическому в его профессиональной, да и всей остальной жизни: надо что-то менять, и менять глобально, системно, а не критикой «отдельных недостатков». Коллектив «Вечерки» на открытом партсобрании выдвинул его кандидатуру в делегаты XIX партконференции. Это произошло, конечно, по инициативе и обращению Гаврилова к своим товарищам: он чувствовал, что там произойдет нечто важное и неординарное. Тем более что порученное ему дело коммунист Гаврилов выполнял весьма неплохо: газета среди горожан пользовалась популярностью и большим доверием. Но, видимо, настолько большим, что, скорее всего, оно грозило перерасти в конкуренцию с самой партией в проявлении к ней народной любви. Словом, ответом на гавриловскую партийную инициативу стали обвинения его «в незрелости» как редактора, а коллектива его журналистов — в тенденциозности и передергиванию фактов, которые прозвучали на пленуме обкома при выдвижении кандидатов на всесоюзный партийный форум. Грехам Гаврилова и его команды была посвящена примерно четвертая часть пространного отчета с пленума в республиканском партийном органе — невиданная доселе газетная площадь для подобного жанра! Делегатом вместо редактора «Вечерки» поехал на конференцию руководитель того самого органа. На том простом основании, что он — этот «орган» — хороший. (Замечу, что во многом эти «воспитательные меры» подвигнули Андрея Гаврилова баллотироваться, а затем и менее чем через год стать народным депутатом СССР, несмотря на тотальное сопротивление партаппарата, который, как видим, сам соорудил себе серьезного оппонента). В этих событиях принял самое активное участие и руководитель республиканской парторганизации, фактически, дирижировавший грамотно выстроенным процессом публичной партийной выволочки.

Гаврилов на 1 съезде народных депутатов СССР, Москва, май 1989 года
Гаврилов на 1 съезде народных депутатов СССР, Москва, май 1989 года

Справедливости ради вернемся к трибуне партконференции. «А то, что не хватило времени более демократично их [выборы делегатов партконференции] обсудить, — продолжил свое выступление лидер коммунистов Татарии, — еще более углубить, с этим нельзя не согласиться. Мы учтем это».

Далее Усманов не одобрил ельцинские предложения об ускорении перестройки и завершил критическую часть речи словами: «Ельцин своими действиями и поступками не работает на авторитет партии и нашей страны, направо-налево раздавая различным иностранным агентствам свои интервью. Его печатают, он работает на свой авторитет (Аплодисменты.)».

К сожалению, сейчас нет возможности удостовериться, слушал ли Гумер Исмагилович выступление предыдущего оратора, и если да, то насколько внимательно, но, прочитав стенограмму конференции, и сейчас можно утверждать совершенно однозначно: мы не перепутали порядок выступления ораторов. Увы, сейчас нет возможности осведомиться у самого Гумера Исмагиловича, получил ли он какие-либо указания в перерыве между заседаниями на оперативную критику Ельцина, но, если верить словам его выступления и внимательно присмотреться к последовавшим за этим событиям, то это была его собственная инициатива. И его собственная правда.

«Поэтому от имени нашей делегации я не поддерживаю просьбу о его политической реабилитации, — Усманов под аплодисменты зала завершил разгром «провинившегося». — Ведь где бы мы ни работали, есть у нас еще одна серьезнейшая обязанность: всемерно укреплять единство и сплоченность нашей партии — залог успеха, нашу цементирующую силу».

Автор недавно вышедшей книги «Секретарь ЦК Г.И. Усманов. Жизнь и моменты истины» известный казанский профессор-историк Булат Султанбеков справедливо замечает, что в политической карьере Усманова «элемент случайности, как и в карьере любого государственного деятеля, даже самого высокого ранга, конечно, тоже имел место быть. Это, очевидно, неизбежно в политике. Но он не был решающим фактором в карьере Г. И. Усманова, которая в основном определялась реальными результатами, достигнутыми «на рабочем месте». И все же случайность с очередностью выступлений на партконференции, как увидим далее, стала для него роковой.

Гумер Усманов говорил, что секретарем ЦК КПСС он был избран против его воли (1989 год; фото: archive.gov.tatarstan.ru)
Гумер Усманов говорил, что секретарем ЦК КПСС он был избран против его воли (1989 год; фото: archive.gov.tatarstan.ru)

«МЕНЯ ПОРАЗИЛО КОВАРСТВО ГОРБАЧЕВА»

Николай Зенькович в своей энциклопедии биографий «Самые закрытые люди», где впервые компактно собраны судьбы всех 229 членов политбюро, оргбюро и секретариата ЦК партии за всю историю страны, так пишет о Гумере Усманове: «В 1989 - 1990 годах секретарь ЦК КПСС. Избран на сентябрьском (1989) пленуме ЦК КПСС. Эта должность была ему навязана. Выйдя к трибуне, сказал, что это какое-то недоразумение, с ним никто на эту тему никогда не говорил, и предложение М. С. Горбачева для него полная неожиданность. Просил оставить в прежней должности, так как к работе на посту секретаря ЦК КПСС не готов. К его заявлению не прислушались. По словам В. И. Воротникова (Виталий Воротников в то время был председателем президиума верховного совета РСФСР прим. ред.), в перерыве на пленуме М. С. Горбачев спросил у него о Г. И. Усманове: «Я положительно отозвался о нем». Но я поинтересовался, был ли с ним и другими товарищами разговор. «Нет, — ответил Горбачев, — это преждевременно». И мы пошли в зал заседаний... Этот момент характерен и показывает, насколько выросло самомнение, безапелляционность генсека, его самоуверенность. В то же время здесь проявилась и бестактность, неуважительное отношение к товарищам по работе»... Мысль о его выдвижении, наверное, родилась у М. С. Горбачева на ХIХ всесоюзной партийной конференции (1988), когда перед его выступлением неожиданно слово предоставили опальному Б. Н. Ельцину, попросившему политической реабилитации. Г. И. Усманову, как очередному выступающему, пришлось первым реагировать на это заявление, экспромтом вносить коррективы в утвержденный текст выступления. Конечно же, к удовольствию М. С. Горбачева, он осудил поведение Б. Н. Ельцина, продемонстрировав верность генсеку, чем и расположил к себе».

Это подтверждают практически все немногочисленные интервью, где Усманов касался этого момента своей биографии. Вот что он рассказал, например, корреспонденту ТАСС Николаю Сорокину, с которым они вместе лежали в больнице и разговаривали подробно и откровенно: «Секретарем ЦК КПСС избрали меня против моей воли, — глаза Усманова погрустнели. — На сентябрьском 1989 года пленуме ЦК, посвященном национальной политике, я выступил первым, говорил о необходимости повышения статуса Татарстана, по экономическому потенциалу превосходящего три республики Прибалтики вместе взятые. И вдруг Михаил Горбачев, уже генеральный секретарь, объявляет с трибуны: «Предлагается секретарем ЦК КПСС кандидатура Усманова... Ну что, Гумер, смотришь по сторонам, выходи». Меня поразило такое коварство Горбачева, ведь утром я был у него, он ни словом об этом не обмолвился. Я беру самоотвод, но голосование тем не менее состоялось. Избрали меня единогласно. «Смотри, за тебя даже Ельцин проголосовал», — позлорадствовал Горбачев».

Усманов в интервью признавался, что его «поразило коварство Горбачева» (фото: gorby.ru)
Усманов в интервью признавался, что его «поразило коварство Горбачева» (фото: gorby.ru)

«НЕ В СВОЕЙ ТАРЕЛКЕ»

Профессор Султанбеков продолжает: «Он [Усманов] несколько раз повторял, что пришел в ЦК, когда вертикаль власти ослабла, и ряд указаний Горбачева на местах попросту саботировался. Как это было в последние месяцы правления Хрущева, руководство было расколото на группировки, придерживавшиеся различных, нередко прямо противоположных взглядов на дальнейшее реформирование партии и страны. Правдиво описал эту «агонию» партии В. И. Болдин в книге «Крушение пьедестала. Штрихи к портрету М. С. Горбачева», имевший как заведующий общим отделом ЦК КПСС, а затем помощник первого и последнего президента СССР доступ ко всем тайнам партийного «закулисья»...

Помню, когда Усманов выступил с критикой Ельцина, ставшего в одно время в глазах многих, включая и автора этих строк, воплощением демократизма и бескорыстия, в Казани на заборах и даже ограде моста через Булак появились надписи «Ты не прав, Гумер». И он, как мы видим сейчас, во многом оказался правым и провидцем.

По его [секретаря ЦК КПСС Егора Лигачева] указанию в газете «Советская Россия» 13 марта 1988 года опубликовали знаменитое письмо-предупреждение преподавателя химии Ленинградского технологического института, кандидата технических наук Нины Андреевой «Не могу поступаться принципами». Письмо это при помощи массированной атаки «демократических» СМИ было представлено большинству населения как манифест реакционных, антиперестроечных сил, толкающих страну к возвращению к сталинизму и массовым политическим репрессиям... Перечитывая сейчас злополучное письмо Андреевой, видишь, что и она во многом была права со своим предупреждением», — полагает Булат Султанбеков.

«В Москве он чувствовал себя не в своей тарелке, — вспоминает в книге «Секретарь ЦК Г. И. Усманов. Жизнь и моменты истины» Олег Морозов, депутат Государственной думы, выдвиженец Усманова, много лет проработавший в его непосредственном подчинении. — Было сразу видно, он никак не мог найти свое место, не понимал, чего от него хотят. Он же привык работать, привык быть эффективным, добиваться результата. А там все разваливалось на глазах. Партия умирала».

В этой же книге рассказывается об одном примечательном эпизоде, предваряющем события партконференции и касающемся тех же фигурантов, когда они еще возглавляли областные партийные организации. «Так случилось, что Юрий Владимирович Андропов (генеральный секретарь ЦК КПСС с 1982 по 1984 годыприм. ред.) однажды пригласил его [Усманова] на беседу вместе с первым секретарем Свердловского обкома КПСС Б. Н. Ельциным по вопросам развития сельского хозяйства и рекомендовал тому изучить и внедрить у себя опыт Татарии, особенно в области мелиорации и повышения урожайности в условиях нечерноземья. Добавив в конце беседы, что не надо надеяться только на помощь и дотации центра, а активнее использовать свои ресурсы, как это делает Усманов. Учитывая характер и самооценку Б. Н. Ельцина, вряд ли этот совет поспособствовал установлению дружеских отношений между секретарями. Во всяком случае, никто из Свердловска в Казань не приезжал, не было даже телефонного звонка по этим вопросам».

Может быть, этот «контакт» стал для самолюбивого Ельцина еще одним поводом для скоропостижной усмановской политической невостребованности во времена уже распавшегося Союза? «Однако Гумер Исмагилович считал, что дело не в нем [Ельцине], — пишет профессор Султанбеков. — Мелочно мстительным Ельцин не был...»

Окончание следует.

Фото Андрея Гаврилова из книги «Андрей Гаврилов. Он был редактором от Бога», созданной и изданной сотрудниками гавриловской «Вечерки» на собственные средства в 2002 году, к 10-летию кончины Андрея Петровича

Справка

XIX Всесоюзная партийная конференция (28 июня — 1 июля 1988 года)

Газета «Советская Татария»

Вторник, 31 мая 1988 года

Доверие поборникам перестройки

Пленум обкома КПСС избрал делегатов на XIX всесоюзную партконференцию

Сегодня имена посланцев областной партийной организации на форум коммунистов страны уже известны: список опубликован в предыдущих номерах республиканских газет. А как проходили выборы? Вопрос этот, конечно, волнует многих. Поэтому вернемся к минувшей субботе 28 мая, когда голосование на пленуме обкома партии окончательно определило состав делегации.

Минутной стрелке часов предстоит пройти еще треть циферблата, а конференц-зал обкома КПСС уже заполнен. Ровный гул голосов, тут и там слышны слова взаимных приветствий, шелест блокнотных страничек. Все как обычно. Актив — в ожидании предстоящей работы. И все-таки присутствует в атмосфере деловой сосредоточенности особый эмоциональный подъем. Это и понятно. Радость, волнение испытывают те, кого коммунисты, трудовые коллективы назвали своими кандидатами в делегаты. Как-то сложится для них решающий экзамен? Предстоящее обсуждение, голосование накладывают особую ответственность и на остальных участников пленума.

Пленуму, главным вопросом повестки дня которого стали выборы, предшествовала большая предварительная работа на местах. Согласно установленной норме представительства областная парторганизация должна направить в Москву на конференцию своих посланцев.

Как отобрать самых достойных, активно проводящих в жизнь курс перестройки?

Обком партии, городские, районные комитеты, парткомы советовались с активом, общественностью. Определившиеся в ходе изучения кандидатуры обсуждались на собраниях коммунистов предприятий, организаций, хозяйств, собраниях партийного актива городов, районов с участием беспартийных товарищей. Требования к политическим, деловым качествам, нравственному облику кандидатов предъявлялись высокие. Главное, на что обращалось внимание, — позиция человека в деле обновления жизни, способность твердо отстаивать курс апрельского (1985 г.) Пленума ЦК, XXVII съезда КПСС, давать отпор антиперестроечным силам.

Свыше ста сорока кандидатур обсуждалось на местах. Старались обойтись без регламентации, излишней заорганизованности. Это раскрепостило инициативу, позволило изучить и отобрать самых достойных. Своего кандидата в делегаты труженики Казанского завода ЭВМ выбрали, пропустив через «фильтр» взыскательного обсуждения семнадцать претендентов. Свыше шестидесяти человек выступили на собраниях в производственном объединении «Нижнекамскшина», прежде чем определились два наиболее вероятных кандидата. Большинство отдали предпочтение человеку с ярко выраженными бойцовскими качествами, твердой гражданской позицией. На всех собраниях давались наказы поддерживать и развивать идеи перестройки, дальнейшей демократизации. Ставится вопрос и о представительстве работников средств массовой информации и пропаганды. Коммунисты газеты «Советская Татария» на своем открытом собрании с участием всего коллектива выдвинули кандидатом в делегаты редактора Е.А. Лисина. А на открытом партсобрании газеты «Вечерняя Казань», состоявшемся накануне пленума обкома, была названа кандидатура редактора А.П. Гаврилова. Участники пленума посчитали, что в список достаточно включить одного, и единогласно проголосовали за Е.А. Лисина.

Надо заметить, что в данном случае — необходимость выбора наиболее достойной кандидатуры дала импульс не столько обсуждению личных качеств двух редакторов, сколько заинтересованному, взыскательному разговору о работе возглавляемых ими журналистских коллективов. Это и понятно. Пресса играет все более заметную роль в перестройке, решает все более сложные задачи. К республиканским, к столичной городской газетам приковано сейчас особое внимание нашей общественности.

Первый секретарь Арского райкома КПСС Д.К. Каюмов: «Привлекает активная позиция, занятая «Советской Татарией» на нынешнем этапе перестройки. Газета прибавила в работе, последовательно освещает передовой опыт, остро и принципиально выступает против всего, что тормозит процессы обновления. Вот почему я предлагаю поддержать кандидатуру Евгения Андреевича Лисина.

Первый секретарь Казанского горкома КПСС Г.И. Зерцалов: «Вечерняя Казань» многое значит в жизни города, его партийной организации, пользуется у казанцев популярностью. Но надо признать: известная тенденциозность в оценке фактов, повышенный интерес к сенсациям, неточности и ошибки в материалах не красят ее. Непонятно, кому на руку тенденциозное отношение к партийным органам. У нас есть серьезные претензии к качеству и содержанию публикаций по проблемам подростковых хулиганствующих группировок. Упущения, передержки были в материалах, освещающих ход выдвижения кандидатов в делегаты на Всесоюзную партконференцию...

Г.И. Усманов: Геннадий Иванович, горкому нужно лучше руководить своей газетой.

— Есть, Гумер Исмагилович, и наши недоработки. Будем их устранять. В общем, я считаю, что средства массовой информации и пропаганды на конференции должна представлять республиканская газета «Советская Татария».

Бригадир водителей КПОГАТ-1 Р.Ш. Хайруллин: Хотел бы сказать о методах работы журналистов. После того, как меня выдвинули кандидатом в делегаты на Всесоюзную партконференцию, я давал интервью корреспонденту республиканского радио. Разговор получился откровенный, товарищеский, результатом я доволен. С корреспондентом «Вечерней Казани» оказалось по-другому: большинство его вопросов были, что называется, с подвохом. И вот 20 мая на первой странице появился материал, который и удивил, и огорчил, и обидел меня. Вопросы вроде бы те же, но ответы мои так «умело» перекроены, что смысл их искажен. Кое-где мне вообще приписаны слова, которых я не произносил...

Р.Ш. Хайруллин процитировал некоторые места из своего интервью, сказав в заключение: Журналисту, похоже, очень хотелось сделать материал поострей, поскандальней. •

Слово берет редактор «Вечерней Казани» А.П. Гаврилов. Он заявляет, что редакция располагает магнитной записью беседы своего корреспондента с Р.Ш. Хайруллиным. Что касается того места в интервью, что газеты не должны «плясать под дудку местных функционеров», то вопрос этот действительно ставится, дискутируется. Почему, например, городская газета не может покритиковать первого секретаря горкома партии?

Г.И. Усманов: Кто же не дает, Андрей Петрович? Критикуйте, если есть за что.

— На нас оказывают нажим...

— Я удивлен незрелостью редактора А.П. Гаврилова, — сказал первый секретарь Вахитовского райкома КПСС г. Казани Б.Д. Леушин. — Недавно напечатали заметку, в которой так исказили действительное положение дел, что оскорбили всю партийную организацию района.

Г.И. Усманов: Вы сказали, Андрей Петрович, что на вас оказывают нажим. Можете привести примеры?

— Да. Горком партии настаивал, чтобы мы перепечатали из «Советской России» антиперестроечную статью Нины Андреевой. И только вмешательство отдела пропаганды и агитации обкома помогло.

— Еще примеры?

Секретарь обкома КПСС Н.X. Кадырметов: Об одном случае я могу сказать. Мы рекомендовали «Вечерней Казани» приостановить публикацию критического материала по объединению «Теплоконтроль» и его генеральному директору т. Кулагину. Исходили при этом из гуманных соображений: генеральный директор только что перенес второй инфаркт, зачем же подводить его к третьему? Да и дела в объединении идут не так плохо, как это видится редакции.

Г.И. Усманов: Да, если бы все наши хозяйственные руководители относились к порученному делу так, как Кулагин, перестройка у нас пошла бы быстрее...

Председатель Совета Министров ТАССР М.Ш. Шаймиев: «Вечерняя Казань», на мой взгляд, не всегда точна в выборе целей и объектов критических выступлений, склонна к «шумовым эффектам». Взять историю со строительством близ Казани биохимзавода. Республиканские органы однозначно высказались против такого строительства на планируемой территории, направили свои возражения в Москву. Газета знала об этом — у меня был разговор с т. Гавриловым. Однако уже после того, как было принято решение завод не строить, газета развернула целую кампанию на своих страницах. Нужно ли было ломиться в открытую дверь? «Вечерняя Казань» имеет свой почерк, в работе газеты немало позитивного. И все-таки успехи и промахи журналистов мы должны рассматривать объективно.

Первый секретарь Бавлинского райкома КПСС И.X. Мавлетхузин: Мое мнение такое: внести кандидатуру редактора «Советской Татарии» в список для тайного голосования. А коллективу «Вечерней Казани», редактору пожелаем успехов в работе. Они будут во многом зависеть от того, насколько быстро горком партии и редакция укрепят деловые контакты.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (15) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    13.02.2016 09:13

    Горбачёв - предатель своего народа. Иуда, который продался за американские коврижки...

  • Анонимно
    13.02.2016 09:22

    очередной ушат грязи на покойного ГИУ..Миша как и Лева Толчинский трудились в вечерке и являются учениками Гаврилова, а потому не удивительно что последний предстает в лучшем виде. Т. Юлдашев

  • Анонимно
    13.02.2016 10:36

    Не стал бы так строго осуждать Бирина.Хорошо, что он напомнил о времени когда Гавриловская "Вечерка" была главным органов печати, для сторонников перестройки.А что касается конференции то Усманов весьма мягко критиковал Ельцина.Выступавшие на не москвичи говорил гораздо жестче о его хамстве, лицемерии и о том, что он довел до самоубийства своими несправедливыми придирками секретаря Киевского РР КПСС г. Москвы.Очень полезно сейчас прочитать изданную в 1990 г.книгу Елцина "Исповедь на заданную тему" и сравнить, что обещал и что получилось.Так, что предателем был не только Горбачев но и Елцин, о чем Усманов написал в журнале Татарстан в 2002г. Что интересно, никаких возмущенных опровержений от либерасто -демократов рыночного типа, как местных, так и столичных на последовало. А ведь журнал был не глянцево - рекламный, а официозный и следовательно отражал и мнение руководства РТ.

  • Анонимно
    13.02.2016 10:42

    Да, было время... Перестройка...
    Вспомнил...
    Прослезился своей наивности...
    Огляделся, поразмышлял.
    И понял, что остался таким же наивным...

  • Анонимно
    13.02.2016 10:49

    Если не ошибаюсь, Т.Юлдашев в прошлом посте обвинял автора книги и особенно статьи в идеализации Усманова. Тут, что прозрение произошло, или стремление свести давние счеты с "Вечеркой"? В моей памяти Гаврилов остался руководителем самой влиятельной газеты того времени несравнимой с нынешней "вечеркой".Правда в ней еще сохранились интересные журналисты вроде Юдкевич.Мне кажется, что роль тогдашней вечерки, сейчас выполняют БО и ЗП. Что касается борьбы с коррупцией, то вклал БО в это, огромен.

  • Анонимно
    13.02.2016 10:58

    У Усманова не было чутье и он ошибочно критиковал тогда Ельцина. Тогда было указание ему про Ельцина, он согласился. И половину выступления говорил об этом. Когда даже выступал было заметно это, он как то не в своей тарелке , оглядываясь по сторонам и смотря как-то, не так выступал, как обычно. Потом однажды он сказал, что пришлось менять (после указания) выступление и не лучшее было добавленная часть. И часть наших делегатов его не поддержал. Некоторые даже побежали в Госстрой к Ельцину.Он подарил им книгу свою.
    Дальше что случилось сами знаете, ставку на этого человека больше не делали и он вынужден уйти с арены.

  • Анонимно
    13.02.2016 11:17

    Усманов обыкновенный партийный коньюктурщик. Пришло просто время и его тоже сожрали. А так слабый он был руководитель. Обыкновенный. Мингазов Р.

  • Анонимно
    13.02.2016 12:13

    А мне, в отличие от господина Мингазова, кажется, что на фоне Табеева, он был действительно патриотом многонационального Татарстана, а точнее Татарии как тоггда она именовалась.Читал книгу о нем и другие материалы. Особенно привлекло, что он на пленуме ЦК в 1989 г. потребовал остановить строительство АЭС на Нижней Каме, хотя эту "головную боль", для жителей республики, горячо поддерживали Горбачев и вся его рать.Может у него уже тогда возникли сомнения в искренности Горбачева?Кстати читал книгу Ельцина, в ней он подробно и пофамильно перечисляет своих "обидчиков" на конференции. Усманова там нет, ибо его критика по поводу того, что Ельцин работает только на себя, раздавая направо и налево интервью иностранцам,была просто косметической, по сравнению с тем, что о нем говорили другие, особенно москвичи.

  • Анонимно
    13.02.2016 13:27

    Честный , понимающий народ , что вам еще надо ?

  • Анонимно
    13.02.2016 13:58

    Да ладно, подумаешь речь. Тут после него ГКЧП приветствовали, так теперь уже и не помнит никто статей этих, за демократа держат....

    • Анонимно
      13.02.2016 16:20

      Считаю, что ГКЧП - попытка честных людей спасти СССР от развала. Их подставил Горбачев, дав эту идею, а потом предал их.А его сообщник "ликвидатор" СССР и КПСС ЕБН завершил это дело и сразу же доложил по телефону президенту США о выполнении "задания". Отвратительно читать их разговор, когда Буш по барски сказал: спасибо Борис за звоном, мы внимательно просмотрим все 16 пунктов присланных вами...речь шла о тексте беловежского соглашения. В книге об Усманове сказано, что он считал их обоих предателями и даже написал об этом в журнале.

  • Анонимно
    13.02.2016 15:08

    Отвлекитесь маленько. На фото, где Исхаков, обратите внимание, у всех пятерых галстуки с полоской одного типа, кроме Ленина. Видимо мода была в это время на такие галстуки среди элиты республики. Сейчас такого не увидишь...

  • Анонимно
    13.02.2016 17:06

    Ощущение, что в этой рубрике пасутся одни и те же. Вчера на автограф-сессии "Бандитского Татарстана" подобный персонаж во всем винил троцкистов. Такие люди напрочь застряли в прошлом и не видят вперед дальше своего носа в роговых очках. Если бы их было много, жизнь бы остановилась

  • Анонимно
    13.02.2016 17:36

    /Ощущаему крамолу и пасущемуся в рубрике, без роговых очков на носу 17.06. Так это же гениальная находка - во всем виноват Троцкий. Недавно в Казани поймали сбежавшего из поселения бандита - тоже поди недобитый троцкист - бухаринец.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль