• $74.25-0.95
  • 90.26-0.93
  • 49.080.37
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год
    комментарии 342 в закладки

    «Камо грядеши»: Индус Тагиров о живых и мертвых – языках, государствах и народах

    Один из архитекторов современного Татарстана посвятил свое эссе трагедии в Ижевске и полемике с академиком Тишковым и политиком Жириновским

    «Тишков и Жириновский — люди разных складов, разного уровня подготовки. Я не рассматриваю их в одном контексте. Упаси боже», — пишет академик АН РТ Индус Тагиров, тем не менее приводя примеры ученого и лидера ЛДПР как сторонников мононационального государства. К тому, чтобы поговорить на данную тему, 83-летнего аксакала татарстанской политики и науки подтолкнула смерть Альберта Разина. Может ли народ существовать без языка? На этот вопрос Тагиров отвечает в своем материале для «БИЗНЕС Online».

    Альберт Разин Альберт Разин Фото: facebook.com

    СЛУЧИВШАЯСЯ ТРАГЕДИЯ ПОТРЯСЛА РОССИЮ

    Смерть человека, как и его рождение, — явление естественное. Одни приходят на этот свет, другие уходят из него. И так происходит смена поколений. Однако имена одних со временем забываются, а имена других остаются в людской памяти.

    Таковым, несомненно, будет имя Альберта Разина — активиста удмуртского национального движения, покончившего с собой 10 сентября 2019 года. Это был поступок против национальной политики властей, ведущей к умерщвлению национальных языков, он стал выражением безысходности в защите удмуртского языка и будущего своего народа. И Разин пошел на это, когда убедился, что не осталось иного выхода.

    Случившаяся трагедия потрясла Россию. В то же время определенные круги элиты, несмотря на то что Разин был и до конца своей жизни оставался человеком светлого ума, попытались представить его поступок как некий акт сумасшествия.

    Несколько иначе оценил его академик РАН Валерий Тишков. Он как умный человек не мог не выразить сожаления в связи со случившимся, однако, оставаясь человеком, представляющим будущую Россию как мононациональное государство, счел, что поступок Разина не должен был стать поводом для такого радикального действия.

    С Тишковым мы как участники процесса подготовки договора между Россией и Татарстаном — давние знакомые. Знаю его как талантливого ученого и приятного собеседника. Мы с ним оппоненты в национальном вопросе, в то же время и единомышленники в вопросе сохранения России как целостного государства, но люди, по-разному представляющие эту целостность. Он — как государство, где осуществляется политика притеснения национальных языков. Я — как государство, создающее благоприятные условия для обеспечения  их сохранности. Он считает, что народ не умирает с потерей языка, а я так же, как Разин и многие другие, уверен, что потеря языка — это последний шаг нации перед ее уходом из жизни.

    Мой оппонент не воспринимает потерю языка как трагедию, а считает ее естественным процессом и называет в качестве примера эмигрантов, оказавшихся или оказывающихся во Франции, Германии или в Америке, как людей, безболезненно переходящих на язык другого государства. Что на это хотелось бы сказать?

    Во-первых, Валерий Александрович, эмигранты — это не нация, а лишь ее некоторые вынужденные переселенцы, которых по вполне понятным причинам ждет языковая, а в дальнейшем и полная ассимиляция, ибо они не у себя дома, а на чужой земле и живут под охватом местных условий и при господстве чужих для них языков. И они для перехода на другой язык так или иначе подготовлены.

    Другое дело, народы, живущие со своими языками, традициями и обычаями на собственной исторической  родине. Они воспринимают уход из жизни своего языка  как безвозвратную потерю, потому приравнивание их к эмигрантам — это не что иное, как отождествление неадекватных процессов.

    Уважаемый академик в качестве другого примера безболезненного перехода на другой язык приводит население Северной и Латинской Америки, которые ныне говорят на английском или испанском языках. Однако ко времени завоевания в XVI веке население данных территорий — это племена, не сформировавшиеся в единые этносы. Завоеватели, изгнав их со своих земель, лишили возможности создания государств, становления общих языков. У них были и теперь кое-где сохранились племенные наречия, но нет общего языка. В качестве общего им был навязан язык завоевателей.

    Ныне несколько иная ситуация. В США в правах штата-государства с площадью 64 тыс. кв. км с населением около 270 тыс. человек функционирует резервация Наваха. Безусловно, история Америки — это в том числе массовое исчезновение (уничтожение) в свое время коренного населения, но теперь это и реальное двуязычие, здесь хорошо сохранился язык коренного населения. В данном плане коренные народы в России сохранились, здесь не то, что 200 лет назад было в Америке, но в то же время в национальных республиках РФ, увы, доминирует один государственный язык и фактически вытеснены на обочину языки коренных народов.

    «Валерий Тишков счел, что поступок Разина не должен был стать поводом для такого радикального действия» «Валерий Тишков счел, что поступок Разина не должен был стать поводом для такого радикального действия» Фото: «БИЗНЕС Online»

    ЕСЛИ НОСИТЕЛИ САМИ НЕ ВСТАНУТ на ЗАЩИТУ СВОИХ ЯЗЫКОВ, ОНИ ОБРЕЧЕНЫ

    Об этом под названием «Есть ли у меня Отечество?» с болью в сердце написал в своем предсмертном обращении к депутатам Государственного Совета республики Разин. И ушел из жизни, не услышав положительного ответа на свой вопрос.

    И потому, если на защиту своих языков не встанут носители, они обречены. Возможно, у удмуртов теперь стало больше шансов для самосохранения.

    Вы, Валерий Александрович, приводите в качестве примера безъязыковой жизни живущих в России армян, евреев, украинцев и немцев. Это ведь тоже не сами народы, а их представители. Их народы в своих странах прекрасным образом сохраняют собственный язык и, более того, поддерживают живущих в других странах сородичей, в том числе в той или иной мере способствуют освоению своих языков. Примеров этому тоже немало. Так, в Казани функционирует дающая качественное образование еврейская школа. Это в немалой мере потому, что у евреев за спиной мощное крепнущее государство. Становление таких суверенных государств, поддерживающих своих сородичей, происходит на наших глазах у армян и украинцев, а у российских удмуртов или мордвы, кроме своих бесправных республик, нет стоящих за их спинами зарубежных государств, потому вопрос о сохранении языков — это только их забота. И она ложится на их плечи.

    Мой многоуважаемый оппонент высоко оценивает европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств, призванную гарантировать развитие национальных культур и заботиться об их языках, традициях и обычаях.

    Если вы, уважаемый Валерий Александрович, так свято относитесь к этому документу, почему, когда были членом правительства, ответственным за национальную политику, ничего не сделали для того, чтобы к нему присоединилась и Россия? А вы могли это осуществить, но не предприняли для подобного сколь-либо значительных усилий. Если бы наша страна присоединилась к этой хартии, могла бы появиться определенная надежда на сохранение и развитие национальной идентичности ее народов. Однако пока что этого не случилось.

    Между тем даже Финляндия, где не так много представителей других народов, присоединилась к ней, там созданы все условия для сохранения национальной идентичности других народов. Финны никогда, в отличие от некоторых ваших коллег, не жили по принципу «Финляндия для финнов». В этой стране два государственных языка: финский и шведский. Татары, живущие там, прекрасно владеют не только финским, но и в одинаковой мере своим родным татарским языком, берегут его и заботятся о нем. Финляндия создает им для этого все необходимые условия. Там в столичном университете успешно функционирует кафедра татарского языка.

    Что немаловажно, хочу это особо подчеркнуть, не чужд им, так же, как для самих финнов, и русский язык.

    «Человек может великолепно знать несколько языков, но только один из них, несмотря даже на то, что он им не пользуется, может быть, даже не знает его, является родным» «Человек может великолепно знать несколько языков, но только один из них, даже несмотря на то, что он им не пользуется и, может быть, даже не знает его, является родным» Фото: «БИЗНЕС Online»

    ЧЕЛОВЕК В ДУШЕ ВСЕГДА ОСТАЕТСЯ ТЕМ, КЕМ РОДИЛСЯ

    Вы, Валерий Александрович, не признаете потерю языка, а затем и своего этноса трагедией. А вот как бы вы повели себя, если бы ваш народ оказался перед фактом исчезновения своего языка? Разумеется, вы как человек несколько иного склада, чем Разин, не осмелились бы пойти на такой поступок, который  совершил он, однако, бесспорно, восприняли бы это как трагедию, причем не только как личную, ибо, чтобы достойно оценить поступок Разина, нужно обладать чувством восприятия его горя, беды его народа как своей.  

    Очень жаль, что нет таких переживаний и сочувствия ни у вас, ни у ваших многих коллег и, более всего, во властных структурах. Между тем, казалось бы, есть о чем тревожиться. В стране ныне 25 языков на грани вымирания. Где-то осталось два, где-то — пять носителей этих языков. Еще 20 языков подходят к данной грани. 100 народов имеют численность менее 50 тыс. человек. Так что, Валерий Александрович, вместе с языком или некоторое время спустя к конечной черте своего существования идут и его носители.

    Для конкретного человека это означает потерю самого себя как русского, удмурта или татарина. Словом, превращение в существо без роду, без племени, в Ивана, не помнящего своего родства.

    Вы утверждаете, что в стране 99,4% населения знают один русский язык и говорят на нем. Откуда такая точность? Вы пишете: «Он первый выученный в детстве для доброй половины нерусского населения язык». Опять-таки, откуда такая точность?

    «У нас, — пишете вы, — по традиции, под родным языком понимается язык национальности, а это неправильно». Спрашивается, почему неправильно? Только потому, что человек начал говорить на языке чужой нации? Наверняка потомки Солженицина, несмотря на то что говорят на английском языке, родным считают русский. Если вы помните, в романе «Живые и мертвые» Константина Симонова смертельно раненый в бою генерал Серпилин, не знавший татарского языка, умирая, вдруг начал бредить на нем.

    Нельзя забывать, что, кроме языка, у народа есть душа, его внутренний мир, где таятся и его язык, и восприятие себя как составной части своего народа. И это чувство никогда не покидает его. Оно, как показывают факты, имеет склонность просыпаться. Разве писатель Куприн, не снимавший с головы тюбетейку, не гордился своим татарским происхождением? Разве Державин не начинал свою научную деятельность с изучения татарского фольклора?

    Человек в душе всегда остается тем, кем родился. Родной язык у него, равно как и многие черты национального характера, в крови. То, что его не выучили этому языку, вовсе не означает, что родным для него является язык чужого народа. Человек может великолепно знать несколько языков, но только один из них, даже несмотря на то, что он им не пользуется и, может быть, даже не знает его, является родным. Он у него в крови, ждет только пробуждения. К сожалению, во многих случаях подобного не происходит.

    У татар применительно к новорожденному есть понятие «тел ачылуы», то есть пробуждение его языка, а ведь пробудить можно только то, что есть. Язык внутри человека, требуется только пробудить его, а пробуждение может случиться в любое время: и колыбельными песнями матери, и даже перед смертью, как это случилось с генералом Серпилиным.

    Для адмирала Федора Ушакова, патриарха Никона, несмотря на то что они жили и работали с русским языком, родным оставался их мордовский язык. И они никогда не забывали, кем являются.

    «Тукая знал весь тюркско-мусульманский мир. Он классик этого мира. Вовсе не случайно, что в ряде столиц тюркских государств есть улицы, названные его именем» «Тукая знал весь тюркско-мусульманский мир. Он классик этого мира. Вовсе не случайно, что в ряде столиц тюркских государств есть улицы, названные его именем» Фото: «БИЗНЕС Online»

    ЗНАЧИТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ НЕРУССКОГО НАСЕЛЕНИЯ ВЛАДЕЕТ РУССКИМ ЯЗЫКОМ ЛУЧШЕ МНОГИХ РУССКИХ ЛЮДЕЙ

    Чтобы доказать преимущества русского языка, вы пишете, что на нем создана часть значимого мирового культурного наследия, и в качестве примера приводите Льва Толстого, Антона Чехова и Федора Достоевского. Правда, что это мировые величины. Однако, во-первых, их произведения любой нерусский школьник читал, читает и знает уже по школьной программе. Во-вторых, большинство их произведений переведено на национальные языки. Примечательно, что на Нижегородской ярмарке 1913 года наряду с произведениями татарских классиков продавались переведенные на татарский язык книги Пушкина, Гоголя, Тургенева, Толстого, Андреева. Спрос на данные издания был настолько велик, что встал вопрос о переиздании этой переводной литературы.

    Интересен в данном контексте один немаловажный факт. Когда у известного таджикского писателя Садритдина Айни спросили о том, знал ли он до революции Пушкина, тот ответил: «Да, знал», — и добавил: «Через Тукая». А ведь язык Айни не тюркский, а таджикский. Тукая знал весь тюркско-мусульманский мир. Он классик этого мира. Вовсе не случайно, что в ряде столиц тюркских государств есть улицы, названные его именем.

    Так что вряд ли правомерно говорить об особых возможностях лишь одного русского языка, ибо каждый язык имеет те или иные преимущества. И на этот счет имеется немало интересных исследований. В данном изложении можно назвать имя удмуртского профессора-языковеда, знатока финно-угорской филологии И.В. Тараканова, который через свой удмуртский язык проник в финно-угорский мир, вывел его далеко за пределы Удмуртии, смог изучить и показать взаимоотношения удмуртского и татарского языков. Не случайно труды этого ученого заняли достойное место в сравнительно-сопоставительной лингвистике.

    Вы утверждаете, что, владея русским языком, ребенок может поступить в МГУ, а вот с татарским, чувашским или удмуртским дальше Казани, Чебоксар и Ижевска не уедешь. Уезжают, Валерий Александрович, и поступают не только в МГУ, но и в другие — во многих случаях более престижные — вузы. Во-первых, потому, что эти народы двуязычны, а весьма часто даже трехъязычны. Так, в деревне Мари-Турек Республики Марий Эл живут русские, татары и марийцы. Все жители владеют тремя языками, также вместе празднуют религиозные праздники. Разумеется, никто не пропагандирует свою религию. Полная свобода совести и взаимное уважение религиозных убеждений.

    В Апастовском районе Татарстана деревни Большой Урсак, Сатмыш, Карамасар, Шыгай — чисто татарские, а деревни Куланга, Федоровское, Семиозерье — русские. В татарской деревне Янгильдино проживают русские и татары — дружно, во взаимном уважении. Царит двуязычие. Языком общения является татарский. В то же время за все времена не было ни одного смешанного брака. Словом, идут по жизни вместе, оставаясь разными.  

    Примечательно, что значительная часть нерусского населения владеет русским языком лучше многих русских людей. Результаты ЕГЭ в Татарстане это продемонстрировали наилучшим образом, а выпускник татарской гимназии в единственном числе среди державших ЕГЭ набрал максимальный балл.

    Мне представляется, что нельзя так предельно сокращать сферу распространения данных языков, ибо, как сами утверждаете, на татарском говорят и на Урале, и не только. Как показывают факты, несмотря на все притеснения татарского языка, он торжествует во многих регионах России, а вот сфера распространения русского языка, кстати, к сожалению, сокращается. Скоро его могут забыть в бывших союзных республиках. Татарский же, поскольку он в числе 14 языков мира, зная которые, можно общаться с любым человеком планеты, и потому в единственном числе представляет тюркские языки, как был, так и останется пропуском в тюркский мир, а возможно, станет, как это было в свое время, языком дипломатического общения со странами Востока.

    БЫЛО ВРЕМЯ, КОГДА, НЕ ЗНАЯ ТАТАРСКОГО ЯЗЫКА, ТРУДНО БЫЛО СОВЕРШАТЬ ДАЛЕКИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ

    Было время, когда, не зная татарского языка, трудно было совершать далекие путешествия. Известно, что для Афанасия Никитина, совершавшего свое путешествие под именем Юсуфа, именно знание татарского языка стало путевкой в Индию, где тогда правила династия тюрков Газневидов. Примечательно, что в его «Хождении за три моря» немало купюр, написанных на татарском языке, в том числе и строки, воспевающие гимн своей родной земле, Руси, а ведь это повествование рассчитано на русского читателя. Следовательно, и его читатели владели татарским языком. Впрочем, и удмуртский язык является пропуском в финно-угорский мир. Тем более в наше время, когда происходит сближение финно-угорских народов, проводятся конференции, защищаются диссертации, в том числе и в казанском университете. Ярким примером этого являются труды мордовского историка, профессора В.А. Юрченкова, создавшего десяток работ по финно-угорской тематике, получивших признание как в России, так и за рубежом .

    В Финляндии и Эстонии растет интерес и в то же время обеспокоенность состоянием жизни российских сородичей. Примечательно, что их правительства выразили соболезнования по поводу смерти Разина и готовность поддержать усилия по сохранению удмуртского языка, потому можно без каких-либо сомнений сказать, что смерть этого яркого человека еще более сблизила финно-угорские народы.

    Времена меняются, Валерий Александрович, и мы не можем знать, что ждет нас завтра. С точностью скажем только одно: нет на свете ничего вечного. И империи, а их было немало в прошлом, ушли в небытие, потому и Россию нельзя представлять только в одном измерении. Она была огромной империей, а на сегодня осталась от нее только нынешняя Россия.

    И потому надо делать все не только для ее сохранения и обеспечения ее целостности, но и для процветания. С тем, чтобы она не числилась, как ныне, в обойме стран с переходной экономикой, а, как об этом мечтал Гоголь, чтобы за ней следовали другие народы и другие государства. Дай Аллах, чтобы мечта эта стала сбыточной. 

    Владимир Жириновский Владимир Жириновский Фото: duma.gov.ru

    ЖИРИНОВСКИЙ ПОШЕЛ НЕСКОЛЬКО ДАЛЬШЕ

    Ибо есть люди, представляющие Россию чуть ли не в королевстве кривых зеркал, пытающиеся вернуть ее в имперское прошлое. Как иначе можно оценить стремление лидера ЛДПР Владимира Жириновского, в своем блоге обозначившего Украину Малороссией, а Россию — Великороссией, слить нас с Беларусью в единое государство и называть его как в былые времена Русью. Правда, чего-либо нового здесь нет. В свое время и Солженицын предлагал объединить Россию, Украину и Белоруссию в единое государство. Жириновский пошел несколько дальше, указав, казалось бы, конкретные пути этого объединения. По нему, сначала появляется общая таможня, затем — тарифы. Устанавливается общий рубль, который по причине обеспечения «огромными ресурсами становится сильнее евро». Можно подумать, что у нынешней России нет таких ресурсов. Тем не менее рубль не становится сильнее евро или доллара. Он, к сожалению, не перестает слабеть. На то есть свои причины, и они, в принципе, обозначены. Не сырьем надо торговать, а продуктами его переработки. И надобно ускоренными темпами развивать экономику. Так, как это происходит в Татарстане.

    Татарстан не пухнет от обилия российских денег, о чем, не зная того, кричит Жириновский, а, наоборот, отправляет в Москву более 75% доходов.

    «После объединения в одну страну людям не стоит ограничивать свободу и должны позволить им говорить на своих языках», — пишет этот господин. Правда, при сохранении одного общего языка. Он не называет, какой это будет язык, но, несомненно, им должен стать русский, поскольку им, как пишет Жириновский, удобнее пользоваться.

    Благосклонный лидер ЛДПР допускает даже сохранение национальных газет, театров и школ. До каких времен? Наверное, до полного «слияния», иначе трудно понять его предложение не указывать в документах национальность людей с тем, чтобы «просто быть гражданами одной страны». Примечательно, он неоднократно употребляет слово «позволить». Пора бы, наконец, усвоить, что народы живут и должны жить не с чьего-то дозволения, а на основе общепризнанных прав на свободное самоопределение.

    Потому государственное объединение республик, если оно вообще возможно, должно осуществиться на основе проведения соответствующих референдумов. Не нужно забывать и о том, что решение о роспуске СССР приняли руководители названных этим господином трех славянских республик.

    Их многие обвиняют в этом. И напрасно, ибо ко времени Беловежской пущи фактически СССР уже не было. К тому времени из него уже вышли прибалтийские республики, Украина, Азербайджан и Грузия. Они лишь засвидетельствовали факт распада страны. И потому, будь сговор в Беловежской пуще или нет, рано или поздно факт распада СССР был бы зафиксирован другим более предпочтительным актом.

    Потому ныне, прежде чем мечтать об объединении республик, необходимо разобраться в причинах распада СССР, однако, как ни прискорбно, этого не происходит. Нет желания признать, что одной из главных причин ухода в небытие союзного государства явилось отсутствие в нем свободы, прав республик и народов. Не нужно стремиться видеть страну в кривом зеркале, а надобно смотреть на ее прошлое и настоящее, сняв с себя имперские шоры. И тогда можно убедиться в том, что никакого слияния республик не будет, ибо народы вкусили прелести свободы и возвращаться в государство, где можно жить только с чьего то «позволения», не хотят. Министр иностранных дел Беларуси Владимир Макеев в одном из интервью сказал: «Сегодня уже несколько поколений выросло в независимом государстве, никто не готов выложить на алтарь судьбы эту независимость». 

    Я НЕ РАССМАТРИВАЮ ЭТИХ ЛЮДЕЙ В ОДНОМ КОНТЕКСТЕ. УПАСИ БОЖЕ

    Тишков и Жириновский — люди разных складов, разного уровня подготовки. Первый — настоящий ученый, с большим кругозором, внесший большой вклад в изучение этнологии и межэтнических отношений в стране. Второго, несмотря на то что у него есть дипломы о присуждении ему ученых степеней, трудно отнести в разряд ученых.

    Я не рассматриваю этих людей в одном контексте. Упаси боже. Их объединяет разве лишь то, что они хотели бы видеть страну в качестве мононационального государства. В то же время они разные. Тишков мягок и лоялен, тогда как Жириновский груб в обращениях с людьми, бесцеремонен. В его лексиконе нет таких понятий, как федерация и тем более конфедерация. Для него завтрашняя Россия  — это единая и неделимая Русь. Возможно, что и с монархом во главе.

    Тишков же так или иначе признает неизбежность до известного времени федеративных и даже конфедеративных отношений. Жириновский же их рьяный противник. Первый — сторонник демократической России, а второй — имперской. Валерий Александрович смотрит в будущее, а Владимир Вольфович — назад. Жириновский — татарофоб, Тишков — доброжелатель для татар и Татарстана.

    Ушел из жизни Разин, замечательный человек, мечтавший о демократической многонациональной России, в которой не было бы народов-пасынков, России, в которой царило бы равноправие и которая стала бы желанным Отечеством для всех своих народов. Память о нем сохранится в сердцах людей. Таковы мои некоторые размышления по поводу его трагической гибели.

    Индус Тагиров

    Тагиров Индус Ризакович родился 24 мая 1936 года в селе Старое Шугурово Татарской АССР. Окончил Казанский государственный университет (1963) и аспирантуру КГУ (1966). Доктор исторических наук (1979).

    С 1966 года — ассистент, с 1975-го — доцент, с 1980-го — профессор кафедры отечественной истории КГУ.

    1980–1995 — декан исторического факультета КГУ (ныне Институт истории КФУ).

    С 1983 года — заведующий кафедрой истории СССР (с 1992-го переименована в кафедру современной отечественной истории), в 2009–2012 годах — заведующий кафедрой отечественной истории.

    С 1994 года — председатель специализированного совета при казанском университете по защите кандидатских и докторских диссертаций. Подготовил 3 докторов и 30 кандидатов наук.

    С 1995 года — академик Академии наук Республики Татарстан.

    1992–2002 — один из организаторов и первый председатель исполкома всемирного конгресса татар.

    1995–2009 — депутат Госсовета РТ.

    Фото на анонсе: «БИЗНЕС Online»
    Мнение авторов блогов не обязательно отражает точку зрения редакции
    Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
    версия для печти

    Комментарии 342