МОИСЕЕВ ЗАДАЛ ВОПРОС УТЯГАНОВУ ОБ УСЛОВИЯХ ЕГО ДОСУДЕБНОГО СОГЛАШЕНИЯ. НО ОТВЕТА НЕ ПОЛУЧИЛ. ЧАСТЬ 69-Я

Вчера в Верховном суде РТ продолжился процесс по делу Владимира Моисеева – одного из участников группировки «Севастопольские». В зале суда по инициативе гособвинения были допрошены осужденные Зуфар Утяганов и Марат Ганеев. Их выслушал и корреспондент "БИЗНЕС Online".

ОТВЕТ УТЯГАНОВА

Вчера в Верховном суде РТ продолжился процесс по делу Владимира Моисеева – одного из ключевых участников группировки «Севастопольские». В зале суда по просьбе стороны гособвинения были допрошены подследственные Зуфар Утяганов и Марат Ганеев.

Гособвинение представлял Радик Гараев. Он обратился к допрашиваемым с вопросами, касающимися предполагаемого лидерства Моисеева в группировке «Севастопольские», его возможной причастности к убийству Маврина и Хайдера.

Первым на вопросы отвечал Утяганов. Вот наиболее интересные фрагменты из его допроса, длившегося около часа:

«Когда Маврин назвал адрес, мы все вышли (из комнаты). Я сказал Сайманову, что Маврина, наверное, не нужно оставлять. Обсуждал я это с Саймановым. Моисеев просто молчаливо стоял».

«Из Санкт-Петербурга приехал Паша Сидоров и сказал, что он нашел место проживания Хайдара Закирова. А мы уже в ближайшее время готовились уезжать отдыхать в Португалию…Я поручил Володе, чтобы он организовал и проконтролировал поездку ребят в Санкт-Петербург».

«Может быть, Моисеев был одним из организаторов (убийства Хайдера). Там был ведь еще и Паша Сидоров».

«Почему Моисеев должен был ехать с нами в Португалию? Он же не был старшим».

«Я к осени сказал (Моисееву), как получится, позвонишь мне (в Португалию) и скажешь, как получилось… Он сообщил мне, что было покушение, но не знает, убит ли Закиров или ранен. После этого я сказал об этом Юсупову, а уже Юсупов позвонил каким-то своим знакомым и сказал, что через какое-то время Закиров в больнице умер».

sud-1.jpg
Марат Ганеев

ПРОТИВОРЕЧИЯ В ПОКАЗАНИЯХ

Утяганов во время допроса часто давал путаные, противоречивые показания в отношении причастности Моисеева к лидерству в ОПС «Севастопольские», убийству Маврина и Хайдера. Четкой и однозначной позиции ни гособвинение, ни защита в оценках так и не увидела. К примеру, в текстах предыдущих показаний резали слух такие фразы:

«После того, как мы узнали всю необходимую информацию от Маврина, я, Сайманов и Моисеев переговорили о том, что нам нужно делать. Втроем мы решили, что Маврина оставлять опасно».

«После смерти Речапова лидерами группировки «Севастопольские» стали я, Сайманов и Моисеев. Радик Юсупов, Андрей Баринов, Азат Губайдуллин считались старшими.

«Моисеев уверил нас, что сам лично организует убийство (Хайдера)»

РАЗГОВОР НАЧИСТОТУ НЕ СОСТОЯЛСЯ

Наблюдая за противоречивыми ответами Утяганова, Моисеев обратился к судье с просьбой разрешить задать вопрос допрашиваемому.

Моисеев задал вопрос Утяганову:

-Вами было заключено досудебное соглашение. Могло ли следствие оказать на вас влияние, угрожая отменой досудебного соглашения?

Судья: - Этот вопрос отводится.

sud-2.jpg
Владимир Моисеев

В УНИСОН БОЛЬШИНСТВУ

Показания Ганеева, личного телохранителя и водителя Сайманова, какой-то конкретики также не выявили. Допрашиваемый заявил, что не осведомлен о какими-то подробностях о Моисееве и обладает информацией лишь со слов остальных членов ОПС, а также полученной в ходе следствия и по материалам дела. Ганеев в своих ответах не отвел Моисееву роль лидера, называя его лишь «старшим» в ОПС «Севастопольские».

ГОСОБВИНЕНИЕ ДОПРОСИТ КИЛЛЕРОВ «ЖИЛКИ»

В финале заседания гособвинение выступило с ходатайством - зачитать в письменном виде показания киллеров «Жилки» Юрия Марухина и Алексея Снежинского. По версии следствия их показания могут внести некоторую ясность в процесс. Но защита обратилась к судье - этапировать заключенных из мест лишения свободы (оба киллера получили пожизненные сроки заключения) для очного запроса. Судья удовлетворил просьбу защиты.

Судебное заседание перенесено на 1 ноября.

sud-3.jpg