Рафинат Яруллин: «Задача ТНХИ-Х — найти все то хорошее в нефтехимии, что есть в России и за рубежом»Рафинат Яруллин: «Задача ТНХИ-Х — найти все то хорошее в нефтехимии, что есть в России и за рубежом»Фото: tatarstan.ru

О задачах ТНХИ-Х: «Мы ищем, рыскаем, находим»

«Если бы у нас сейчас имелась подобная нефтехимия и такое же самолетостроение, как в советское время, Татарстан стал бы непотопляемым… Нефтехимия составляла бы процентов 20–30, а 70–80 процентов — самолетостроение. У нас была бы экономика стабильная, народ жил бы лучше, врачи имели бы более высокую зарплату, учителя бы не уходили со своей работы», — рассуждал в рамках форума «100% Татарстан» гендиректор ОАО «Татнефтехиминвест-холдинг» Рафинат Яруллин. Аксакал нефтехимической промышленности республики дал интервью бывшему пресс-секретарю президента РТ Андрею Кузьмину, в котором ответил на вопросы, что такое ТНХИ-Х, когда республика слезет с нефтяной иглы и зачем вообще нужно перерабатывать нефть, не ограничиваясь ее продажей.

Яруллин напомнил, что «Татнефтехиминвест-холдинг» организовали в 1994 году для координации между предприятиями. «В то время „Нижнекамскнефтехим“ и „Татнефть“ друг друга не понимали, было время, когда денег не имелось. Буквально в течение нескольких лет мы добились того, что и НКНХ стал работать лучше, и рынок „Татнефти“ стабилизировался», — вспоминает он. По его словам, и сегодня многие предприятия не знают друг о друге, например в машиностроительной сфере и IT. А в нефтехимии сейчас с кооперацией, по его словам, нормально, взаимодействие компании наладили, хотя и с оговоркой: как и везде, «мир вертится на отношениях людей».

Уже много лет совет директоров холдинга лично ежемесячно проводит президент РТ Рустам Минниханов, «никому не поручает». Яруллин отметил, что буквально за несколько лет президент «вырос до уровня хорошего, серьезного химика». «По нефтепереработке он сам штабы вел, понимаете? Самому президенту вести штаб — не каждый губернатор может себе позволить», — эмоционально рассказывал он. Задача же ТНХИ-Х — найти все то хорошее в нефтехимии, что есть в России и за рубежом: «Мы ищем, рыскаем, находим. Иногда обнаруживаем проекты, которые сработают через 10 лет, иногда — которые вообще не сработают, но ищем те, которые необходимы сейчас, — инновации».

По словам Яруллина, главное предложение холдинга всегда заключалось в развитии нефтепереработки и нефтехимии. И оно нашло поддержку: раньше в республике перерабатывали всего около 7 млн т нефти в год, а сейчас — порядка 20. «Зачем нужна переработка?» — поинтересовался Кузьмин. Глава ТНХИ-Х пояснил, что одно дело — стоимость нефти, а другое — полиэтилена или полипропилена, который из нее получают. Цены отличаются где в разы, где на проценты, а каждый следующий передел удваивает и утраивает стоимость.

«Раньше в республике перерабатывали всего около 7 млн тонн нефти в год, а сейчас — порядка 20»«Раньше в республике перерабатывали всего около 7 миллионов тонн нефти в год, а сейчас — порядка 20»Фото: «БИЗНЕС Online»

О газохимии и нефтяной игле

«Сейчас очень сложное положение по газу. Турки отказались от строительства „Потока“. Труба стоит — что делать? Столько денег на это потратили. На „Северный поток“ сколько средств затратили — когда он окупится? Мы в 2009 году готовили с Минтимером Шариповичем Шаймиевым программу развития газохимии. Выступали перед Владимиром Владимировичем [Путиным] и Дмитрием Анатольевичем [Медведевым] и говорили, что надо развивать газохимию, — вспомнил Яруллин. Он уточнил, что тогда газ стоил $450 за 1 тыс. кубометров. Сегодня — $78–90, причем цена в России и на экспорт примерно одинаковая. — Если бы начали строить первый передел — метанол или другие проекты, сейчас была бы совсем другая экономика. Имелся бы рынок. Качать газ по трубопроводу сложно, жидкость — гораздо легче».

Зашла речь и об этиленнике ТАИФа. Компания в феврале подписала новый контракт со своим давним турецким партнером — международной строительной компанией «Гемонт», работы по возведению олефинового комплекса для выпуска 600 тыс. т этилена, 270 тыс. т пропилена в год должны завершиться в 2023-м. «Там огромное количество разных продуктов. Но время меняется и смотреть надо на те продукты, которые востребованы на рынке. Нужны новые материалы, иное топливо», — призывал Яруллин. В качестве примера он привел сжиженный природный газ и заявил, что очень благодарен Зеленодольскому судостроительному заводу, который показал всей России, что суда могут работать не на бензине или дизтопливе, а на СПГ. «В первую очередь это экология, а потом — „Газпром“ в таком заинтересован. То же самое и автомобили. Татарстан является одним из лидеров по использованию газомоторного топлива — наверное, в ближайшее время перейдем на СПГ для автомобилей. Это же гораздо интереснее», — предположил Яруллин.

«Мы еще не слезли [с нефтяной иглы] — еще продаем нефть как продукт, к сожалению. Оттуда надо слезать, и чем быстрее, тем лучше, чтобы вся нефть перерабатывалась»«Мы пока не слезли [с нефтяной иглы] — еще продаем нефть как продукт, к сожалению. Оттуда надо слезать, и чем быстрее, тем лучше, чтобы вся нефть перерабатывалась»Фото: «БИЗНЕС Online»

«Когда мы слезем с нефтяной иглы? Или уже слезли?» — поинтересовался у Яруллина Кузьмин. «Мы пока не слезли — еще продаем нефть как продукт, к сожалению. Оттуда надо слезать, и чем быстрее, тем лучше, чтобы вся нефть перерабатывалась. Но делать тот же продукт, который на КОС делался больше 50 лет назад… Нужны новые продукты. Недавно на приемной комиссии одна женщина увидела, что я уже в возрасте, и спросила, как сделать так, чтобы ее сын стал гендиректором „Татнефти“ — на какой факультет поступать. Я сказал, что на любой — если человек толковый, он сможет стать гендиректором любой компании. Те, кто вникает в корень вопроса… Если мы сумеем [наладить] образование в ближайшее время, это будет первый скачок с нефтяной иглы», — заявил Яруллин. Тезис о том, что образование — безусловный приоритет, глава ТНХИ-Х повторил не раз и отвечая на вопрос, какой совет даст молодежи, и размышляя по просьбе Кузьмина над тем, каким мог бы быть его первый указ на посту президента РТ.

Обсудили и добычу сверхвязкой нефти. Яруллин напомнил, что «Татнефть» «крепко взялась за нее», делегация посетила Канаду, взяли их технологии, но переделали их на свой лад, под свою нефть. С каждым годом цифры добычи сверхвязкой нефти увеличиваются. «„Татнефть“ сделала один из лучших бензинов России. Сейчас впереди у них алкилация (к 2022-му компания планирует запустить установку сернокислотного алкилирования — для выпуска высокооктанового компонента бензина — прим. ред.), тогда будет самый лучший бензин», — заверил Яруллин.

Собственник обязан следить, огромные деньги идут на экологию, «Татнефть» и «Нижнекамскнефтехим» отрабатывают эти дела, проверяют, изучают, применяют цифровые технологии»Собственник обязан следить, огромные деньги идут на экологию, «Татнефть» и «Нижнекамскнефтехим» отрабатывают эти дела, проверяют, изучают, применяют цифровые технологии»Фото: «БИЗНЕС Online»

лучшие практики — экологичность и открытость

Рассказывая о том, что сильнее всего удивляет в работе мировых нефтехимических гигантов, Яруллин повторял два слова: экология и открытость. «Меня поразило то, что лучшие предприятия, тот же BASF (крупнейший в мире химический концерн, штаб-квартира в Германии — прим. ред.), работают с людьми. Понятно, что там не конфетная фабрика, хочешь не хочешь — и запах есть, но они объясняют, что и как делают, чтобы этого запаха не было», — признал глава ТНХИ-Х. Яруллин вспомнил, что, например, у «Нэфиса» тоже когда-то были сложности с  запахами вокруг производства, но предприятие «побороло это дело и сейчас нормальная экологическая обстановка».

Впрочем, битва за экологию озера Кабан еще не закончена. По словам главы ТНХИ-Х, до сих пор там продолжаются сбросы с разных кафе: «Это же безобразие!» Водоочисткой, кстати, холдинг тоже активно занимается в последнее время: Яруллин позже в интервью отчитается, что на двух предприятиях — на Высокой Горе и в Лаишевском районе — анализы проб стали стабильно хорошие. А вот в Иннополисе ситуация сложнее — там пять лет не работали очистные сооружения. «Сейчас доводим до кондиции, думаю, к концу года будет полный порядок», — заверил руководитель холдинга, сообщив, что речь идет о технологии вовлечения в процесс (активирования) бактерий. Впрочем, по его словам, пока тех руководителей, которые допускают сбросы, штрафовать не начнут, никто не шевельнется.

А как быть, если жители протестуют против строительства новых химпроизводств, переживая за экологию (Кузьмин напомнил про скандалы вокруг Нижнекамска, которые «постоянно вспыхивают»)? «Должна быть открытость предприятия. Чтобы все школьники смогли проходить, учились, смотрели… Людям самим нужно ставить перед предприятиями экологические задачи. Собственник обязан следить, огромные деньги идут на экологию, „Татнефть“ и „Нижнекамскнефтехим“ отрабатывают эти дела, проверяют, изучают, применяют цифровые технологии», — сказал Яруллин. Причем, по его мнению, и зарплата на заводе тоже должна быть выше — тогда у ребят появится интерес не работать юристами или идти в Щукинское артистами, а заняться производством.

Поднимался на интервью и вопрос инвестиций. Яруллин пояснил, что перечень проектов, куда можно проинвестировать, большой, ведется работа и с АИР, но процесс затормозился из-за коронавируса — даже конференция проходит онлайн. «Онлайн что можно? Переговорить можно, договориться нельзя», — развел руками руководитель ТНХИ-Х. Яруллин признал, что спрос на нефть упал (самолеты не летают, автомобили не бегают), но на некоторые нефтехимические продукты, наоборот, поднялся. Так, «СафПласт» зафиксировал повышение выручки до 30%: «Даже из Америки покупали их поликарбонат, чтобы делать защитные экраны». В целом спрос на нефтехимическую продукцию упал, но незначительно.

«Меня с детства учили быть любознательным. Я всю жизнь задаю вопросы и другим, и самому себе»«Меня с детства учили быть любознательным. Я всю жизнь задаю вопросы и другим, и самому себе»Фото: «БИЗНЕС Online»

О бодрости и прогнозах на будущее

Наконец, Кузьмин спросил, в чем же секрет бодрости почтенного Яруллина. «Меня с детства учили быть любознательным. Я всю жизнь задаю вопросы и другим, и самому себе. Сейчас лафа: включил интернет и на любой вопрос нашел ответ, — ответил тот, рассказав, что всю жизнь собирал книги по нефтехимии. — Из армии привез пятитомник химической энциклопедии. Служил в Якутии, туда в магазин пришла энциклопедия по разнарядке, я ее и привез. А второе — я таблетки не употребляю, стараюсь фармацевтическую продукцию не использовать. У меня есть несколько книг по лекарственным растениям. Я знаю, как их применять».

Говоря о прогнозах на будущее, Яруллин предположил, что через 100 лет в России будут жить высокоинтеллектуальные, высококомпетентные люди, они станут использовать новые материалы, которые даже представить сложно. А на просьбу ведущего представить Татарстан через 10 лет предположил, что появятся новые развязки, сельские дороги. «А города начнут мешаться — народ будет переходить на землю. Давно это надо делать», — заключил Яруллин.