Накануне заслуженный архитектор РТ, соавтор проекта мечети Кул Шариф Айвар Саттаров заявил, что ему отказали в участии в конкуре на создание концепции нового здания театра Камала Накануне заслуженный архитектор РТ, соавтор проекта мечети Кул-Шариф Айвар Саттаров заявил, что ему отказали в участии в конкуре на создание концепции нового здания театра Камала Фото: «БИЗНЕС Online»

«Данная схема организации конкурса показывает, что заказчику ни местные, ни российские архитекторы не нужны!»

Накануне заслуженный архитектор РТ, соавтор проекта мечети Кул-Шариф Айвар Саттаров, заявил, что ему отказали в участии в конкуре на создание концепции нового здания театра им. Камала.

«Организаторы открытого! международного конкурса на архитектурную концепцию! нового здания театра им. Г. Камала очень мило отказали мне в участии. Надо непременно быть юридическим лицом, местные физические лица могут участвовать только в составе консорциума (слово то какое!), т. е. в качестве пристяжной лошадки к иностранному архитектурному бюро, — написал архитектор на своей странице в „Фейсбуке“ (орфография и пунктуация автора здесь и далее сохранены — прим. ред.). — Где вообще Союз архитекторов РТ, где Союз архитекторов России наконец?»

В комментариях под постом развернулось обсуждение позиции архитектора. Саттаров припомнил, как в конкурсе на мечеть Кул-Шариф в 1995 году победил именно как физическое лицо. На тот момент у него не было ни портфолио, ни каких-либо построенных объектов. Для дальнейшей разработки архитектор открыл ООО «Кул-Шариф». «Ни один консорциум или армия проектировщиков еще не создала ни одного архитектурного шедевра, — пишет Саттаров. — Заказчик может привлечь кого угодно! Но все это говорит о том, что архитектурное сообщество в России в глубочайшей жопе! Данная схема организации конкурса на такой значимый объект открыто показывает, что заказчику с кошельком ни местные, ни российские вообще, архитекторы не нужны!»

Отметим, что проект мечети Кул-Шариф разрабатывался командой архитекторов «Татинвестгражданпроекта», в которую входил и Саттаров как один из авторов — участие также принимали, в частности, Шамиль Латыпов, Михаил Сафронов, Искандер Сайфуллин и др. 

65 лет, родился в Тобольске Тюменской области. В 1979 году окончил Московский архитектурный институт, в 1982 году — аспирантуру кафедры жилых и общественных зданий МАРХИ. В 1990 году стал доцентом, в начале 90-х стажировался на архитектурном факультете Римского университета La Sapienza.

В 1996 году творческая проектная группа под руководством Саттарова получила первую премию за проект воссоздания мечети Кул-Шариф в Казанском кремле на республиканском конкурсе. Проект тогда был принят за основу, а сам Айвар Гумарович стал одним из авторов строящейся мечети. В 2006 году за вклад в проектирование и строительство объекта был удостоен звания «Заслуженный архитектор РТ». В 2012 году президент Татарстана Рустам Минниханов вручил ему Государственную премию РТ им. Тукая.

Саттаров — автор 50 научных статей, член союза архитекторов СССР и ТАССР. Специализация — религиозная архитектура, он автор проектов более десятка мечетей. В начале 2000-х Саттаров заведовал кафедрой теории, истории и национальных проблем архитектуры. Участвовал в создании кафедры реставрации и реконструкции архитектурного наследия КИСИ-КГАСУ, а в 2005–2010 годах возглавлял ее.

В беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» Саттаров подчеркнул, что концепция или образ нового театра рождается в голове одного человека. Это не коллективное творчество. «Работа крупных консорциумов уместна при массовой застройке жилых районов, когда на первом плане стоят вопросы комфорта, удобства, — отметил собеседник издания. — Но образные решения нового театра — это целиком компетенция конкретного архитектора, не может образ родиться в головах сотен людей».

В пример Саттаров привел ирако-британского архитектора и дизайнера Заху Хадид. «Она создала всемирно известные образы архитектуры, и сейчас крупные архитектурные бюро лепят проекты по всему миру „а-ля Заха Хадид“, — рассказал он. — Они могут только воспроизводить, но не создавать. Образ же может родиться в голове у кого угодно, как Всевышний пожелает, это божественный творческий акт. Он ниспосылается свыше». По мнению Саттарова, выставленные организаторами ограничения для участников сужают диапазон возможных вариантов нового театра, сокращают число образных решений. «Обидно, что вопросы творческого плана уходят на второй план, они не понимаются заказчиком», — добавил архитектор.

Саттаров припомнил, как в конкурсе на мечеть Кул Шариф в 1995 году победил именно как физическое лицо. На тот момент у него не было ни портфолио, ни каких-либо построенных объектов Саттаров припомнил, как в конкурсе на мечеть Кул-Шариф в 1995 году победил именно как физическое лицо. На тот момент у него не было ни портфолио, ни каких-либо построенных объектов Фото: © Сергей Гунеев, РИА «Новости»

Второй нюанс, который беспокоит Саттарова, связан с отбором заявок участников. «Конкурс проходит в два этапа. В первом этапе экспертная комиссия отсеит участников, которые подали заявки, — удивился архитектор. — Выходит, экспертная комиссия будет решать, кто достоин [разрабатывать концепцию театра], а кто — нет. Но кто дал им это право?» Собеседника издания также оскорбило, что заявку надо отправлять только на английском языке. «Сказали: по-татарски не пишите, только по-английски, — возмутился он. — Вы можете представить, чтобы гимн Татарстана написало юридическое лицо, в составе которой работали бы иностранные музыканты?»

Саттаров подчеркнул, что у него есть собственное представление о том, как будет выглядеть новое здание театра. Но теперь у него нет желания участвовать в конкурсе. «Я помню, как проектировалось здание старого театра имени Камала. Разве оно получилось красивым? Это же сундук какой-то! Чтобы придать ему какой-то национальный колорит, на крыше плитку голубую уложили, которая ни к селу, ни к городу», — вспоминает он.

Позиция организаторов: «Дело не в образе и не в эскизе. Итоговый проект слишком сложен, чтобы его мог создать одиночка»

Что думают по поводу жалоб Саттарова сами организаторы конкурса? Как пояснил «БИЗНЕС Online» основатель группы компаний «Центр», представитель оператора конкурса Сергей Георгиевский, во всей этой истории есть два аспекта.

Первый — Саттарову никто не отказывал в праве на участие. «Мы с удивлением узнали об этой ситуации, — отреагировал Георгиевский на заявление архитектора. — Дело в том, что Айвар Гумарович действительно зарегистрировался на сайте 24 июля в 19:30, он был авторизован на сайте. Но далее заявку на участие мы не получили». По словам Георгиевского, затем на горячую линию поступил звонок с просьбой разъяснить правила для участия и оператор зачитал выдержки из положения о конкурсе, ответив на все вопросы. Действительно, подать заявку на татарском не получится, поскольку рабочие языки конкурса — русский и английский. Однако вся документация — условия конкурса, положение и т. д. — переведены на татарский. «Процедура на этапе подачи заявки в принципе не предусматривает отказа, — добавил Георгиевский. — Поданные документы, заявку рассматривают члены жюри».

Что же до требования, которым ограничивается участие физических лиц, то оно продиктовано техническим заданием. Это не концептуальный конкурс, не конкурс идей, он предполагает последующее проектирование и работу над созданием объекта. А это возможно лишь в командной форме: ни один даже самый гениальный архитектор не способен спроектировать современный театр в одиночку. «По условиям конкурса требуется представить не только эскизный вариант: победитель получает право разработки рабочей документации на следующем этапе конкурса. А она требует работы архитекторов, ландшафтных дизайнеров, инженеров-проектировщиков, инженеров по свету, специалистов по театральной сцене», — пояснил Георгиевский. Так что в любом случае на следующем этапе потребовалось бы создавать организацию. «Если вы посмотрите, все знаменитые, всемирно известные архитекторы работают командами. И даже Заха Хадид, на которую ссылается Айвар Саттаров, это все же Zaha Hadid Architects — команда всемирно известного архитектора, с помощью которой она и создавала шедевры», — резюмировал представитель оператора конкурса.

Накануне организаторы открытого международного конкурса на разработку архитектурной концепции театра Камала объявили о продлении приема заявок до 22 сентября — участников оказалось слишком много Накануне организаторы открытого международного конкурса на разработку архитектурной концепции театра им. Камала объявили о продлении приема заявок до 22 сентября — участников оказалось слишком много Фото: «БИЗНЕС Online»

Более 400 заявок из всех уголков мира и призовой фонд в 5 млн рублей

Накануне организаторы открытого международного конкурса на разработку архитектурной концепции театра им. Камала объявили о продлении приема заявок до 22 сентября — участников оказалось слишком много. На данный момент поступило более 400 регистраций от архитекторов их всех уголков мира. Именно по их просьбам оргкомитет принял решение продлить заявочную кампанию. Это объясняют тем, что конкурсантам нужно больше времени, чтобы ознакомиться со всеми историческими и техническими документами от организаторов — данными о театре, о татарской культуре, об озере Кабан и о территории, на которой будет построено новое здание.

Сроки действительно оказались сжатыми — старт открытого международного конкурса был дан 23 июля на большой сцене театра им. Камала. Его инициаторы — президент РТ Минниханов и Татарский государственный академический театр им. Камала. Конкурс проходит при поддержке правительства РТ, минкульта Татарстана, исполкома Казани и фонда «Институт развития городов  Татарстана». Оператором конкурса выступает международная урбанистическая лаборатория «Центр Lab».

Напомним, участникам предстоит спроектировать новое здание театра им. Камала, которое построят на берегу озера Нижний Кабан на улице Хади Такташа. В конкурсе могут принять участие российские и иностранные архитектурные бюро. Претенденты могут объединиться в консорциумы. В октябре международное жюри под председательством мэра Казани Ильсура Метшина определит 7 финалистов, которые разработают предложения по новому зданию театра.

По словам организаторов, работа с финалистами будет проводиться в очно-заочном формате. В октябре пройдут онлайн-семинары, которые познакомят участников с местностью, погрузят в градостроительный и культурный контекст территории. Воркшопы проведут ведущие эксперты отрасли. Финалисты увидят лучшие спектакли театра им. Камала с переводом на русский и английский языки и познакомятся с труппой театра. Иностранные участники смогут очно посетить Казань в ходе установочного семинара в ноябре, им окажут необходимую визовую поддержку и содействие.

Победителем будет признан автор лучшего конкурсного предложения — его выберут голосованием члены жюри конкурса. За первое место предусмотрено вознаграждение в 2,5 млн рублей, за второе и третье — по 1,5 млн и 1 млн рублей соответственно.

Старт открытого международного конкурса был дан 23 июля на большой сцене театра Камала Старт открытого международного конкурса был дан 23 июля на большой сцене театра им. Камала Фото: «БИЗНЕС Online»

Организатор может внести изменение в положение конкурса?

Что говорится в положении открытого конкурса? Подать заявку может любое юридическое лицо, индивидуальный предприниматель или консорциум юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, желающие принять участие в конкурсе. Под консорциумом здесь понимается объединение двух и более юридических лиц и/или индивидуальных предпринимателей в качестве единого претендента или участника. То есть физических лиц в списке претендентов на заявку в положении нет. Иностранные юридические лица и индивидуальные предприниматели, зарегистрированные за пределами России, могут принимать участие в конкурсе только в составе консорциума. Только после этих формальных процедур и технического отбора заявка считается принятой к рассмотрению.

В положении о конкурсе также говорится, что организатор по собственной инициативе вправе принять решение о внесении изменений в условия конкурса не позднее чем за 3 (три) рабочих дня до даты окончания приема заявок.  То есть теоретически еще не поздно расширить рамки и допустить к участию тех профессиональных архитекторов, которые по каким-то причинам выступают в качестве физических лиц.

По правилам, любой претендент, участник или финалист вправе также направить организатору запрос о разъяснении положений конкурсной документации — в письменном виде по почте или по электронной связи. Организатор, в свою очередь, обязан предоставить ответ на запрос в течение пяти рабочих дней. Задержка в предоставлении ответов не может считаться основанием для продления срока подачи заявки или конкурсных предложений. Как говорят организаторы, письменных запросов Саттаров не отправлял. Что любопытно, разрешение споров, которые могут возникнуть из отношений сторон в связи с проведением конкурса, рассматриваются в Арбитражном суде Москвы.

На этапе отбора участник должен отправить на сайт конкурса свое портфолио, ранее реализованные проекты. Важная часть — эссе, где описывается ключевая идея развития территории и подходы к разработке нового здания театра им. Камала с учетом «уникального имиджа, национальной значимости, преемственности традиций и нацеленности в будущее, потенциала местоположения на берегу озера Кабан и визуализации решений», говорится в положении.

Уже на втором этапе от архитекторов требуется более детальная проработка проекта — с 3D-визуализацией, предложениями по архитектурно-художественному облику фасадов объекта, входной группы и благоустройства территории. Помимо этого, нужно представить видение интеграции театра с окружающим пространством озера Кабан и окружающий ландшафт.  Стратегия функционирования нового пространства театра должна быть основана на текущих проектных инициативах, запросах жителей и туристов. Стоимость реализации объекта также необходимо обосновать.  

Сергей Саначин: «Я считаю, что это отвратительное явление. Особенно учитывая то, что Айвар — де-факто заслуженный специалист в области мусульманской архитектуры»Фото: «БИЗНЕС Online»

«Айвар Гумарович известный специалист, он имеет право предлагать идеи. Но…»

Опрошенные «БИЗНЕС Online» эксперты считают, что Саттаров как один из самых опытных архитекторов должен принять участие в конкурсе. При этом организатор вправе диктовать свои условия, в том числе устанавливать ограничения для физических лиц, считает казанский архитектор-реставратор Степан Новиков.

«Понятно, что Айвар Гумарович — известный специалист и он имеет моральное право участвовать в этом конкурсе, предлагать свои идеи и так далее. Но, если организаторы сейчас пойдут на уступки, множество физлиц захотят тоже подать заявки. Это вопрос спорный», — говорит наш собеседник.

Он обращает внимание на то, что об условиях конкурса было известно заранее. «Есть положение, в котором четко сказано, что должны быть индивидуальные предприниматели или юридические лица. С чем это связано? Понятно, организаторы хотят, чтобы у конкурсантов имелся определенный штат, компетенции, лицензии на проектирование», — поясняет спикер.

По мнению Новикова, если Саттаров действительно имеет какое-то видение, то ему стоит подключиться к какой-то команде. Если же архитектор с действующими правилами не согласен, «это его право». Ограничение для физических лиц вовсе не новая история. К примеру, в конкурсе на реконструкцию ТРЦ «Кольцо» сам Новиков участвовал в составе творческого коллектива, но под эгидой определенной организации. При этом специалисты в данной компании не работали. «Но она была лицензированной, выступала неким гарантом создания проектной документации и тому подобное. Никто же авторства не отнимает: есть компания, а есть авторский коллектив. Может быть, это было слегка напряженно, но мы эти условия тогда выполнили», — добавил эксперт.

Есть и другое мнение. Организаторы конкурса, вероятно, застраховались какой-то бюрократической бумажкой, предположил в беседе с «БИЗНЕС Online» градостроитель и архитектор Сергей Саначин. «Я считаю, что это отвратительное явление. Особенно учитывая то, что Айвар — де-факто заслуженный специалист в области мусульманской архитектуры», — отметил спикер. Запрет для физлиц он называет бюрократическими выкрутасами.

«Кто выиграет от того, что в конкурсе не сможет принять участие заслуженный архитектор? Какая-то совершенно неизвестная мне подоплека у этого решения», — отмечает Саначин. Ситуацию он сравнивает с «заказными конкурсами», которые были в советское время: «Когда участники ничего не платят и организаторы несут большие расходы, понятно, что они долго думают, кого бы пригласить, от кого можно получить результат. А когда конкурс открытый, мне непонятны подобные ограничения».

Ирада Аюпова: «Наш первый, единственный академический национальный театр должен соответствовать всем требованиям, предъявляемым сегодня к театральным процессам и театральному искусству» Ирада Аюпова: «Наш первый, единственный академический национальный театр должен соответствовать всем требованиям, предъявляемым сегодня к театральным процессам и театральному искусству»

Почему театру им. Камала потребовалось новое здание?

Реконструкцию театра анонсировал еще в сентябре 2020-го президент РТ Минниханов во время выступления с посланием Госсовету республики. «Назрела необходимость провести реконструкцию и Татарского государственного академического театра имени Галиаскара Камала. Бережно сохраняя архитектуру и традиции, нам следует более активно использовать современные решения. Главное, чтобы наши объекты культуры стали комфортной средой, в которой хочется проводить время», — говорил руководитель республики.

«Национальный колорит будет сохранен!»: театр им. Камала переедет в новый дом до 2025 года

Изначально рассматривались варианты пристройки или реконструкции здания-паруса 1987 года. Однако на совещании 11 июля было принято решение о строительстве нового здания неподалеку от перекрестка улиц Нурсултана Назарбаева и Хади Такташа, рядом с уже благоустроенной набережной озера Кабан. «Стоит задача спроектировать современный, оснащенный театр, который отразит национальную идентичность, — рассказывала тогда „БИЗНЕС Online“ помощник президента РТ Наталия Фишман-Бекмамбетова. — Обязательное требование для участников международного конкурса — сотрудничество с архитекторами из Татарстана. Инфраструктуру, парковку нового здания разместят под землей, над землей в парковой зоне появится только театр».

Сам выбранный участок под строительство театра площадью 3,5 га известен тем, что здесь до 2020 года планировали вести застройку девелоперы. Самый крупный проект — бизнес-парк на берегу озера — хотела воплотить UD Group (партнерская фирма компании «Унистрой»). Но в прошлом году у застройщиков участки изъяли, но, как это компенсировали, неизвестно. Мэр Казани тогда рассказывал, что на спасенной от застройки территории разобьют дендропарк площадью 3,5 га — аналог парка «Зарядье» с привязкой к республиканской флоре.

Здание театра им. Камала на озере Кабан (улица Татарстан) открыли в 1987 году — сейчас помещения не отвечают требованиям нового времени. Ранее «БИЗНЕС Online» писал, что реконструкции театра им. Камала очень ждут актеры и сотрудники: нужна новая сцена для репетиций, к тому же действующие технические помещения не могут вместить всех сотрудников, поскольку штат расширяется. По словам главного режиссера театра Фарида Бикчантаева, когда театр в конце 80-х переезжал в здание-парус, уже тогда стоял вопрос о его соответствии всем необходимым условиям. Начиная с 2000-х годов было уже два проекта по расширению здания. Но площадь перед существующим театром не может быть застроена, потому что это охранная зона Казанского кремля: стройка также может нарушить и главные архитектурные принципы устройства татарстанской столицы, поэтому принято решение не трогать данную территорию. 

В конце концов, артистам нужна комфортная среда, «чтобы были душевые, нормальный свет в гримерках», объясняла в феврале необходимость реконструкции министр культуры РТ Ирада Аюпова. «Наш первый, единственный академический национальный театр должен соответствовать всем требованиям, предъявляемым сегодня к театральным процессам и театральному искусству», — сказала министр.

27 января жюри огласит вердикт и подведет итоги конкурса. О бюджете самого строительства нового объекта пока информации нет, известно лишь, что площадь объекта — более 20 тыс. кв. метров. Если все пойдет по плану, строительство нового здания для театра им. Камала может завершиться уже в 2025 году.