IMG_8919-----1.jpg

Памятник «зажат» между кредитным домом и пенсионным фондом

ШЕСТЬ БЕЗДЕЙСТВИЙ

ООО «ДРОМ», являющееся владельцем одного из памятников регионального значения – дома Лисицына-Емелина на ул. Пушкина, 10 в Казани, во флигеле которого (уже утраченномред.) родился великий русский певец Федор Шаляпин, инициировало в арбитраже разбирательство против министерства культуры республики.

Компания обвинила ведомство в незаконном бездействии по 6 пунктам.

В том, что оно не приняло решение о возможности проведения работ по сохранению здания как объекта культурного наследия, не определило предмет охраны, не предприняло никаких шагов для включения его в единый госреестр объектов культурного наследия РФ, не оформило охранное обязательство и паспорт. И, наконец, не согласовало проект противоаварийных работ.

Представитель «ДРОМа» Екатерина Забегина пояснила в ходе прошедшего на днях судебного заседания, что республика приняла здание на охрану в 1997 году «не в соответствии с законом»: не была проведена обязательная еще с советских времен государственная историко-культурная экспертиза.

По ее словам, предпринимать какие-либо шаги, в том числе противоаварийные работы, владелец памятника может только на основании экспертизы или паспорта с утвержденным предметом охраны объекта. Но паспорт выдается на основании данных единого госреестра РФ, который ведется с 2002 года, а дом в нем не зарегистрирован. Более того, в реестр документы могут быть поданы только с экспертизой - ее у минкульта РТ тоже нет. «Что нам остается? Проводить экспертизу и в соответствии с ней просить министерство выполнить свои обязанности», - обрисовала ситуацию Забегина.

13 марта компания получила заключение экспертов и подала материалы в министерство. А спустя месяц получила отрицательный ответ…

IMG_8922--------2.jpg
В доме №10 на ул. Пушкина жил после рождения Федор Шаляпин

В свою очередь, минкульт подал встречный иск – с требованием заключить охранное обязательство. Уже во время разбирательства в арбитраже, в июле, он издал приказ об утверждении предмета охраны, определив его самостоятельно. Охранное обязательство было направлено владельцу здания, но тот его не подписал. «Закон (2002 годаред.) не позволяет определять предмет охраны без заключения экспертов», - констатируют в «ДРОМе».

«НЕ МОЖЕМ ПОДВИНУТЬ НИ ОДИН КАМЕНЬ»

Гендиректор ООО «ДРОМ» Кирилл Лямкин рассказал газете «БИЗНЕС Online», что компания купила трехэтажный дом на ул. Пушкина (он «зажат» между кредитным домом и пенсионным фондом) на торгах около года назад: «Это было коммерческое приобретение с целью использовать под офисный центр».

«Минкульт письменно уведомил нас о том, что этот дом - объект культурного наследия. Он связан с именем Федора Шаляпина. В располагавшемся во дворе деревянном флигеле, который не сохранился, он родился. А в доме жил первые два года», - рассказывает гендиректор «ДРОМа».Ситуация с памятником, как выяснилось, сложная: «Крыши нет, и уже давно, может быть, с начала 2000-х годов. А внутри здания столько мусора скопилось, что даже зайти проблематично. Да и вид самого памятника изнутри удручающий, фактически это полуразвалины».

По его словам, еще летом владельцы встречались на самом объекте с представителями минкульта: «Дом, действительно, находится в плачевном состоянии. С ним нужно срочно что-то делать. Но мы ни один камень не можем подвинуть без согласования с контрольно-надзорными органам. Иначе - обращение в прокуратуру. И вплоть до уголовной ответственности». Директор фирмы-владельца отметил, что даже уборку мусора (обошлась в 2,5 млн. рублей) пришлось согласовывать с минкультом. По его словам, «чтобы здание просто-напросто не рухнуло», компания как раз и просила утвердить проект противоаварийных работ.

ИСТОРИЧЕСКУЮ ЦЕННОСТЬ ИМЕЕТ ТОЛЬКО ФАСАД

Лямкин рассказал газете «БИЗНЕС Online», что историко-культурную экспертизу – работа дорогостоящая (стоит около 1 млн. рублей) и штучная – компания поручила трем квалифицированным специалистам из Санкт-Петербурга. Они рассматривали само здание, поднимали архивные документы, а также дневники Шаляпина, автобиографические книги современников, фото из семейного архива.

IMG_0714 -  3.jpg

Кирилл Лямкин: «Минкульт предлагает заключить
охранное обязательство, в котором миллион пунктов»

Эксперты установили, что дом имеет 150-летнюю историю, он был построен в 60-е годы XIX века - 10-е годы XX века и дважды перестраивался. Им последовательно владели Павел Лисицын, его сын Иван, а в начале XX века купила Биби Багаутдинова. По их мнению, дом формирует облик старой Казани, дает представление об архитектуре провинциальной империи XIX века. Они выявили два объекта охраны: археологический слой и достопримечательное место «Памятник истории и культуры дом Лисицына-Багаутдиновой» - более актуальное с исторической точки зрения название. Согласно заключению, главный предмет защиты, представляющий историческую ценность, - фасад здания. Остальные его части фактически утрачены и восстановлению не подлежат. В целом, по мнению экспертов, дом находится в крайне аварийном состоянии.

Отметим, что в сентябре этого года объект во время экскурсии по историческому центру Казани осмотрел президент РТ Рустам Минниханов. Сообщалось, что президент поручил тогда минкульту разработать для компании-застройщика техзадание по восстановительным работам, речь шла о создании здесь дома-музея Шаляпина.

УПЕРЛИСЬ В ПРЕДМЕТ ОХРАНЫ

Как оказалось, минкульт разошелся в оценке ценности памятника с его владельцем. «Мы не согласны с экспертизой «ДРОМа». Наша позиция: должна быть сохранена вся конструкция дома. Каждое здание с исторической и культурной точки зрения ценно само по себе, но никак не стеной, не кирпичом, не окном», - заявил в суде представитель минкульта Андрей Железнов-Липец.

«Все уперлось в предмет охраны - те конструкции или фрагменты памятника, которые необходимо сохранять. Фактически все работы, которые хочет провести истец, заточены под него, - отметил он. - Если будет предмет охраны, предлагаемый «ДРОМом», - будет один проект реставрационных и противоаварийных работ. Будет тот, на котором настаиваем мы, проект будет другой».

4.jpg
Так некогда выглядел дом купца-старообрядца Павла Лисицына

Охранное обязательство на этот предмет было заключено у минкульта с прежним собственником – ЗАО «Служба доставки». Но, как выяснилось, от «ДРОМа» ведомство требовать его соблюдения не может - в договоре-купли продажи обременение не указано. Железнов-Липец не исключил, что сделка купли-продажи – умышленная схема: «Есть основание полагать, что фирмы аффилированы. Перекинули с одной на другую, чтобы уйти от исполнения охранного обязательства…»

«Опасаемся, что будет создан прецедент - если согласимся с их предметом охраны, они могут снести практически все здание, оставив одну стену. А ее сохранить технически невозможно», - сказал он. В то же время Железнов-Липец признал, что такой прецедент уже есть – гостиница «Казань», фасад которой «движется», по этой причине от него то и дело «откусывают» фрагменты.

Одним из аргументов в споре стали полномочия экспертов. Минкульт зацепился за то, что авторы заключения «ДРОМа» были аттестованы еще Росохранкультуры. Однако теперь требуется аттестация ее преемника в вопросе охраны памятников – минкульта РФ.

5.jpg
Министерство культуры и собственник никак не сойдутся во мнении, что именно сохранять

Железнов-Липец просил назначить судебную экспертизу по предмету охраны. По его словам, минкульт готов понести расходы, а предлагаемый им эксперт, Фарида Забирова, уже прошла экзамен в минкульте РФ.

Впрочем, Забегина отметила, что у их оппонентов был инструмент на случай несогласия с экспертизой «ДРОМа» – провести свою, но до суда: «В этом случае мы не имели бы никакой возможности обратиться в арбитраж».

МИНКУЛЬТ ТРЕБУЕТ ВОССТАНОВИТЬ НЕ ТО, ЧТО НАДО ОХРАНЯТЬ

Минкульт настаивает на предмете охраны согласно постановлению кабмина РТ 1997 года – достопримечательное место «Городская усадьба Лисицына-Емелина». «Нам предлагают заключить охранное обязательство, в котором миллион пунктов. То есть мы должны восстановить здание полностью – от крыльца до крыши, включая огромное количество внутренних элементов (их перечень занимает больше трех страниц), которых по факту уже не существует, а также деревянный флигель», - отметил газете «БИЗНЕС Online» Лямкин. «Понятно, что городу и республике есть резон все это восстановить, раньше сюда водили экскурсии. Мы эти требования не считаем законными, помимо того, что они очень обременительны с коммерческой точки зрения, минкульт, на наш взгляд, требует восстановить не то, что надо охранять», - говорит он.

НЕПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫЕ ШАГИ

К настоящему времени противостояние между минкультом и ООО «ДРОМ» уже вышло за рамки одного судебного процесса.

13 ноября министерство подало иск в арбитраж о признании недействительной госрегистрации перехода права собственности на здание от ЗАО «Служба доставки» к ООО «ДРОМ» - на том основании, что в договоре купли-продажи не были прописаны, как того требует законодательство, условия охранного обязательства.

6.jpg
В 1912 году легендарный бас снялся на фоне флигеля,
в котором родился

В свою очередь, на 11 декабря назначено рассмотрение иска ООО «ДРОМ» - о признании недействительным приказа министра культуры об определении предмета охраны. «Он был определен лицом, которое в принципе не может этого делать, поскольку не является экспертом, пусть даже это министр культуры», - обосновывает заявление «ДРОМ». В связи с этим минкульт заявил ходатайство о приостановлении рассмотрения первого иска «ДРОМа» до тех пор, пока не будут рассмотрены два других заявления.

Рассматривавший дело судья Фарит Шайдуллин констатировал, что стороны спора предпринимают непоследовательные шаги, между тем памятники «имеют свойство разрушаться просто на глазах», тем не менее рассмотрение дела приостановил.

То, что задержка в работах дому явно не на пользу, признает и собственник. «Один период замерзания-оттаивания – серьезный удар по любому объекту. Тем более если у него нет крыши», - говорит Лямкин. Впрочем, уже после заседания директор «ДРОМа» сообщил газете «БИЗНЕС Online», что минкульт все же в виде исключения сделал шаг навстречу владельцу – выдал заключение о возможности проведения противоаварийных работ с тем, чтобы можно было «хотя бы законсервировать здание - закрыть фасад и сверху установить настил».

IMG_0745-   7.jpg
Андрей Железнов-Липец: «Каждый дом ценен сам по себе, но никак не стеной, не кирпичом, не окном»

О ШАЛЯПИНЕ В КАЗАНИ НАПОМИНАЮТ ТОЛЬКО ЦЕРКВИ

Своим мнением о возникшей ситуации с газетой "БИЗНЕС Online" поделились эксперты.

Альфия Тутаева – президент казанского общества любителей творчества Шаляпина:

- То, что Федор Иванович Шаляпин родился 1 (13) февраля 1873 года во флигеле дома №10 на улице Пушкина, это однозначно. Деревянный флигель стоял во дворе и был снесен в 20-е годы XX века. А в самом доме Шаляпин жил, по одним данным, первые два года, по другим – и позже. Это подтверждено фотографиями. Наш знаменитый земляк приезжал в Казань в 1912 году, и местный фотограф Сотников сделал ряд его снимков на фоне флигеля.

Не знаю, какие планы связаны с этим домом. Но о его восстановлении целиком уже не может быть речи. Смысл? Сегодня многое утрачено.

И он уже не представляет той ценности, которая могла бы быть, когда дом еще был «живой». Он очень долго стоял, рушился. Потом исчезла уже сама среда. С точки зрения историка был очень ценен двор этого дома - заходя туда, вы как бы попадали в эпоху Шаляпина. Сейчас ничего этого нет – вся ценность выхолощена.

От Шаляпина в Казани фактически остались, наверно, только церкви – Варваринская, Духосошествинская, Благовещенский собор и другие, в которых он пел. Несколько домов, в которых маленький Федя выступал как хорист. И музыкальное училище – там была управа, в которой он работал писцом.

IMG_0753-   8.jpg
Прецедент уже есть – гостиница «Казань». Ее фасад «движется», из-за чего от него «откусывают» фрагмент за фрагментом

Конечно, было бы здорово, если бы был Шаляпинский дом. Особенно если в нем разместить его музей, как еще при жизни хотел петербуржец Юрий Федорович Котляров - автор летописи жизни и творчества Федора Ивановича Шаляпина. Мы несколько раз пытались сделать это, но в итоге все куда-то уходило.

А теперь чем насыщать такой музей - вопрос. Он, безусловно, должен работать на подлинных материалах. И некоторыми из них владеет казанский музей Горького, где существует одна из старейших в мире выставок нашего знаменитого земляка. Она была создана в 1967 - 1968 годах с помощью дочери Шаляпина Ирины, которая передала около 60 личных вещей отца. После реконструкции большой Шаляпинский зал станет еще более усовершенствованным. И, как мне кажется, жизнь легендарного баса могла бы существовать там и дальше.

Сергей Саначин – архитектор и краевед:

- Министерство культуры само довело ситуацию до того, что каждый застройщик нанимает по собственной инициативе экспертов и делает экспертизы - дает ли им взятку, не дает… Им можно заплатить две копейки, а можно и подарить дачу в Боровом Матюшино. Это с одной стороны.

А с другой – то, что министерство культуры все это дело тянет. Я вообще не понимаю, чем оно занимается в последнее время. Там ликвидирован научно-методический совет, членом которого я тоже являлся. Теперь никто ничего не собирает. Я думаю, сейчас там, наверное, началась какая-то монополия Персовой. Ну и, конечно, она в единственном лице ничего не успевает делать. Поэтому застройщики и берутся проявлять инициативу, которую они не имеют право проявлять.

Конечно же, минкульт мог бы дать разъяснение к закону. Во многих городах, например в Санкт-Петербурге, существуют пособия для застройщиков. В них изложены азы для тех, кто реставрирует памятники.

У нас в Казани минкульту и минстрою тоже пора бы уже сделать такое совместное пособие. В одном из его пунктов было бы написано: никакой застройщик не имеет право нанимать свою частную экспертизу - экспертиза должна быть независимая.

ЗАКАЗЧИКИ СЧИТАЮТ ОТ РУБЛЯ

Ренат Мухитов - завкафедрой реставрации и реконструкции архитектурного наследия КГАСУ:

- Ценность объектов может быть разной: архитектурной или связанной с именами известных людей. Это всегда проблематичный вопрос в архитектурной среде.

Очень часто проектировщики - не реставраторы - к памятникам относятся не то чтобы равнодушно, но просто считают, что, если нет архитектурной значимости, а только историческая, на здании можно повесить доску. И этого будет достаточно. Такие примеры есть.

9.jpg
Судьба дома, скрытого от посторонних глаз, решается в арбитраже

Но вся беда в том, что когда начинают такие объекты сносить, то пропадает среда. Это же масштаб. Мы просто не до конца понимаем качество этой среды. Нам нравится ездить отдыхать за границу. Радуемся: какое мощение, витрины! А комплексности нет. Это большая беда и для Казани: вместо брусчатки – асфальт, вместо витрины – заложенная витрина. Вывески нет, окна переделываются. Конечно, это печально. У нас очень мало что осталось. И если есть возможность, надо это любыми возможностями сохранить.

Почему владелец не хочет строить – понятно. У него интерес в деньгах. А интерес к среде, к тому, как этот его объект будет смотреться дальше, отходит на второй план. К сожалению, это так.

Очень многие берут объекты реставрации с последующей перепродажей. А принижение ценности здания - только фасад или фрагмент - дает возможность проводить реконструкцию в очень больших масштабах. Уничтожается внутренняя планировка, интерьеры или какие-то ценные вещи в них: пропадают лестницы, печи. К сожалению, утрат очень много. К этому нужно относиться очень взвешенно.

Сегодня, как мне кажется, к историческому наследию стали относиться более внимательно. Например, восстанавливают дома в Старо-Татарской слободе. Конечно, это не совсем реставрация – очень много новоделов под старину. Но все-таки лучше, чем ничего.

А улица Пушкина - одна из немногих, имеющая хорошую масштабную среду. Хотя там тоже есть проблемные дома. Среду разрывает университетский комплекс, диссонируют и здания новой постройки.

Беда в том, что эту среду не пытаются сохранить даже через благоустройство, через первые этажи. Получается грубо. Мы видим заплаточную застройку. Зачем ее спасать? Можно засадить деревьями, сделать какие-то ширмы. Обидно, когда мы видим оригинал, могли бы это сделать и больше, и качественнее.

Мировой опыт в этом плане сегодня богатый. Жалко, что им не пользуются. И застройщики это тоже не всегда понимают. Они считают от рубля: меньше потратить, больше получить. Увы, от такого менталитета уйти очень сложно.

Газета "БИЗНЕС Online" будет следить за развитием событий вокруг дома Шаляпина.

Фото с сайта history-kazan.ru

Справка

ООО «ДРОМ» (Казань) учреждено 6 января 2007 года. Уставный капитал составляет 10 тыс. рублей.

Виды деятельности – разборка и снос зданий, земляные работы (основной),

общестроительные работы по возведению зданий.

Согласно СПАРК, по состоянию на 13 июля этого года единственным владельцем являлось ООО «Производственно-коммерческий центр ИМКЦ» (Казань, ул. Баумана, 11/12, кв. 1).

Основными владельцами ООО ПКЦ «ИМКЦ» являются Фрадия Имамова (42, 84 % УК) и Мукатдис Имамов (42%).

ЗАО «Служба доставки» (Казань). Владельцем 100% УК, оцениваемого в 10 тыс. рублей, является ОАО «Анкор банк сбережений».