460.jpg
Генерирующая компания Раузила Хазиева подала иск к таифовской «ТГК-16» о признании ничтожной сделки купли-продажи Нижнекамской ТЭЦ-1 и Казанской ТЭЦ-3

ПРОДАЖА ДВУХ ТЭЦ – АНТИСОЦИАЛЬНАЯ СДЕЛКА?

ОАО «Генерирующая компания» (ГК) подало в Арбитражный суд РТ иск к ОАО «ТГК-16» о признании сделки купли-продажи двух станций – Нижнекамской ТЭЦ-1 и Казанской ТЭЦ-3 – ничтожной. Напомним, что мегасделка в 6,6 млрд. рублей была заключена в июне 2010 года.

В распоряжении газеты «БИЗНЕС Online» оказалась копия искового заявления в арбитраж РТ. Все претензии по сделке изложены на 8 страницах за подписью генерального директора ГК Раузила Хазиева, в качестве третьих лиц по делу компания привлекает ТАИФ, «Таттеплосбыт» и даже кабинет министров РТ.

ГК просит признать сделку ничтожной на основании четырех пунктов. Остановимся на каждом из них.

Первый. Как указано в исковом заявлении, «ответчик в нарушение ст. 10 ГК РФ использовал принадлежащие ему гражданские права не по назначению». Истец ссылается на директиву кабмина РТ, в рамках которой «передача двух наиболее эффективных станций в интересах группы «ТАИФ» состоялась на условии сохранения перекрестного субсидирования и выделения группой средств на льготы по тарифам для населения». Однако ТАИФ данные соглашения не выполнил, утверждает истец. Соответственно, делает он вывод, «покупатель злоупотребил своим правом на преимущественное заключение договоров».

Второе. ГК настаивает, что ответчик злоупотребил правом, и это привело к имущественному ущербу ГК. «Отказ крупных потребителей (здесь имеются в виду прежде всего "Нижнекамскнефтехим" и "Казаньоргсинтез"ред.) от оплаты приобретенной энергии и полный переход на прямые расчеты с ТГК-16 означает отсутствие поступлений в возмещение затрат энергоснабжающей организации за реализацию тепловой энергии и, как следствие, ведет к невозможности сохранения перекрестного субсидирования». В данном пункте истец указывает, что отказ от "перекрестки" привел к реальному ущербу для ГК в размере 3,3 млрд. рублей.

Третье. Руководство ГК убеждено, что у ТАИФа изначально отсутствовало намерение нести социальную нагрузку. Как указал в исковом заявлении Хазиев, компания «ТГК-16» преследовала цель увеличения стоимости тепловой энергии и теплоносителя для населения за счет снижения стоимости тепловой энергии для промышленных потребителей, входящих в одну группу с ОАО «ТГК-16». Помимо этого, истец уверен, что уставный капитал ТГК-16 «не позволяет рассчитывать на долгосрочную перспективу деятельности данной компании» и «в совокупности с отказом группой "ТАИФ" от сохранения перекрестного субсидирования не отвечает требованиям социально направленного поведения субъекта предпринимательской деятельности». Истец убежден, что сделка по продаже станций антисоциальна, поскольку группа "ТАИФ" ставила цель «на приобретение экономических преимуществ для определенной группы юридических лиц». Помимо этого, авторы иска ссылаются на определение Конституционного суда, которое разъясняет ст. 169 ГК РФ, квалифицирующую признаки антисоциальной сделки. То есть данная сделка преследует цель, которая не просто не отвечает закону и нормам морали, «а противоречит – заведомо и очевидно для участников гражданского оборота – основам правопорядка и нравственности».

Четвертое. ГК утверждает, что сделка была заключена с нарушением законодательной процедуры заключения подобных сделок. В чем это выражается? Судя по изложению данного пункта, можно предположить, что стоимость продаваемых станций была изначально занижена в два раза. Причем предпродажная оценка станций компанией American Appraisal (она оценила НТЭЦ-1 в 3,093 млрд. рублей и КТЭЦ-3 – в 1,923 млрд.) существенно отличается от оценки независимого эксперта - ООО «Центр профессиональной оценки», которое определило рыночную стоимость станций в 5,134 млрд. рублей (НТЭЦ-1) и 4,393 млрд. рублей (КТЭЦ-3). Таким образом, полагает истец, разница между рыночной ценой и предпродажной составила более 4,5 млрд. рублей, а это указывает на то, что для продавца данная сделка была невыгодной и нецелесообразной.

Истец резюмирует: «Вышеперечисленные факты и обстоятельства свидетельствуют о том, что покупатель злоупотребил правом при заключении договора купли-продажи <…> в связи с чем, указанные договоры являются ничтожными в связи с их противоречием статьи 10 ГК РФ, а также их антисоциальным характером».

Предварительное слушание по делу состоится уже 15 апреля. Генеральный директор ОАО «ТГК-16» Рамиль Хусаинов, которого газета «БИЗНЕС Online» попросила прояснить ситуацию, уклонился от комментария, заявив, что, по его мнению, газета освещает конфликт слишком однобоко (Заявление само себе странное! В ответ на него мы предлагаем компании дать развернутое интервью на страницах нашей газеты, чтобы иметь возможнсть расставить все точки над i ). В свою очередь, ушел в глухую оборону и руководитель пресс-службы группы "ТАИФ" Дмитрий Неманов, сообщив, что компания до решения суда воздержится от комментариев.

В общем, можно признать, что первый раунд борьбы – идеологический – ТАИФ уже проигрывает: отсутствие внятной позиции в публичном споре (тем более тогда, когда тебя обвиняют чуть ли в действиях с «антисоциальным характером») – это заявка на то, что во втором раунде, судебном, преимущество будет у атакующей стороны. Правда-то, получается, на ее стороне. Или нет, уважаемый господин Неманов?

«МОЖНО И ОБРАТНО ВЫКУПИТЬ»

Напомним, что активы ГК (тогда они принадлежали еще ее предшественнице ОАО «Татэнерго») были проданы группе "ТАИФ" в 2010 году. На базе купленных ТЭЦ она создала свою генерирующую компанию – ОАО «ТГК-16». Сделка была совершена в июне 2010 года. Две станции суммарной энергетической мощностью 1300 мВт и 5643 Гкал/ч тепловой мощности (на момент продажи активов) были проданы за 6,6 млрд. рублей. По условиям сделки, ТАИФ должен был выплатить треть суммы сразу после заключения договора, остальное – в течение пяти лет.

Изначально станции предназначались для «Казаньоргсинтеза» и «Нижнекамскнефтехима», затем к ним подключился и ТАИФ-НК. Предполагалось, что этой сделкой будут убиты два зайца: ТАИФ получит собственный недорогой источник энергии, что позволит повысить конкурентоспособность входящих в группу предприятий, а ГК за счет средств от продажи станций сможет реализовать свои инвестиционные проекты. В отчете ГК за 2010 год причины продажи станций объясняются следующим образом: «Продажа имущественных комплексов ОАО «Генерирующая компания» (филиалов КТЭЦ-3, НКТЭЦ) в 2010 году была осуществлена с целью восстановления и обновления основных производственных фондов компании. Реализация собственного имущества позволяет компании в будущем вкладывать полученные средства в реализацию крупных инвестиционных проектов по реконструкции производства».

Однако благие намерения сторон в конечном итоге привели к конфликту.

Камнем преткновения стало перекрестное субсидирование - нести его ТАИФ вроде как отказался, подключив собственные аффилированные компании по прямым договорам, то есть без учета социальной составляющей, которую несли все крупные потребители энергии в Татарстане.

Напомним, что при заключении сделки купли-продажи станций между ТАИФом и правительством РТ были подписаны протоколы, в соответствии с которыми группа компаний принимала на себя обязательство в течение пяти лет нести бремя перекрестного субсидирования солидарно с другими предприятиями республики. Однако, получив в собственность ТЭЦ, ТГК-16 в одностороннем порядке разорвала все прежние договоренности. Выпадение столь крупной компании из солидарного котла перекрестки сильно ударило по Генкомпании: предприятие стало нести убытки, так как разница между реальной стоимостью энергии и оплачиваемой за нее населением достигала 60%. Свой демарш ТАИФ объяснял нелигитимностью «Таттеплосбыта», включенного в схему поставки тепла. Тем не менее в мае 2011 года в Одиннадцатом арбитражном апелляционном суде «Таттеплосбыт» был признан законной теплоснабжающей организацией. Противостояние двух хозяйствующих субъектов неоднократно становилось поводом для вмешательства президента РТ Рустама Минниханова, в том числе публичных.

Так, в мае 2011 года на совещании в кабмине Хазиев (на тот момент – председатель госкомитета РТ по тарифам) сообщил: «По перекрестному субсидированию ТГК-16 намерен оставить его только для тех потребителей, кто присоединен напрямую к коллекторам к ТЭЦ. Альберт Кашафович (гендиректор ОАО «ТАИФ» Альберт Шигабутдинов авт.) для размышления взял срок до понедельника». Эти слова вызвали возмущение президента: «Если в течение недели не сможете принять решения, то соберем Совет безопасности, - пообещал Минниханов. - Сейчас всем тяжело. Вот отдельно и рассмотрим. Понятно, что нефтехимия требует своей генерации. Когда ТЭЦ брали, были поставлены условия, достигнуты договоренности. Откуда мы должны сейчас брать тепло? Когда у Минтимера Шариповича подписывали протокол, то это все обговаривали. ТЭЦ можно и обратно выкупить».

view_353172_202358.jpg
Рустам Минниханов Ильшату Фардиеву (справа): «Получается, что конструкция, которую вы предложили, Ильшат Шаехович, не работает. Ничего не вложено, а единую энергосистему разрушили»

Спустя три месяца, в конце июля 2011 года, история получила продолжение. На очередном совещании с активом республики, где вновь всплыл вопрос о «перекрестке», Минниханов вдруг решил прояснить одну важную деталь. Он сообщил, что при покупке двух ТЭЦ ТАИФ воспользовался суперльготными условиями и не заплатил ни копейки из собственных средств: «Ничего не дали. Через Сбербанк был оформлен кредит, ТАИФ заложил банку эти две ТЭЦ и рассчитался. Собственных средств перечислено не было», - заявил президент и резко отреагировал на выступление Ильшата Фардиева (в то время – министра энергетики РТ), который сообщил, что ТГК-16 не выполняет договоренности по балансовой выработке энергии: «Когда проводили выход этих активов, этот вопрос обсуждался. Получается, что конструкция, которую вы предложили, Ильшат Шаехович, не работает. Первый виновный – это вы, а второй – это я. Виноват, что согласился на эту схему. Ничего не вложено, а единую энергосистему разрушили. Единого управления нет. Кроме коллапса, мы ничего не получили. Ничего не инвестировали в эти активы! Никто ничего не заработал и не создал! Все это республиканское. Когда я вам говорил, что нужно решить этот вопрос, три месяца прошло, а вы ко мне только на совещании обращаетесь. Можно переоформить на Генерирующую компанию и деньги вернуть. Можно инициировать судебные разбирательства».

Но и после грозных заявлений первого лица республики ситуация на энергетическом рынке РТ не поменялась: ТАИФ продолжал гнуть свою линию, Генкомпания – нести убытки. ТАИФ смог «продавить» ликвидацию перекрестки с 1 сентября 2012 года.

Напомним, что ранее сообщалось о постепенном уходе (с 1 января 2013 года) от перекрестного субсидирования. Причем имелась информация, что график поэтапной (в течение пяти лет) ликвидации «перекрестки» уже был подготовлен, документ лишь ждал отмашки правительства. Однако впоследствии совершенно неожиданно тема была отыграна: субсидирование, как на том изначально настаивал ТАИФ, было отменено одномоментно, и цены на тепло для населения резко взлетели – в два раза и более. Правительству пришлось раскошелиться, направив на сглаживание роста тарифов 7 млрд. рублей (эта сумма будет выплачена населению ориентировочно в течение трех лет). На этом фоне казанский Кремль резко перетасовал менеджмент энергетических компаний, заодно ликвидировав отраслевое министерство.

Казалось, что теперь-то уж всех все должно устраивать. Но противостояние между государственной и частной энергокомпаниями лишь усилилось. Только в этом году компания "ТГК-16" инициировала ряд исков по отношению к «Таттеплосбыту», а также госкомитету РТ по тарифам, которому выставлялись претензии в неустановлении тарифов для конечного потребителя в Нижнекамске. По сути же, в Нижнекамске развернулась настоящая борьба за статус единой теплоснабжающей организации, которой в итоге стала Генкомпания.

Но ГК тоже не осталась внакладе и выставила иск о признании сделки купли-продажи двух ТЭЦ ничтожной. По сути, данный иск свидетельствует об одном: терпение властей республики все же лопнуло, и они перешли от грозных заявлений к делу. Очевидно и то, что новое руководство ГК не стало бы предпринимать столь рискованных шагов без одобрения с самого верха.

«ГЕНКОМПАНИИ СТАНЦИИ НЕ НУЖНЫ, ОНИ ЖДУТ КОМПЕНСАЦИИ СВОИХ УБЫТКОВ»

По мнению председателя комитета Госсовета РТ по экономике, инвестициям Марата Галеева, все эта ситуация – итог «кривых» реформ, что проводились в энергетике по всей стране, в том числе и в РТ. «С одной стороны, мы имеем опыт одного котла с высокой степенью монополизации, здесь контроль над монополиями должен быть усилен – это однозначно. Государство же не очень хорошо с этим справлялось. Это одно. С другой стороны, нет никакого опыта работы в конкурентных принципах в энергетике. Реформа, что проводилась в энергетике, к реальной конкуренции не привела».

Комментируя спор между двумя компаниями, Галеев предположил: «Когда эти станции продавались по ценам ниже рыночных, и – я это особо подчеркиваю – они были передовыми в технологическом плане (остальные – древние), тогда ТАИФу были выставлены определенные условия. И, насколько я понимаю, Генкомпания напирает на то, что эти условия не выполнялись».

По мнению ведущего эксперта УК «Финам» Дмитрия Баранова, ситуация совершенно типичная, в ней нет ничего сверхъестественного. «Подобные ситуации не редкость в российском бизнесе, причем с активами разных размеров. В данном случае это произошло с ТЭЦ. Стоит отметить, что этот конфликт имеет довольно давнюю историю. Так, в мае 2011 года президент Татарстана Минниханов заявил, в частности, что «ТЭЦ можно и обратно выкупить». Тогда как раз решался вопрос о субсидиях потребителям и кто их должен предоставлять. Также господин Минниханов сказал тогда весьма примечательную фразу: «Когда ТЭЦ брали, были поставлены условия, достигнуты договоренности». Так что нынешние события можно отчасти трактовать так, что компания "ТАИФ" не выполнила своих обязательств либо выполнила их не в полном объеме».

Что касается возврата активов, то здесь, теоретически, не должно возникнуть каких-то особых проблем, полагает Баранов. Он также считает, что расторжение сделки может произойти либо по договоренности сторон, либо (если они имеют разные точки зрения на данную ситуацию) может рассматриваться в судебном порядке. Кроме того, возможен и некий комбинированный вариант, когда стороны договорятся по расторжению сделки самостоятельно, а вот вопрос денежной компенсации будут обсуждать в суде.

«Ведь за годы владения этими ТЭЦ ТАИФ вкладывал средства в их развитие и модернизацию, а значит, возвращенной ему стоимости двух ТЭЦ может оказаться недостаточно, к тому же и инфляция все эти годы не стояла на месте. Естественно, что если дело по расторжению сделки дойдет до суда, то сразу можно сказать, что процесс будет весьма длительным, ведь суду предстоит рассматривать весь пакет документов и выслушивать доводы каждой из сторон. Ведь нарушение договоренностей республике или "Татэнерго", продавцу ТЭЦ, придется доказывать», - предположил Баранов. Вероятнее всего, считает эксперт, все договоренности между сторонами были зафиксированы в договоре купли-продажи - документы подобных сделок, как правило, фиксируют малейшие детали, но это совершенно не означает, что процесс будет быстрым. «Понятно, что основанием для расторжения сделки называется нарушение договоренностей, но каких именно – неизвестно, так как в 2009 году детали сделки не раскрывались сторонами. Возможно, об этом станет известно в ближайшее время, когда ТАИФ прояснит свою позицию или когда будут обнародованы прежние документы или суть судебного иска».

Информированный источник «БИЗНЕС Online» в энергетической отрасли на условиях анонимности сообщил, что подоплека иска состоит в том, чтобы заставить ТАИФ вернуть средства «перекрестки»: «Существуют нерешенные проблемы возврата денег, которые должен был дать ТАИФ за «перекрестку». Сегодня у «Таттеплосбыта» - убытки, у Генкомпании - убытки. Даже с учетом повышения цен для населения в прошлом году все равно получается, что убытки прошлых лет никем не компенсированы. От ТАИФа добиваются компенсации этих убытков». По мнению источника, иск по признанию сделки ничтожной – часть «плана Хазиева», причем этот план был согласован с премьер-министром РТ и председателем совета директоров ГК Ильдаром Халиковым. «Возврат станций ничего Генкомпании не даст, тем более что за них нужно будет возвращать деньги, а у ГК и так пока экономика не выстраивается. Это способ обострения ситуации, когда нужно сесть за переговоры, что-то решить, от чего-то отступиться. И попытаться эти деньги у ТАИФа забрать», - убежден источник.

Адвокат юридической компании SERGIS Эльдар Закиров рассказал газете «БИЗНЕС Online», что существует довольно обширная судебно-арбитражная практика по спорам о признании сделок недействительными: «Законодательство предусматривает различные основания для признания сделки недействительной, в том числе это несоблюдение корпоративных норм (к примеру, отсутствие одобрения сделки органами управления общества), злонамеренное соглашение между представителями сторон сделки и прочее. Указанные основания предполагают, что сделка является оспоримой. В рассматриваемой ситуации, по мнению истца, сделка является ничтожной. В соответствии с гражданским законодательством, сделка ничтожна в случае ее несоответствия правовым актам, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима или не предусматривает иных последствий нарушения. К примеру, сделка купли-продажи объекта недвижимости является ничтожной, если в момент ее совершения имелись законные ограничения по его продаже либо если договор подписан неуполномоченным лицом. Считаю, что по такой категории дел в первую очередь необходимо обратить внимание на сроки исковой давности. Так, для признания сделки ничтожной срок исковой давности составляет три года с момента начала исполнения сделки. При этом моментом начала исполнения сделки купли-продажи суды преимущественно рассматривают момент оформления сторонами акта приема-передачи отчуждаемого имущества. Если срок исковой давности для признания сделки ничтожной истек, и об этом заявлено в суде ответчиком, это является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске».

Газета "БИЗНЕС Online" продолжает следить за развитием судебного спора.