Банки 
8.04.2010

Камиль Юсупов: «Кто проявит сейчас активность, будет на коне»

Руководитель второго по величине банка республики в интервью, размещенном сегодня в газете "Коммерсантъ. Волга-Урал" рассуждает о том, закончился ли кризис, как удалось выжить малому бизнесу, что такое animal spirits по Кейнсу и почему не надо смеяться над энергосберегающими лампочками. "БИЗНЕС Online" публикует текст интервью полностью.

Инвестиционная пауза, которую взял бизнес в связи с кризисом, закончится уже этой весной. Импульс этому дадут государство и банки, процентные ставки в которых возвращаются на докризисный уровень. Так считают в Татфондбанке, который недавно объявил о том, что в 2010 году планирует увеличить портфель кредитов малым и средним предприятиям на треть. Можно ли в скором времени рассчитывать на подъем в этом секторе? Об этом мы побеседовали с Председателем правления АИКБ "Татфондбанк" Камилем Юсуповым.

- Камиль Раифович, как на ваш взгляд, закончился ли кризис?

- Я регулярно общаюсь на эту тему с экспертами федерального уровня, приглашаю на такие встречи клиентов, партнеров. Так вот, каждый отвечает на Ваш вопрос по-своему. Все зависит от того, как понимать кризис.

Одни, например Михаил Хазин, говорят – нет, кризис не закончился, потому что  не решена ни одна из проблем, его вызвавших. И пока де не изменится экономическая модель, мир будет лихорадить. Но мне лично ближе точка зрения главного редактора журнала "Эксперт" Валерия Фадеева, с которым мы подробно обсуждали эту тему. Кризис – это точка перелома. Как у больного - когда не ясно, выживет он или нет. Так вот, эту точку мы прошли. Вернемся мысленно на год-полтора назад и вспомним, какая была ситуация: крупные предприятия стояли… Сегодня все начинает меняться в лучшую сторону, хотя до полного восстановления экономики еще далеко.

РЕШИМОСТЬ ДЕЙСТВОВАТЬ

- Что нужно сделать, чтобы кризис не перерос в депрессию?

- Должен начаться рост инвестиций. Бизнес должен увидеть для себя возможности роста. Знаете, каким словом Кейнс характеризовал настроения инвесторов? "Animal spirits", то есть жажда активности, решимость действовать. От чего она появляется? От позитивных условий для развития бизнеса, когда вам дают реальную возможность развиваться. Банки должны в этом вопросе занимать активную позицию,   

- По-моему, у нас в России у всех, кто занимается настоящим бизнесом animal spirits должна присутствовать по определению…

- Вот именно. В этом смысле мне кажется поучительным пример такой компании, как "Экопэт". Три года назад они завезли из Италии станки по переработке пластиковых бутылок. Из них, оказывается, можно делать "чипсу" - сырье для обивки в автомобилях и для стройматериалов. Переработали 120 миллионов бутылок, и вот – кризис, автозаводы сократили производство, стройки встали.  Казалось бы, уже ничего сделать нельзя. А они в самый разгар проблем приходят к нам и говорят: дайте денег на новую линию, мы будем на ней делать упаковку, спрос есть. Мы в них поверили и теперь это вновь процветающее предприятие. И таких бизнесов, которые сумели выжить благодаря предприимчивости, только среди наших клиентов – десятки.

Вообще малый и средний бизнес  продемонстрировал колоссальную способность к выживанию.

ДЕНЬГИ ЕСТЬ

- Допустим, готовность инвестировать есть. Но как это делать при такой кредитной политике банков?

- Не каждый банк в современных условиях может позволить себе снижать ставки по кредитам, не у каждого есть необходимые для этого резервы. В то же время, крупные, системообразующие банки снизили ставки и наращивают объемы кредитования.  Например, для малого бизнеса ставка в Татфондбанке уже вернулась на докризисный уровень. Почему мы снижаем ставки? Потому что понимаем, что кредитовать малый и средний бизнес – значит, предпринять реальные действия для восстановления экономики. Более того, мы внедрили новые программы, по которым впервые прописали ставки не в диапазонах, а указали точечные значения. При этом критерий один единственный: переводите к нам все обороты – мы даем вам самую низкую ставку. Переводите поменьше – все равно дадим кредит, но ставка будет повыше. Доверие за доверие. Таким образом, при желании любой, даже самый малый бизнес может получить кредит под низкий процент.

Денег в крупных банках накопилось достаточно. У нас в Татфондбанке только по вкладам прирост за прошлый год – 60%. Так что давать готовы, вопрос – готовы ли брать?  А это уже во многом зависит от психологии. Но кто сейчас проявит активность, тот будет на коне весь следующий экономический цикл. Как это было после 1998 года. По моим ощущениям, скоро начнется новый рост в экономике, и мы готовы этому способствовать.  

ПОЧЕМУ ТАТФОНДБАНК?

- А почему я, простой предприниматель, должен идти именно в Татфондбанк?

- Есть такое понятие – "золотая середина". Так вот, с одной стороны, Татфондбанк достаточно крупный банк, чтобы иметь доступ к ресурсам ЦБ и международным рынкам. Недавно совсем евробонды разместили. А с другой стороны – мы не так крупны, чтобы концентрироваться на мегапроектах и крупных клиентах. Мы считаем кредитование малого и среднего бизнеса своей главной нишей и будем за таких клиентов бороться всеми силами.

При этом я всегда говорю, что Татфондбанк  привык работать там, где трудно, но необходимо.  Там, где нужно вникать в производство, решать сложные задачи. Легко, думаете, было сельское хозяйство переводить на рыночные рельсы?  Так вот, сейчас в трудном положении практически все отрасли. Но мы готовы работать, с каждым случаем отдельно. Опыт у нас необходимый есть.

Вообще мы один из немногих банков, кто в 2009 году, в кризис нарастил кредитование малого и среднего бизнеса, причем значительно - на четверть. Теперь в 2010 году мы поставили задачу увеличить выдачу по этому направлению на треть – до 23,8 миллиарда рублей. Это серьезная цифра.

ЧТО ТАКОЕ ИННОВАЦИИ?

- Сейчас власти говорят о модернизации и инновациях. Как на ваш взгляд, последует ли за этим что-то серьезное?

- Мне кажется, эти слова нужно разъяснять. Когда говорят "инновации", многим кажется, что речь идет только о роботах и наночастицах, а простого бизнеса это не касается. На самом деле, это очень узкое понимание. В более широком смысле инновация – это любое нововведение, которое позволяет сократить издержки, повысить прибыль, создать конкурентное преимущество. Новые технологии – частный случай. Бутылки перерабатывать, а не сдавать их на Самосыровскую свалку для вечного ответственного хранения – для нас с вами это ведь тоже инновация, хотя в Европе так делают давно. 

Простор для повышения эффективности в нашей стране огромный. Сейчас многие возмущаются запредельным ростом тарифов на электричество и при этом  посмеиваются над энергосберегающими лампочками.  А наш клиент "Альтон" еще несколько лет назад установил у себя энергосберегающие источники света в рамках комплексной программы энергосбережения. И затраты, скажу я Вам, давно окупились. Я считаю, такими вещами должен заниматься любой бизнес. Без инновационной активности в этом понимании мы далеко не уедем.

- Что могло бы сделать государство для развития малого и среднего бизнеса?

- На мой взгляд, государство уже предпринимает реальные меры для восстановления экономики, поддержки бизнеса. Но не нужно забывать, что бюджет сейчас не резиновый, а социальных обязательств много. Конечно, мы должны говорить о необходимости субсидирования процентных ставок для малого бизнеса. Это здорово помогло, например, селу. Очень четко работает федеральная программа поддержки предпринимательства по линии РосБР, в которой мы участвуем.

Но самое продуктивное, что можно сделать без значительных вливаний, - это поддержка местных банков. Их задача – консолидировать местные ресурсы и вкладывать их в местную экономику, в развитии которой региональные банки заинтересованы. И когда какая-нибудь бюджетная организация имеет зарплатный проект в московском банке, у которого своих банкоматов в республике раз-два и обчелся, - это всегда вызывает вопросы.

Предприниматели тоже, на мой взгляд, должны понимать, что открывая счета в татарстанском банке, они вкладывают в экономику, в которой работает их же бизнес.

- Как бы вы оценили текущую ситуацию в банковской системе республики?

- Мы прошли кризис с гораздо меньшими потерями, чем банковская система России в целом. Есть сухие цифры. Активы российских банков выросли за прошлый год на 5%, а республиканских – в три раза больше, на 16,2%. Из всех наших банков только один показал небольшие убытки, все остальные прибыльны.

Правда, кредитные вложения за прошлый год у наших банков выросли всего на 7%. Но и здесь есть положительная сторона: когда у нашей экономики проснется аппетит на кредиты, банкам будет, чем его удовлетворить.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (0) Обновить комментарииОбновить комментарии
    Оставить комментарий
    Анонимно
    Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
    [ x ]

    Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

    Это даст возможность:

    Регистрация

    Помогите мне вспомнить пароль