Сегодня премьерой оперетты «Летучая мышь» начинается сезон ТГАТОиБ им. ДжалиляСегодня премьерой оперетты «Летучая мышь» начинается сезон ТГАТОиБ им. Джалиля

«БИЗНЕС ONLINE» В СПИСКЕ НЕТ. ЭТО ЖЕЛЕЗНО, ДЕВОЧКИ»

Сегодня премьерой оперетты «Летучая мышь» начинается сезон ТГАТОиБ им. Джалиля. Очередной праздник для директора театра Рауфаля Мухаметзянова. В последнее время он на коне, особенно после того как президент Татарстана попросил Мухаметзянова возглавить проект «Yзгэреш жиле» («Ветер перемен»), призванный дать толчок развитию нещадно критикуемой в последнее время национальной эстрады. В общем, министру культуры РТ далеко до политического веса босса казанской оперы.

Накануне ко всем своим достижениям наш герой добавил еще один бантик, а именно... не пустил на традиционную предсезонную пресс-конференцию журналистов «БИЗНЕС Online». Причем для этого, похоже, была разработана настоящая спецоперация. В установленный срок редакция направила заявку на аккредитацию. В четверг утром пришел загадочный ответ: «Добрый день! Для уточнения вопросов аккредитации просим Вас позвонить по номеру...» И далее «наилучшие пожелания» от пресс-службы театра.

Не распознав подвоха, корреспонденты «БИЗНЕС Online» стали звонить по указанному телефону, но он молчал. Как и сотовый пресс-секретаря казанской оперы Елены Остроумовой. Надежда затеплилась в районе 11:00, когда усталый мужской голос по стационарному номеру сообщил, что вопросы аккредитации нужно задавать Елене, а она будет после часа. Телефон пресс-секретаря, впрочем, продолжал молчать, и в 13.30, за полчаса до старта общения с журналистами, наши корреспонденты отправились в ТГАТОиБ им. Джалиля. Там они были остановлены интеллигентным, но бдительным охранником. Ни с кем из официальных лиц побеседовать так и не удалось, решительно все оказались на обеде, а в завершение охранник произнес: «БИЗНЕС Online» в списке нет. Это железно, девочки».

Все это время мимо вахты беспрепятственно проходили другие представители прессы, некоторые интересовались происходящим. Дошло до того, что, по сообщениям коллег, одна юная и, видимо, очень смелая журналистка подошла и спросила Мухаметзянова, дескать, почему не пустили «БИЗНЕС Online». Согласно «показаниям» очевидцев, ответ близко к оригиналу выглядел так: «Это не ваше дело. Значит, так надо было».

В общем, еще одно доказательство того, что в этом театре уважают только прессу, работающую в духе «чего изволите». В, заметим, государственном театре, существующем на налоги, которые платят в том числе и авторы нашей газеты.

Рауфаль МухаметзяновРауфаль Мухаметзянов не пустил на традиционную предсезонную пресс-конференцию журналистов «БИЗНЕС Online»

О ПОСТАНОВЩИКЕ «ЛЕТУЧЕЙ МЫШИ»: «НЕТ ТАКОГО РЕЖИССЕРА»

Что ж, не удалось побывать лично, значит, послушаем пресс-конференцию «виртуально». Часовое общение местами получилось довольно любопытным и познавательным. Солировал, конечно, директор казанской оперы. Помимо него в мероприятии участвовали авторы спектакля «Летучая мышь»: режиссер Анастасия Удалова, дирижер Нуржан Байбусинов, сценографы, художники по костюмам Софья Тасмагамбетова и Павел Драгунов. Мухаметзянов не без гордости заявил, что наконец-то впервые лет за 10 доверил делать спектакль молодым, только входящим в профессию. Петербурженка Удалова, действительно, за своими плечами имеет в основном режиссерский опыт детских оперных спектаклей и музыкальных представлений. А тут сразу серьезный оперный театр, постановка с солидным бюджетом — только на декорации «Летучей мыши» потрачено 10 млн. рублей, да и гонорар постановщику-новичку положен немалый — почти 1 миллион.

Кстати, мы поинтересовались мнением об Удаловой у одного известного петербургского оперного критика. И ответ получили очень интересный: «Нет такого режиссера. Она ученица Гаудасинского (многолетний худрук — директор Государственного малого театра оперы и балета, впоследствии переименованного в Михайловский театрприм. ред.), а это клеймо». Впрочем, у режиссера из Северной столицы есть как минимум одно достоинство: она помощница Юрия Александрова, фактически монополизировавшего оперную режиссуру в ТГАТОиБ им. Джалиля. Вслед за «Аидой», «Севильским цирюльником», «Любовным напитком» маститый ветеран все из того же Санкт-Петербурга работает над «Yзгэреш жиле», в феврале должен представить «Пиковую даму», а в сентябре — долгожданную национальную оперу «Сююмбике» Резеды Ахияровой. Злые языки даже говорят, что выбор «Летучей мыши» был обусловлен исключительно необходимостью «найти работу для помощницы Александрова», а Удалова как раз и имеет опыт самостоятельной работы в этом жанре.

Интеллектуальных изысков от возвращения «легкого жанра» оперетты на казанскую сцену ждать не приходится. А о новом спектакле лучше всего сказал, конечно же, сам Мухаметзянов: «Мы удовлетворяем духовные запросы населения, в пространстве которого мы существуем». И добавил: «Мы на самых примитивных антрепризных спектаклях смотрим — интерес достаточно большой». Речь о разных странных мюзиклах-опереттах, под которые периодически арендуется зал ТГАТОиБ им. Джалиля. Вот и получается, что пока весь российский оперный мир восторгается «Травиатой», которую в Перми поставил великий Роберт Уилсон, а Екатеринбург сделал настоящим федеральным событием премьеру оперы «Пассажирка» Моисея Вайнберга, в Казани «удовлетворяют запросы населения» и всерьез ориентируются на зрительский интерес к «примитивным антрепризным спектаклям».

Между тем на пресс-конференции Мухаметзянов обозначил и интерес к шуткам сомнительного свойства, как раз характерным для комедийных антреприз. На реплику о том, что «Летучая мышь» в столице Татарстана получится «женской», он ответил анекдотом, над которым сам же и посмеялся. Речь в нем шла о нацистском враче-садисте, который ставил опыты на советских девушках, в результате чего выяснил, что 90% из них в возрасте от 16 до 20 — девственницы. После чего написал письмо Гитлеру, дескать, невозможно победить страну, в которой такой высокий уровень нравственности.

«У НАС СТОЛЬКО ФИЗИЧЕСКИМ ЛИЦАМ ПОСТАВЛЕНО ПАМЯТНИКОВ. КАЖДЫЙ ДЕНЬ МОЖНО КАКИЕ-ТО ЮБИЛЕИ ДЕЛАТЬ»

Среди вопросов были и те, которые можно обозначить как острые. Один звучал так: «Увидим ли мы на сцене вашего театра таких татарских оперных звезд как Ильгам Валиев, Венера Гимадиева?» В общем, в этот список легко можно было включить и Аиду Гарифуллину, а также еще несколько имен. Все эти певцы, в том числе и в интервью «БИЗНЕС Online», говорили о том, что хотят выступать на родине, но решительно не получают предложений. Ответ Мухаметзянова получился длинным и философским: «Когда солнце выходит, звезд не видно вообще. Что вы подразумеваете под звездой?.. Масштаб звезды — можно подискутировать на эту тему. Могу только сказать, что у звезд, как и у всех талантов, есть измерение во времени или в пространстве. Звезда на уровне деревни Кукуево — один уровень, звезда на уровне Казани — это другой вопрос, на уровне России — другой вопрос, на уровне Европы и мира...Звезда? Назовите мировые театры, в которых вы спели. Метрополитен, Ковент-Гарден, Венская опера. Я скажу: да, ты звезда! И я еще спрошу, что спел и сколько раз. Давайте конкретно от этого будем отталкиваться. Вот тогда не будет такого казуса местечкового».


Интересно, под «местечковым казусом» оратор имел в виду солиста Екатеринбургской оперы Валиева или солистку Большого театра Гимадиеву? Для справки, Гимадиева в своей коронной партии Виолетты Валери в «Травиате», которая есть в репертуаре казанской оперы, пела на Глайндборнском фестивале, в Ковент-Гарден, Театро Реал в Мадриде, Дрезденской опере. А у штатной солистки Венской оперы Гарифуллиной — уже контракт с Метрополитен-опера.

А где поют фавориты Мухаметзянова? Это несложно проверить. Вот, грузинский тенор с немецким паспортом Георгий Ониани, который, согласно исследованию «БИЗНЕС Online», входит в число самых высокооплачиваемых из приглашенных солистов ТГАТОиБ им. Джалиля. На официальном сайте Ониани представлен график его выступлений: Таллин, Рига, Познань, Бонн, Кассель (Германия), Казань. Все это абсолютно провинциальные по меркам Европы театры. И кто же в таком случае звезда «на уровне деревни Кукуево»?

Георгий Ониани входит в число самых высокооплачиваемых из приглашенных солистов ТГАТОиБ им. Джалиля

Далее директора, которого национальная интеллигенция традиционно обвиняет в том, что тот не чтит национальное искусство в подведомственном ему учреждении, спросили: почему в 110-й день рождения Мусы Джалиля 15 февраля этого года в театре, носящем его имя, шла не одноименная опера Назиба Жиганова, а «Евгений Онегин»? Ответ, а особенно его тон, сразили наповал: «В дни рождения знаменитых людей... Нет такого закона — в эти дни ставить эти спектакли. Существует у нас „Джалиль“, который ставится в прокате в силу определенных вещей. Бывают юбилейного характера вещи. Когда был прошлый юбилей Джалиля, мы это делали. Что касается проката, то мы в день рождения Петра Ильича Чайковского „Пиковую даму“ не ставим и „Лебединое озеро“ не ставим. Если это на законодательном уровне будет принято такое решение, то мы, конечно, будем его придерживаться», — с нескрываемым сарказмом говорил Мухаметзянов.

«Но ведь театр назван именем Джалиля», — несколько раз повторила журналистка. Но человек, которому адресовался вопрос, словно ее не слышал: «Есть круг людей, которые придумают законы сами для себя и думают, что так и должно быть. И навязывают эту точку зрения, как будто это существует на какой-то масштабной платформе. Не делайте, пожалуйста, этого. Это наша прерогатива. 365 дней в году, знаете, сколько рождается людей. И потом, что касается физических лиц. Вообще, удивительное дело. Россия — удивительная страна, мы здесь отличаемся от Европы. У нас столько физическим лицам поставлено памятников. Каждый день можно какие-то юбилеи делать». Пожалуй, впервые Мусу Джалиля в театре, названном его именем, обозвали «физическим лицом» и отозвались с таким презрением... Можно было бы предположить, что в казанской опере вообще не жалуют юбилеи, но нет, достаточно пошерстить сайт театра, чтобы понять — там очень любят приурочить очередной спектакль к круглой дате, к примеру, солиста.

.В 110-й день рождения Мусы Джалиля 15 февраля этого года в театре, носящем его имя, шла не одноименная опера Назиба Жиганова, а «Евгений Онегин»

«ТАТАРСКОЙ ПЕСНЕ НА ЭСТРАДЕ НЕ УДЕЛЯЛОСЬ ТАКОГО ВНИМАНИЯ ЛЕТ 30 - 40»

Вспомнили и об «Yзгэреш жиле» — фестивале, который пройдет в ноябре. «Серьезнейшая вещь, очень своевременно решил это президент, — не скрывая удовлетворения, сообщил Мухаметзянов. — Более того, скажу, я уже давно работаю. Я застал все советское время. Татарской песни на эстраде не уделялось такого внимания лет 30 - 40. Именно в жанре эстрады. Сегодня это называется „шоу-бизнес“, поэтому они сами по себе существовали. И очень вовремя в определенный момент президент сказал: стоп! Конечно, это пусть они существуют. Речь идет о другом. Речь идет о том, чтобы видоизменить татарскую песню в том направлении, чтобы это было современно, чтобы это было доступно и чтобы это было непримитивно, чтобы это было понятно любой публике».

Директор объяснил, почему имеет полное право заняться эстрадой. Ведь он, во-первых, с 6 лет «тусовался» в татарской филармонии, где работала его мама. А во-вторых, Мухаметзянов ни много ни мало стоял у истоков казанского рока, будучи участником группы «Сюрприз» еще во второй половине 60-х. Видимо, за то, что сам феномен казанского рока в результате так и не вышел за рамки «местечкового казуса», нужно благодарить одного из его отцов-основателей.

А еще вчера директор выступил в качестве эйджиста (дискриминация по возрасту —прим. ред.), назвав возрастную планку для будущих зрителей «Yзгэреш жиле»: «Мы не хотим, конечно, тех людей, которым за 90 лет. Нет, не надо». Вообще, что касается возраста. Фестиваль «Yзгэреш жиле» — это 66-летние генеральный продюсер Мухаметзянов, режиссер Александров и художник Виктор Герасименко... Не получится ли «Ветер перемен» с элементами подагры и ревматизма?