Татарстан дает стране 51,9% полиэтилена, 41,9% синтетических каучуков, 33,6% шин и 12,1% синтетических моющих средств Татарстан дает стране 51,9% полиэтилена, 41,9% синтетических каучуков, 33,6% шин и 12,1% синтетических моющих средств

ТАТАРСТАН ХИМИЧЕСКИЙ

«БИЗНЕС Online» продолжает серию публикаций о влиятельных персонах в различных сферах жизни Татарстана. После «хит-парадов» строителей, оборонщиков, финансистов, деятелей культуры и спорта пришла пора взглянуть на еще одну ключевую отрасль — химию и нефтехимию. Тем более есть повод: в воскресенье 50 тыс. работников ТАИФа, «Нижнекамскшины», «Аммония», «Нэфиса», Химического завода им. Карпова и все, кто считает себя «химиками», отметят профессиональный праздник. Излишне говорить о значимости сектора — Татарстан дает стране 51,9% полиэтилена, 41,9% синтетических каучуков, 33,6% шин и 12,1% синтетических моющих средств.

Сразу скажем, эксперты отговорили нас от идеи объединять «химиков» в одном списке с нефтяниками и даже нефтепереработчиками. Хотя эти отрасли часто рассматривают как одно целое (нефтегазохимию), на практике это две раздельные касты со своими праздниками и героями. Если задача нефтепереработки — разделение нефтяного сырья на компоненты, то нефтехимия предполагает создание из этих компонентов материалов с заданными свойствами. Потому в нефтепереработке не более 50 базовых процессов, а в нефтехимии минимум на порядок больше. Ну а добыча сырья из недр — это вообще другая песня.

В список вошли владельцы и топ-менеджеры крупных и средних предприятий отрасли, чиновники, ее курирующие (узок их круг), а также видные ученые. Большинство из них работают в своей сфере десятки лет и известны не только в республике, но и по всей России. Кто-то напрямую распоряжается крупными химическими активами, кто-то не владеет ничем, но влияет как «властитель умов» — республика славится своими «специалистами-химиками», а кто-то попал в список волей случая, по дружеской или семейной протекции.

АЛЬБЕРТ ШИГАБУТДИНОВ И СЫНОВЬЯ

Рустам Минниханов и Наиль Маганов  Влияние на ключевую отрасль РТ — химию и нефтехимию —Рустама Минниханова и Наиля Маганова неоспоримо

По справедливости говоря, на первое место вполне мог бы претендовать действующий президент РТ Рустам Минниханов, отмечают наши эксперты. Он глубоко погружен в отрасль как, пожалуй, ни в одну другую. В большей степени это касается, конечно, «Татнефти» совет директоров которой он возглавляет аж с июня 1999 года — еще со времен премьерства. Что касается ТАИФа, то, конечно, нужно делать поправку на то, что холдинг частный, но в любом случае без консенсуса с руководством республики ни один важный шаг не делается, а просьбы выполняются. Влияние президента институционализировано через совещательный орган, к которому мы еще вернемся, — «Татнефтехиминвест-холдинг» (его совет директоров глава республики проводит каждый месяц). Тем не менее отдавать «золото» Минниханову — неспортивно, иначе у него были бы первые места в большинстве подобных списков.

Еще одна мощная фигура, не попавшая в наш список, — генеральный директор ПАО «Татнефть» Наиль Маганов. Конечно, в составе группы есть подразделение нефтехимии в лице шинного комплекса, но оно пока невелико по сравнению с добывающими и перерабатывающими активами. Так что записать самого Маганова в «химики» было бы все же неправильно. По схожей причине не участвует в первенстве и генеральный директор ООО «Газпром трансгаз Казань» Рафкат Кантюков. С одной стороны, руководимая им «дочка» «Газпрома» — исторический партнер крупных нефтехимических предприятий, с другой — сидеть на трубе все-таки дело немного иное, чем производить полимеры или моющие средства, он ближе к добыче.

Альберт Шигабутдинов  Первое место в списке «химиков» безоговорочно занимает Альберт Шигабутдинов — компании группы «ТАИФ» занимают лидирующие места среди химических предприятий региона и страны

Таким образом, первое место в списке химиков безоговорочно занимает генеральный директор ОАО «ТАИФ» Альберт Шигабутдинов. Его заслуги не нуждаются в пояснении — компании группы «ТАИФ» занимают лидирующие места не только среди химических предприятий региона и страны, но и в республиканских деловых рейтингах нашей газеты, начиная с главного — Топ-300. Так, например, сальдированная выручка группы за 2016 год составила 539 млрд. рублей — лишь немного меньше, чем у «Татнефти» (прошлогодняя выручка по консолидированной отчетности — 580 млрд. рублей). А годом ранее ТАИФ отобрал у нефтяников Маганова корону самой прибыльной компании Татарстана (на этот раз консолидированный результат, впрочем, засекречен).

64-летний Шигабутдинов на протяжении десятилетий — настоящий «мотор» этой империи, которая, к слову, не всегда была нефтехимической. Начинал выпускник КАИ, напомним, как представитель незаменимой в советские годы профессии — снабженец. В полной мере его таланты раскрылись в начале 90-х, когда вместо совхозов и рыбхозов ему доверили раскрутить внешнеторговую организацию «Казань», которая в эпоху тотального дефицита завозила в город продовольствие, ширпортреб, компьютеры. Потом было участие в бартерных цепочках крупных предприятий и, наконец, принятое в 1995 году решение о создании ТАИФа, все тайны рождения которого пока не раскрыты. Известно, что в начале 2000-х первоначально наполовину государственный холдинг был приватизирован, а через несколько лет забрал под себя ключевые нефтехимические активы — НКНХ, «Казаньоргсинтез», Нижнекамский НПЗ (ныне ТАИФ-НК).

Радик Шаймиев знаком с таифовской кухней, но в вопросы оперативного управления глубоко не вникает

Куда бы ни пришел ТАИФ, Шигабутдинов старается лично углубиться в предмет и контролировать все до мельчайших деталей. Те, кто знает его, говорят в первую очередь о трудоголизме крайней степени — в офисе его легко можно застать и ранним утром в воскресенье. Вместе с тем стратегические решения, утверждают знакомые с таифовской кухней люди, принимают все же иные люди, чьи фамилии также начинаются на букву Ш. В первую очередь речь, конечно, о Радике Шаймиеве, сыне первого президента РТ Минтимера Шаймиева, который, впрочем, напротив, в вопросы оперативного управления глубоко не вникает.

Мы не стали пока включать в рейтинг целую плеяду «принцев» ТАИФа, хотя ряд экспертов советуют к ним присмотреться. Быть может, отцы-основатели группы готовят детей на смену, последовательно проводя их через череду постов на своих предприятиях? Инсайдеры «БИЗНЕС Online», близкие к казанскому Кремлю, подтверждают, что на самом деле в течение ближайших года-двух на нефтехимическом олимпе вполне возможны тектонические сдвиги. Да и сам Шигабутдинов поневоле заставил наблюдателей задуматься о возможных кадровых переменах в ТАИФе, дав в августе 2016-го интервью «Ведомостям». «Все мы не вечны, хотим мы этого или не хотим, это все равно произойдет рано или поздно. Главное должно определяться максимальным профессионализмом тех людей, которые придут на смену», — ответил он на вопрос о возможной замене «отцов» на «детей» в бизнес-элите.

Руслан Шигабутдинов Руслан Шигабутдинов с апреля текущего года является членом совета директоров НКНХ

Там же отец сделал прозрачный намек на сына Руслана Шигабутдинова. «А ваш сын сможет управлять ТАИФом?» — спросил его корреспондент. «Я не думал об этом как-то. Когда меня нет — управляет же», — ответил представитель старшего поколения, разрушая устоявшееся мнение о сложившейся в группе иерархии. Между тем 39-летний Руслан еще в 2005 году был назначен заместителем генерального директора по корпоративному управлению собственностью и инвестициям ОАО «ТАИФ». С августа 2013 года он уже председатель совета директоров «Казаньоргсинтеза», а с апреля текущего — член совета директоров «Нижнекамснефтехима» (НКНХ). 

Тимур Сультеев (справа) с августа 2016 года снова занял должность коммерческого директора «Казаньоргсинтеза»

Или возьмем Тимура Сультеева: в 2005 году он глава департамента зарубежной торговли «Казаньоргсинтеза», в августе 2012-го — коммерческий директор ОАО «Оргсинтез», с мая 2015-го — первый заместитель генерального директора ТГК-16, а с августа 2016-го — снова коммерческий директор ПАО «Казаньоргсинтез». 

Успел отличиться и 34-летний Тимур Шигабутдинов — за четыре года своей работы в качестве директора по коммерции «Казаньоргсинтеза» он, по некоторым данным, успел совершить своеобразную революцию в деле перехода на прямые контракты с потребителями, минуя посредников, и теперь отправился нести этот свет на НКНХ.

ХИМИЧЕСКИЕ КОРОЛИ И ГЕНИАЛЬНЫЙ ИНДУС

Владимир Бусыгин и Рустем Сультеев Владимир Бусыгин и Рустем Сультеев

Между тем практически все наши эксперты сошлись на том, что войти в топовую «пятерку» достойны несколько замов Шигабутдинова. В первую очередь они отмечают его соратника еще со времен «Казани», первого заместителя Рустема Сультеева, за которым в отсутствие первого лица закреплено не только право подписи. Это вторая по величине фигура в топ-менеджменте группы, да и доля акций у него не меньше, чем у Шигабутдинова, что позволяет им обоим входить в рейтинг Forbes с состоянием в миллиард долларов на каждого.

Разумеется, рано списывать со счетов и другого зама Шигабутдинова по управлению и стратегическому развитию группы «Нижнекамскнефтехим», Владимира Бусыгина. Он 15 лет подряд возглавлял НКНХ, заступив на пост еще до приватизации предприятия, и оставил его в 2013 году, то есть сумел вписаться в новые правила игры.

Бусыгин — это в каком-то смысле легендарная личность для нашей химической промышленности, профессиональный химик-производственник, которого можно поставить в один ряд с промышленными генералами старого образца, такими как Лушников или Юсупов. Он по-прежнему возглавляет совет директоров НКНХ, но перебрался в Казань и, как говорят, половину своего времени и вовсе проводит за границей. Символично, что в конце прошлого года он продал свой небольшой пакет акций предприятия. Подлинная же его страсть — хоккейный «Нефтехимик», влияние на который он сохраняет, даже передав бразды президента своего преемнику в НКНХ Азату Бикмурзину.

Владимир Пресняков — истинный «мозг» нефтехимического холдинга и весьма ценен для его богатых владельцев

О заместителе гендиректора ТАИФа по нефтехимии и нефтепереработке Владимире Преснякове ходят слухи, что, пусть он и не входит в число определяемых самим Шигабутдиновым «правых рук» (людей, которые замещают его во время отъездов), на самом деле имеет большой авторитет. Намекают и на то, что Пресняков — истинный «мозг» нефтехимического холдинга и весьма ценен для его богатых владельцев. «Это тот случай, где хвост управляет собакой», — говорит наш источник.

Ананд Субраманиан Об Ананде Субраманиане отзываются как о весьма грамотном спеце в сфере нефтехимии. Ранее индус был вице-президентом KBR и считается глубоким знатоком сравнительно новой технологии Veba Combi-Cracking (VCC), которая легла в основу КГПТО и на которую поставил огромные деньги и ресурсы ТАИФ

Однако в последнее время на горизонте появился еще один «визирь», да какой — загадочный премудрый индус Ананд Субраманиан, который буквально стал «тенью» Шигабутдинова на этапе строительства комплекса глубокой переработки тяжелых остатков (КГПТО) на ТАИФ-НК. О Субраманиане, появившемся со стороны продавца технологической лицензии, всемирно известной американской инжиниринговой компании Kellogg Brown&Root (KBR), отзываются как о весьма грамотном спеце в сфере нефтехимии. Ранее индус был вице-президентом KBR и считается глубоким знатоком сравнительно новой технологии Veba Combi-Cracking (VCC), которая легла в основу КГПТО и на которую поставил огромные деньги и ресурсы ТАИФ.

Составляя рейтинги, мы, за исключением особых случаев, стараемся не злоупотреблять включением в список персон второго ряда, ограничиваясь главным боссом. Однако, когда речь идет о химии, роль ТАИФа и его топов нельзя переоценить, потому по настоянию наших экспертов упомянем и чистых производственников. На НКНХ это прежде всего директор завода по производству синтетических каучуков Ахтям Амирханов, директор завода этилена Ильфат Шарифуллин и директор завода окиси этилена Вячеслав Краснов. На КОСе выделим главного инженера Рафаэля Сафарова, зама по производству Рината Зарипова и зама по капстроительству и ремонту Алексея Блинова.

«КЛУБ ДИРЕКТОРОВ» И ГОСУДАРЕВЫ ЛЮДИ

Рафинат Яруллин Рафинат Яруллин не забывает указать подопечным на новые перспективные ниши мирового масштаба и общие тенденции развития нефтехимического рынка

Тем временем «серебро» нашего рейтинга уходит к гендиректору «Татнефтехиминвест-холдинга» (ТНХИ-Х) Рафинату Яруллину. Этот «клуб избранных» — своеобразный нефтехимический РСПП местного разлива. Одна из его многочисленных функций — выступать площадкой третейских споров (например, между поставщиками и потребителями сырья), где главным арбитром выступает Минниханов. Масштаб фигуры Яруллина понятен всем причастным: 74-летний ученый — второй по значимости в ТНХИ-Х после президента РТ. Он гармонизирует стратегии развития крупнейших предприятий в республике, помогает нефтехимикам с новыми технологиями и маркетинговыми исследованиями. Рафинат Саматович не забывает указать подопечным на новые перспективные ниши мирового масштаба и общие тенденции развития нефтехимического рынка. Он же стал президентом пока еще виртуального закамского нефтехимического кластера «Иннокам», в который зачислили более 200 компаний.

В первую десятку эксперты без колебаний поместили и двух государственных мужей — Рината Сабирова и Альберта Каримова. Первый, будучи помощником президента РТ, являет собой «глаза и уши» главы республики — представляет государственную власть в советах директоров ведущих предприятий нефтегазохима. Сабиров — выходец из-под крыла Яруллина, 7 лет он проработал в ТНХИ-Х, пока в 2003 году Минниханов не забрал его себе в советники. Он гораздо менее публичен, чем Яруллин, но по влиянию на первое лицо, на принимаемые в этой сфере решения почти 50-летний Сабиров, как говорят, не уступает учителю.

Равиль Зарипов и Альберт Каримов Альберт Каримов (справа) неплохо погружен в тему, что немаловажно, ведь, к примеру, его предшественник Равиль Зарипов — машиностроитель

Каримов же — новоиспеченный заместитель премьер-министра Татарстана и по совместительству министр промышленности и торговли. Эта должность автоматически придает ему вес, хотя наши эксперты склонны пока считать это лишь авансами. При этом Каримов неплохо погружен в тему, что немаловажно, ведь, к примеру, его предшественник Равиль Зарипов — машиностроитель. Высокое назначение стало своего рода карьерной наградой за успех ОАО «Химград», которым он руководил с 2010 года. За эти годы некогда банкротная «Тасма» превратилась в кластер предприятий малотоннажной химии, совокупная численность работников которого не уступает крупному химпредприятию. Кстати, наследник Каримова в технополисе Айрат Гиззатуллин тоже вошел в рейтинг.

МЫЛО, ШИНЫ, ПОРОЛОН

Ирек Богуславский Ирек Богуславский превратил издыхающий химкомбинат им. Вахитова в конкурента транснациональным гигантам Procter&Gamble и Henkel Group

В каком-то смысле в сферу ведения «Татнефтехиминвест-холдинга» входит и «Нэфис» Ирека Богуславского, место которого в списке могло бы быть и выше — в силу депутатских регалий и теплых отношений с Миннихановым, который не раз помещал его в свой «Инстаграм» во время совместного отдыха. Но в данном случае речь об отрасли химии, а не о масштабе фигуры в целом.

Но и внутри отрасли его заслуги трудно переоценить: если бы не он, Химический комбинат им. Вахитова с его полуторавековой историей уже вряд ли бы существовал или влачил бы жалкое существование — достаточно взглянуть на какой-нибудь «Хитон» или «Аромат», которые когда-то были весьма перспективны. Богуславский, взяв издыхающее предприятие, превратил его в конкурента транснациональным гигантам Procter&Gamble и Henkel Group. И хотя в последние годы ему пришлось разойтись со своими давними соратниками-партнерами Дмитрием Харитоновым и Дмитрием Хайбуллиным, предприятие по-прежнему развивается, давая повод собой гордиться. К слову, вышедший из недр компании нынешний директор «Нэфис Косметикс» Рустем Нуреев к химии отношения не имеет, зато является продажником высшего класса.

Ринат Ханбиков Ринат Ханбиков ворвался в химическую элиту буквально в последний год с «Аммонием», который строился 8 лет

И ранее влиятельный Ринат Ханбиков ворвался в химическую элиту буквально в последний год с «Аммонием», который строился 8 лет. Генеральный директор АО «Газпром межрегионгаз Казань» (ранее глава ЗАО «ИХК „Татгазинвест“») вместе со своей командой после официального запуска мегакомплекса по праву может считаться одним из главных героев отрасли в 2016 году. Ханбиков — не только председатель правления «Аммония», но и связующее звено между акционерами, в числе которых присутствуют газовики и ключевой инвестор — Внешэкономбанк. Уже намечается и «Аммоний-2», который планируют создать в альянсе с «Татнефтью». По нашим сведениям, нового юрлица ради него создавать не будут, а значит, Ханбиков с большой вероятностью станет куратором очередной мегастройки — не пропадать же бесценному опыту. Правда, есть и загвоздка: при всем рыночном комфорте первому «Аммонию» придется возвращать валютные кредиты в размере $1,65 млрд. ВЭБу и японской компании Sumitomo Mitsui Banking Corporation. С учетом обвала рубля 2014 года для этого придется поднапрячься.

Халил Гиниятов Халил Гиниятов рулит своим сложным и изношенным пороховым заводом уже 14 лет

От новейшего химпредприятия переведем взгляд на старейшее, основанное еще во времена Екатерины II. Речь идет о стратегическом для страны Казанском государственном казенном пороховом заводе (ФКП «КГКПЗ»). Конечно, его принято классифицировать как предприятия оборонки, но технологически это «химики». Халил Гиниятов рулит своим сложным и изношенным хозяйством уже 14 лет. Тяжесть этой ноши подчеркивают многочисленные аварии, то и дело происходящие на заводе. Тем не менее за Гиниятова держатся. «Если этого директора мы потеряем, то пороховой завод будет под вопросом, поэтому я за него заступаюсь», — поддержал его недавно Минниханов. В то же время при всей ветхости оборудования КГКПЗ (доля износа опасных объектов на заводе составляет 90%) свою роль в ЧП сыграл и так называемый человеческий фактор. Согласно одной из версий, взрыв мог быть вызван курением — возле здания хранилища обнаружились окурки и пустые пачки из-под сигарет. А уж с этим администрация могла и должна была бороться пожестче, не дожидаясь эксцессов. К слову, приволжское управление Ростехнадзора подало документы в суд на дисквалификацию 7 руководителей Казанского порохового завода. Впрочем, поговаривают, что эксцесс, как ни парадоксально, может способствовать и выделению средств на модернизацию предприятия, действительно важного для военных.

Анвар Вахитов Анвар Вахитов отвечает за всю нижнекамскую часть нефтяной компании

Не очень хорошо пока известен широкой публике один из главных «производственников» «Татнефти» Анвар Вахитов. Между тем он отвечает за всю нижнекамскую часть нефтяной компании, где расположен крупнейший в России шинный комплекс. Вахитов управляет тремя шинными заводами, «Нижнекамскуглеродом» и механическим заводом по ремонту. Соответственно, среди руководителей, работающих под его началом, можно упомянуть руководителей этих предприятий — Радия Бурганова, Айрата Якупова, Цалика Портного, Игоря Доловатенко.

«Вахитов не медийный и не входит в совет директоров. Но он реально управляет бюджетообразующим предприятием Нижнекамска. Их прибыль зачисляется в „Татнефть“, поэтому цифр мы не видим», — говорит один из наших экспертов. Скромность скромностью, но масштаб подопечных предприятий гарантировал Анвару Фасиховичу 15-ю строчку рейтинга. Вахитов рулит шинным комплексом «Татнефти» всего три года, в течение которых мы наблюдаем раскрутку так и не взошедшего пока на небосклон бренда нижнекамцев Viatti. Сейчас один из главных вызовов не только для шинников, но и для самой «Татнефти» — выстроить грамотную маркетинговую политику. Это непросто, ведь сама группа исторически ориентирована на B2B-бизнес, здесь же надо бороться за сердца и кошельки конкретных автолюбителей (первичная комплектация упала вместе с авторынком). Правда, дилеры говорят, что коммерческая привлекательность татарстанских шин в последнее время упала, но «Татнефть» не сдается. В ближайшие 10 лет компания планирует вложить в шинный комплекс более 24 млрд. рублей.

Рев Мустафин Завод по выпуску эластичного пенополиуретана Рева Мустафина входит в десятку крупнейших отечественных производителей, занимая 16% рынка

Нельзя не отметить и «короля российского поролона», президента ООО «Эгида+» Рева Мустафина. Интересно, что первый завод компании в 2000 году запускал в ранге президента РТ Минтимер Шаймиев, а 2013-м Минниханову выпала миссия открыть обновленное производство. По выпуску эластичного пенополиуретана (поролон) завод уже сейчас входит в десятку крупнейших отечественных производителей, занимая 16% отечественного рынка. В ассортимент продукции компании входят также мебельная ткань, клей и комплектующие. Сырье «Эгиде+» поставляют не только «Нижнекамскнефтехим», но и такие мировые монстры, как Bayer AG, BASF, Dow Chemical Company. А ведь начинали Мустафин со товарищи с обычного «купи-продай» — в 90-е «Эгида» занималась перепродажей комплектующих. Но, пройдя испытание кризисом 1998 года, компания окрепла и потихоньку начала поднимать реальное производство.

ПЕРЕОБУЛИСЬ В ХИМИКИ

Валерий Самилов Валерий Самилов неожиданно для всех стал «химичить»

А вот редкий случай, когда лидер строительного рынка Татарстана переквалифицировался в химического короля. Речь идет о Валерии Самилове, который долгое время возглавлял УК «Камаглавстрой». Несколько лет эта компания была зодчим №1 в республике и участвовала в строительстве ТАНЕКО. Однако по завершении очередной «стройки века» он фактически распрощался с «Камаглавстроем» под давлением партнеров-нефтяников. К тому же жилищный рынок столицы нефтехимии надолго затоварен большими объемами соципотечного жилья, строительство которого формирует ТАИФ.

После ухода в 2013 году с поста гендиректора УК Самилов неожиданно для всех стал «химичить». С 2015 года 81,4% в уставном капитале завода им. Карпова оказалось в собственности АО «Полибиохим», генеральным директором которого ныне является бывший строительный магнат. Сам завод ведет свою историю аж с 1869 года, с производства серной кислоты. Одно время здесь трудился над получением промышленной партии пироколлодия (бездымного пороха) даже великий химик Дмитрий Менделеев, именем которого потому и назван город. Сегодня профилирующим направлением для предприятия являются пищевые добавки и реактивы, фармацевтические субстанции.

Тимур Ханнанов «Татхимфармпрепараты» Тимура Ханнанова — единственный производитель стерильных глазных мазей в стране, и около 70% таких мазей в аптеках России и СНГ сделано в РТ

К слову, на продукцию завода им. Карпова в перспективе рассчитывает флагман местной фармацевтики — АО «Татхимфармпрепараты» (ТХФП). «Ждем их не дождемся», — от души высказался в интервью «БИЗНЕС Online» очередной участник рейтинга, гендиректор ТХФП Тимур Ханнанов. Его желание поскорее дождаться местных поставщиков понятно. «Татхимфармпрепараты» не просто редкое исключение среди производителей розничной продукции, которые в основном сидят на местном сырье. В России компания покупает только вспомогательные компоненты, картофельный крахмал и сахар, а все остальное на 90–95% — заграничное. Впрочем, есть у ТХФП и сильная позиция: компания — единственный производитель стерильных глазных мазей в стране, и около 70% таких мазей в аптеках России и СНГ сделаны в Татарстане. В прошлом году «Татхимфармпрепараты» закончили модернизацию именно этого производства, закупив европейское оборудование.

Евгения Даутова Евгения Даутова занимает почетную строчку в рейтинге как совладелица Казанского завода синтетического каучука и нового проекта (пока что довольно сложно идущего) — завода метилхлорсиланов «КЗСК-Силикон»

Евгения Даутова, партнер Бусыгина по Спурт Банку, занимает почетную строчку в рейтинге как совладелица Казанского завода синтетического каучука и нового проекта (пока что довольно сложно идущего) — завода метилхлорсиланов «КЗСК-Силикон. Она регулярно посещает собрания ТНХИ-Х и вхожа к президенту. Химическое производство, в частности, для оборонки — любимый конек Даутовой, которая вполне искренне рассказывает, как важно развивать промышленность на родной земле. Однако именно на этом она и «подорвалась». Строительство завода «КЗСК-Силикон» оказалось для Даутовой непосильной ношей. После того как «Спурт» вложил в проект около 8 млрд. рублей (по информации ЦБ РФ) и последовала информационная атака с оттоком клиентов, регулятор ввел в банке временную администрацию «в связи с неустойчивым финансовым положением и наличием угрозы интересам кредиторов и вкладчиков банка». Дело может спасти разве что предполагаемая сделка с «Ростехом»: силиконы — стратегическое сырье, использующееся в оборонной промышленности, которое в России больше никто не производит. «Не станет завода, откажет Запад, и сборку авиатехники можно прикрывать», — говорит источник «БИЗНЕС Online».

ПОСЛЕДОВАТЕЛИ МЕНДЕЛЕЕВА

Ахмет Мазгаров Ахмет Мазгаров курирует и внедряет научные проекты для «Татнефти», например по разведке и добыче нефти в Иране, а также для малых нефтяных компаний

Из ученых умов, влияющих на развитие татарстанской химии, можно выделить многих — назовем лишь самые известные имена. Очень заметная фигура — Ахмет Мазгаров, бывший президент АН РТ и нынешний гендиректор ВНИИУС. Он сам курирует и внедряет научные проекты для «Татнефти», например по разведке и добыче нефти в Иране, а также для малых нефтяных компаний. Сегодня он один из самых титулованных ученых Татарстана, специалист в области сероорганической химии, нефтегазопереработки, химии и технологии процессов очистки нефти, газа и нефтепродуктов от сернистых соединений. На его счету 165 научных трудов, 130 патентов, в том числе 5 патентов США и 1 в ФРГ. Он автор первого в мире процесса демеркаптанизации (удаления сернистых соединений) нефти, внедренного в промышленность в 1995 году американской нефтяной компанией Chevron на Тенгизском месторождении в Казахстане.

Влиятельным называют и Даниса Нургалиева — проректора по научной части КФУ. На него завязан весь научный блок нефтегазохимического направления в вузе, а это 7 подразделений, включая химфак. Он и его подчиненный, Александр Ламберов, курируют и практические проекты, например работу открытого в 2014 году завода катализаторов на базе «Нижнекамскнефтехима». «Человек скромный, но всегда приглашен на все презентации и участвует в нефтяных саммитах, представляет там экспозицию от КФУ. И Минниханов уважительно к нему относится: „А, Карлович“, — шутливо обращается к нему», — вспоминают о Нургалиеве.

«ОКОЛОХИМИКИ»

В определенной степени «химиками» можно назвать представителей ООО «Техстрой», ведь это один из ведущих по объемам российских производителей полимерных труб (20% российского рынка). Во всяком случае, являясь одним из крупнейших потребителей нефтехимической продукции, они оказывают огромное влияние на «самочувствие» героев нашего рейтинга. Кроме того, даже переработка полимерных изделий, безусловно, требует «химизации» процессов. Некогда компания была дистрибьютором «Казаньоргсинтеза» и со временем решила создала собственное трубное производство, оказавшееся крупнейшим подобным заводом в Татарстане. Что характерно, в последние годы вместе с «Данафлексом» и другими коллегами техстроевцы жалуются на немилосердную ценовую политику ТАИФа. Дело дошло до того, что под занавес 2015-го переработчики полимеров предложили правительству РТ создать фонд их поддержки объемом 1–2 млрд. рублей. Эти деньги они просили выдавать на пополнение оборотных средств и закупку сырья у ТАИФа. Но есть другая интересная деталь — тот же генеральный директор «Техстроя» Алексей Алексеев оказался героем истории с покупкой на компанию в 2014 году суперкара Lamborghini Aventador с 700 «лошадями» под капотом и ценой на тот момент более 17,5 млн. рублей.

Тимур Шагивалеев Тимур Шагивалеев может серьезно укрепить свое влияние по мере реализации проекта «Алабуга-2» в Нижнекамске, который будет уже практически полностью нефтехимическим

Отдельный подвид «околохимиков» — арендодатели крупнейших промышленных площадок республики. В эту когорту входят генеральный директор АО «ОЭЗ ППТ „Алабуга“» Тимур Шагивалеев, который может серьезно укрепить свое влияние по мере реализации проекта «Алабуга-2» в Нижнекамске, который будет уже практически полностью нефтехимическим. Здесь и упомянутый нами гендиректор АО «Химград» Гиззатуллин, и гендиректор ЗАО «Инновационно-производственный технопарк „Идея“» Сергей Юшко, который вместе со своим патроном, бывшим вице-премьером РТ Равилем Муратовым, в последнее время успешно контактирует с корпорацией «Роснано» и готов замкнуть на себя всю эту политически значимую сферу.

Кроме того, про Юшко ходят упорные слухи как о наиболее вероятном кандидате на пост ректора КНИТУ-КХТИ — главной кузницы (точнее, лаборатории) кадров для химической отрасли РТ (нынешний ректор Герман Дьяконов после его отказа баллотироваться был исключен из рейтинга). Не стоит забывать о том, что Сергей Владимирович — член-корреспондент АН РТ, доктор технических наук и автор 69 научных публикаций и 47 работ. То есть Юшко не новомодный «эффективный манагер», а серьезный ученый, к тому же не лишенный административной хватки. Впрочем, пока интрига сохраняется...

По традиции приглашаем читателей выдвинуть своих кандидатов в рейтинг и «перевзвесить» уровень влияния тех, кто уже в нем. Все замечания будут учтены при составлении обновленной версии списка.

==table1594==