«Бить по мещанству» со сцены директор и худрук Качаловского театра Александр Славутский считает делом неэффективнымФото: Максим Тимофеев

«МОЖЕТ, ПОТОМУ ЧТО У МЕНЯ СЕМЬЯ ТАКАЯ»

«Были же уже периоды, когда Таганка, совершенно замечательный театр моей молодости и юности, била по мещанству, ударяла, кричала, шумела. Сегодня уже такой театр не достанет никого. Это все сказки дядюшки Римуса», — уверен директор и художественный руководитель театра им. Качалова Александр Славутский. Накануне «наше все» главного русского театра Татарстана отвечал на вопросы журналистов, и, хотя сам гость говорил, что «настроен на диалог», представителям прессы удалось задать буквально несколько вопросов, на каждый из которых Славутский отвечал добрый десяток минут, далеко выходя за рамки заявленной темы пресс-конференции «Планы Качаловского театра на новый сезон».

Характерно, что на встречу со СМИ, посвященную жизни целого театра, его руководитель пришел один, явно подразумевая, что приписываемое одному из французских королей выражение «государство — это я», пусть и в несколько видоизмененном виде, подходит к случаю Славутского.

«Бить по мещанству» со сцены директор и худрук Качаловского театра считает делом неэффективным. И вряд ли это удивило кого-то, кто знает художественную программу «театра с колоннами» (как оказалось, Александру Яковлевичу очень не нравится это определение). Вот и в последней премьере режиссера — «Бег» по Булгакову — этот «мещанский тренд» на упрощение сложного драматургического текста обнаружил в рецензии «БИЗНЕС Online» театральный критик Алексей Киселев.

И слова постановщика Славутского вряд ли особо полемизируют с этими критическими суждениями. «Это спектакль о Родине», — вот такой прямой, как палка, ответ дает «театральный генерал», размышляя о главной теме спектакля. «Россия, дом, земля, Родина — это понятия краеугольные, фундаментообразующие. Это та основа, без которой человек не может быть счастлив», — говорит Славутский и тут же переключается на тему своей семьи, к которой он, как хорошо известно, относится максимально трепетно. «Илья Александрович (сын режиссера — ведущий актер театра им. Качаловаприм. ред.) поучился в Израиле, поучился в Америке, но ему даже психологи сказали, что у него связь с семьей очень сильная и он не сможет там жить. Может, потому что у меня семья такая», — считает Славутский-старший.

А еще в Качаловском театре средняя заполняемость зала — 96%, хотя наличие в продаже на официальном сайте большого количества билетов на любые спектакли театра, к примеру, идущие на следующей неделе, заставляет немного в этом усомниться. Но сам директор-худрук даже говорит, что эта цифра занижена. А публика здесь, конечно же, самая лучшая. Сам народ, по мнению Славутского, делится на авангард и арьергард (последние — это бомжи). А первые — «интеллигенция серьезная» (учителя, врачи, инженеры, студенты) — являются поклонниками театра, что расположен на улице Баумана.

А еще, по словам спикера, на специальном стенде они вывешивают все рецензии на спектакли Качаловского, даже отрицательные: «Коллектив настолько защищен». При этом Славутский отнюдь не входит в позу, дескать, критики нам не указ. Наоборот, он активно сотрудничает с частью этого сообщества. На пресс-конференции режиссер называл имена Ольги Егошиной, Марины Токаревой, Марины Тимашевой — известных критиков, которых оппоненты из театральной среды называют не иначе как «правоконсервативным крылом „Золотой маски“». Это трио активно зовет качаловцев на свои фестивали.

Небольшой штрих в этой связи. Напомним, что в прошлом году спектакль «Безумный день, или Женитьба Фигаро» довольно неожиданно попал в лонг-лист национальной театральной премии — это список лучших постановок года в стране, не прошедших непосредственно в список номинантов. Так вот, как рассказывал «БИЗНЕС Online» один из членов экспертного совета (среди них были Егошина и Токарева), который и отбирает спектакли в лонг- и шорт-лист, Славутский пригласил в Казань 6 из 13 членов совета, из которых пять высказались в пользу «Фигаро». При этом видео спектакля — обычная для «Золотой маски» практика — другим членам совета предоставлена не была. С «Бегом» провернуть такую операцию уже будет сложнее — критик Киселев является членом экспертного совета «Золотой маски» в этом году.


«ОН И СКАЗАЛ: ПУСТЬ ПРИЕДЕТ И ИМ ВСЕМ БОШКИ ПООТРЫВАЕТ»

Пожалуй, наиболее любопытным на пресс-конференции стал вопрос «БИЗНЕС Online» о возможном преемнике директора и худрука Качаловского. Через месяц Славутскому исполнится 70, и ходят слухи, что «операция „Преемник“» по передаче власти сыну Илье Славутскому уже потихоньку началась. К примеру, то, что актер Славутский-младший начал активно ставить спектакли, называют одним из элементов этой «операции». Героя пресс-конференции явно удивил этот вопрос: как оказалось, Александр Яковлевич и не думает о пенсии.

«Как можно поставить такую планку [возрастную]... Пока я соображаю, пока я передвигаюсь на своих ногах — чего же мне не работать? Я никаких планок не ставлю. Любимов в 95 лет руководил театром», — твердо сказал Славутский. «Все режиссеры долго работают. Я в этом никакого криминала не вижу. Это же в политике ротация нужна... А в искусстве пока человек состоятелен творчески... У меня не возникает таких мыслей. У меня есть помощники, которые меня опекают, обо мне заботятся... Если я могу держать театр в таком состоянии, как наш театр сегодня, я имею в виду экономически, я имею в виду материально, я имею в виду, так сказать, художественно... Придите к нам в театр: каждый гвоздик забит, засверлен...» — Славутский не раз возвращался в разговоре к любимой хозяйственно-экономической теме, ведь в его театре средняя зарплата — 52 тыс. рублей, а «может, и немного больше».

А еще он вспоминал, с чего в Казани все начиналось. Как оказалось, нынешнему «театральному олигарху республики» город поначалу совсем не понравился: «24 года в Казани. Я не собирался здесь работать. Минтимер Шарипович сказал: ну поработай, посмотри. Они пригласили, я приехал, посмотрел, мне не понравилось. Грязный город, это был 1994 год... Они снова пригласили. Григорий Михайлович Первин (в то время директор театра  прим. ред.) пригласил, а его доконали артисты, и не было главного режиссера. А ему кто-то сказал, что есть такой режиссер Славутский, который всех вот так держит. Он и сказал: пусть приедет и им всем бошки поотрывает».

Что же до сына, то он прежде всего прекрасный артист: «Если бы Илью клонировать, было бы хорошо. Но я же не могу его клонировать». А вообще, молодые люди сегодня не хотят быть руководителями театра: «Меньше денег». Вот и сам Александр Яковлевич назначает себе, режиссеру, гонорар за спектакли в три раза меньше, чем приглашенным питерским постановщикам Григорию Дитятковскому и Игорю Коняеву.

«Ни о каком наследовании речи идти... — резюмировал Славутский. — Я был бы только рад (если бы сын продолжил дело отцаприм. ред.), но мы на эту тему не думаем в театре. У нас нет этого. Я ставлю спектакли, что я кому должен наследовать? Я могу унаследовать свой Mercedes — это я могу. Я люблю красивые машины». А еще герой пресс-конференции любит красивые электроинструменты: сверла, дрели. Он их считает произведениями искусства. Славутский даже с абсолютным восхищением рассказал, как во время поездки на Мальту стал счастливым обладателем крутого западного электролобзика.


«У МЕНЯ РАДУЕТСЯ СЕРДЦЕ ЗА МОЙ ТЕАТР, КОГДА Я СМОТРЮ ДРУГИЕ ТЕАТРЫ...»

«Про меня какие-то байки рассказывают, что я там тиран. Я не тиран, я очень добрый человек. Я очень мягкий человек. Я очень сомневающийся человек. Я никакой не монстр», — сообщил Славутский и даже признался в любви к журналистам.

Сам разговор на пресс-конференции скакал с темы на тему, потому что ее гость, отвечая на один вопрос, умудрялся ответить еще на несколько, даже незаданных. «У нас какие законы работают? Я как законодатель, как депутат вам говорю. Какие наши законы работают?» — спросил Славутский и привел в пример различные запреты и ограничения на курение. Правда, в его театре эта проблема решена, причем при помощи... Рустама Минниханова. Как оказалось, во время своего визита президент Татарстана поинтересовался судьбой местных курильщиков, в ответ в здании оборудовали специальную комнату, потратив на ее создание немалые деньги.

А еще Славутский строго различает индивидуальность и имидж: «Имидж — это можно собаку причесать, и я ее приму за вице-премьера». Правда, никого конкретно он, видимо, не имел в виду. «Сегодня время безграмотных дилетантов. Сегодня, как правильно сказал Галкин (мне в последнее время он не нравится, но он интересно сказал), в правительстве Собчак Шурыгина будет министром по делам молодежи... Вот у нас кто сегодня лицо нации. Действительно смешно пошутил. Он талантливый человек. Просто в последнее время исхалтурились они», — вспомнил наш герой и главную политическую тему недели.

Еще он потроллил и коллег из казанских театров: «У меня радуется сердце за мой театр, когда я смотрю другие театры... Я искренне радуюсь за свой театр, за своих учеников». Кроме того, Славутский сообщил, что поменял бы ролями Радика Бариева (Дон Жуан) и Искандера Хайруллина (Сганарель) в спектакле «Дон Жуан» Камаловского театра: «Но, может, по татарским меркам Радик красивее Искандера».

А еще Славутский думал про постановку на основе священной книги для мусульман: «Я однажды хотел поставить Коран. Я дошел до того момента, когда ему 40 лет и он (пророк Мухаммед прим. ред.) начал огнем и мечом все выжигать... Нет, я дальше не могу, я не знаю...»

Кирилл Серебренников как-то при встрече назвал Славутского Паханом. Последний отметил, что не знает почему. Сидящий под домашним арестом режиссер начинал в Ростове-на-Дону, когда Славутский возглавлял там местный драматический театр. «Я ведь не знаю — украли или не украли, взяли или не взяли. Утверждать, что они честные? Они талантливые, способные», — так он объясняет, почему не подписал поручительство за Серебренникова и других фигурантов громкого уголовно-театрального дела, которых Александр Яковлевич прекрасно знает лично. «То, что Масляева — человек берущий, я знал. Масляеву привез в Москву господин, которого я знаю, из Брянска ее привезли туда. То, что у нее там были неприятности, я знал», — такую характеристику директор Качаловского дал экс-главбуху «Седьмой студии», которая сейчас дает показания против Серебренникова.

Он даже дал короткий мастер-класс коллегам на тему того, как не попасть в подобные ситуации: «Когда строили наше здание, со мной согласовывали дизайн, интерьер. Но я не подписывал никаких документов финансовых. Это соседи мои по зданию: вот, Славутский там строит, пусть купит наше здание. Полтора года не пускали во двор кран поставить, представляете, какая борьба была с ними... Я до сих пор там подвал не могу отвоевать наш, под нами 60 метров площади. Сужусь, сужусь... Я отключил у них отопление и свет...»

Кроме того, у Славутского есть ботинки Dolce&Gabbana, которые он даже продемонстрировал ведущей пресс-конференции, свой цех по пошиву обуви для спектаклей, а в его «Беге» Корзухин одет в шубу из меха настоящего койота. Какой уж тут «удар по мещанству».