На весь уик-энд казанская опера стала эстрадной площадкой, на которой разворачиваются события музыкального фестиваля «Үзгәреш җиле – 2»

«НЕ ПОЙМУ ОДНОГО — ЭТОТ ПРОЕКТ ДЛЯ НАРОДА ИЛИ НЕТ?»

Все-таки «Үзгәреш җиле» с президентом и без него — это две большие разницы. Из-за жеребьевки чемпионата мира по футболу, назначенной аккурат на 1 декабря, Рустам Минниханов не попал на стартовый концерт второго сезона своего детища, его в казанской опере ждут в ближайшее воскресенье. Очевидно, что придется поменять свои планы на выходные и многочисленным VIP'ам, которые напрочь отсутствовали в театре им. Джалиля накануне.


Многие прекрасно помнят прошлогодний «Ветер перемен» — вокруг него поднялась настоящая буря, в которой схлестнулись поклонники и оппоненты Рауфаля Мухаметзянова, которому президент Татарстана и поручил начать реформу национальной эстрады. Однако прошел год — и про «Үзгәреш җиле – 2» уже мало кто вспоминал, по сути, фестиваль уже стал частью культурного ландшафта города и республики. При этом есть мнение, что «ветер перемен» в широком смысле слова, спровоцированный Миннихановым, действительно поднялся и в современной татарской музыке начало проявляться движение, причем в самых разных стилях. 

Еще одна отличительная черта «Үзгәреш җиле – 2» — минимум официальной информации. Кстати, отсутствие традиционной для таких случаев пресс-конференции можно даже счесть неуважением по отношению к журналистам и общественности. Конечно, организаторы называют причиной этого «желание сохранить всё в секрете», но все прекрасно понимают, что тот же Мухаметзянов и музыкальный руководитель проекта Вадим Эйленкриг просто не хотели отвечать на неудобные вопросы, например, о том, почему «Ветер перемен», призванный вывести татарскую эстраду на российский и мировой уровень, отказался даже от концерта в Москве, о том, вырос ли бюджет фестиваля (кстати, даже максимально лояльные к устроителям мероприятия СМИ называют сумму в 80 млн рублей, потраченных на него в прошлом году), наконец, почему фонограммы песен «Үзгәреш җиле – 1», которые должен был сводить лауреат «Грэмми», по-прежнему отсутствуют или, во всяком случае, не выданы на руки артистам, как было обещано.

Рауфалю Мухаметзянову президент РТ поручил начать реформу национальной эстрады

Накануне фестиваля мы поинтересовались у некоторых деятелей культуры республики, собираются ли они идти на «Үзгәреш җиле – 2», что думают о фестивале и почему будущие концерты не обсуждаются так активно, как это было в прошлом году. «Я желаю им успеха, но не пойму одного — этот проект для народа или нет?» — сказал как отрезал певец Фирдус Тямаев, отказавшийся от выступления на «Үзгәреш җиле», где ему предлагали изменить аранжировку его хита «Гомер үтә». При этом Тямаев отдает должное профессионализму устроителей и сожалеет, что не сможет прийти из-за плотного концертного графика. И все же он отметил: «Не думаю, что в этом году фестиваль произведет музыкальную революцию: попса — это попса, рок — это рок, джаз — это джаз, классика — это классика...»

Известный шоумен и ведущий Булат Байрамов так объясняет отсутствие ажиотажа в этом году: «Вначале всегда хочется увидеть то, что до этого не видел, всегда так. А потом увидели — и да, оказывается, вот такой фестиваль. Там были перепевки некогда популярных песен, понятно, что аранжировки поменяли, но ведь принципиального нового-то не было». А вот поэт Ренат Харис в восторге от фестиваля: «„Үзгәреш җиле“ — самый нужный институт для развития эстрады, без него искусство эстрады не будет развиваться».

Некоторые СМИ уже отметились новостями в духе «первый концерт „Үзгәреш җиле – 2“ собрал аншлаг»

РАУФАЛЬ МУХАМЕТЗЯНОВ — ГЛАВНЫЙ ФАНАТ «ҮЗГӘРЕШ ҖИЛЕ»

Антураж в оперном театре был привычен. В фойе все тот же струнный квартет перемежал татарские мелодии с «Чардашом» Монти, привычно радовали глаз бокалы шампанского по 100 рублей за штуку, здесь же была и фотовыставка, запечатлевшая репетиционный период работы над проектом. Радовала цена буклета фестиваля — все те же 100 рублей, но огорчило его наполнение: несколько восторженных статей о прошлогодних концертах (один из них завершался пассажем уровня школьной стенгазеты: «Жарче дуй, „Үзгәреш җиле“!»), а также куча малоинформативных биографических справок об участниках.

 В соцсетях стала распространяться информация, что директора и завучи сразу нескольких средних и музыкальных школ Казани предлагают ученикам и их родителям посетить в субботу и в воскресенье «Үзгәреш җиле» абсолютно бесплатно

Некоторые СМИ уже отметились новостями в духе «первый концерт „Үзгәреш җиле – 2“ собрал аншлаг». Хорошо известно, что для руководства казанской оперы слово «аншлаг» носит почти магический характер, но присутствовавшие на мероприятии корреспонденты «БИЗНЕС Online» даже ближе к концу первого отделения фиксировали порядка двух десятков пустых кресел. Кстати, после антракта они уже были заняты, публика с верхних ярусов четко зафиксировала пустоты и заполучила места получше. Из-за этого несколько известных артистов, гостей вечера, вернувшись из буфета, нашли свои места занятыми и не без труда нашли себе новое пристанище. И еще на эту же тему: сразу несколько человек, опрошенных нашими корреспондентами, сказали, что пришли на концерт по бесплатным пригласительным, а сегодня в соцсетях стала распространяться информация, что директора и завучи сразу нескольких средних и музыкальных школ Казани предлагают ученикам и их родителям посетить в субботу и в воскресенье «Үзгәреш җиле» абсолютно бесплатно. И это на фоне того, что дирекция театра им. Джалиля давно отрапортовала, что все билеты проданы.

Айваз Садыров и Гульназ СафароваАйваз Садыров и Гульназ Сафарова конферировали профессионально, но без особого блеска, который, впрочем, и не требовался

Сам концерт прошел в таком же деловом режиме без лишних рассусоливаний и болтовни — аж 33 песни уложились в три с небольшим часа времени. Художник Виктор Герасименко на этот раз придумал лестницу, которая стала главным элементом сценографии, расположившись посередине сцены, по бокам от нее места заняли оркестранты. Ведущих «Үзгәреш җиле» в этом году генеральный продюсер Мухаметзянов неожиданно «арендовал» у «Татар җыры». Гульназ Сафарова и Айваз Садыров конферировали профессионально, но без особого блеска, который, впрочем, и не требовался, им просто нужно было обеспечивать перебивки перед номерами. Кстати, об отсутствии прошлогоднего дуэта — Равиль Шарафиев и Марина Ясельская — можно было сожалеть: год назад они создавали какую-то особую теплую атмосферу в зале, даже несмотря на то, что не отходили от заранее написанного текста. Но, говорят, Ясельская ждет пополнения в семье...


Элемент дежавю, конечно, присутствовал. Все тот же оркестр — сборная солянка из музыкантов оркестра театра им. Джалиля и оркестра Эйленкрига, все те же старые песни о главном... Откровенно говоря, начало концерта не порадовало. Без особого блеска исполненные одна за другой лирические песни даже навели на крамольную мысль, что далеко не вся музыка, которую мы называем татарской классикой, состоит сплошь из шедевров. Хотя к самим музыкантам претензий быть не могло — за прошедший год труба Эйленкрига хуже звучать не стала, немало возможностей проявить себя получил и другой звездный инструменталист — частый гость фестиваля «Jazz в усадьбе Сандецкого», джазовый гитарист Павел Чекмаковский.

Илнар МирановИлнар Миранов исполнил трогательную песню «Син үлгәнче мине сагынырсың» как в последний раз

Не слишком впечатляющий парад учеников Венеры Ганеевой прервала прекрасным номером Зарина Вильданова из команды Yummy Music. Ее танго «Чыгарсынмы каршы алырга» получилось очень красивым и вокально, и визуально. А следующей вершиной вечера стал Илнар Миранов, исполнивший трогательную песню «Син үлгәнче мине сагынырсың» как в последний раз, отчего публика даже вызвала певца на бис.

Рауфаль Мухаметзянов (справа) зажигал вовсю под каждую композицию

Тут корреспондент «БИЗНЕС Online» впервые за вечер увидел Мухаметзянова — он расположился в ложе напротив. Реакции 68-летнего продюсера фестиваля поразили: он зажигал вовсю под каждую композицию, делал пассы руками, пританцовывая, то сидя на месте, то приподнявшись. А то, что происходило с Мухаметзяновым во время короткого сета самых именитых участников феста Jukebox Trio... такого, пожалуй, не случается даже со многими фанатами Oxxxymiron на концертах любимца. В общем, Рауфаль Сабирович отжигал по полной. Но, надо признать, песня «Ком бураны» от имеющих казанские корни Jukebox Trio звучала почти шедеврально. А Мухаметзянов явно продемонстрировал, что любит не только итальянские классические оперы, где душка-тенор и злодей-баритон дерутся за сердце строптивой красавицы-сопрано, которые он привычно ставит в подведомственном ему театре.

Во втором отделении было больше композиций в духе привычного концерта татарской популярной музыки

«НА ТАТАРСКОМ ТОЖЕ МОЖНО КРУТО ПЕТЬ!»

Второе отделение пошло уже веселее — здесь было уже больше композиций в духе привычного концерта татарской популярной музыки. А на песне в исполнении квартета «Ямьле» Айдар Салахов и Ринат Валиев едва не «порвали два баяна». Но была и отличная инструментальная версия «Син сазыңны уйнадың» от Эйленкрига и Чекмаковского.

«Ямьлэ»На песне в исполнении квартета «Ямьле» Айдар Салахов и Ринат Валиев едва не «порвали два баяна»

Однако были и откровенные неудачи. Крайне странным выглядело исполнение «Су буйлап» от одного из педагогов проекта, полуфиналистки «Голоса» Ксении Коробковой. Если татарские певицы выходили в вечерних платьях, то на Коробкову зачем-то напялили калфак, а слов песни было не разобрать. Организаторы не поняли, что эта композиция не про вокальные данные, а про душу, вытащить ее только за счет профессионализма невозможно. Наверное, прежде чем браться за нее, стоило посмотреть, как совсем юная Саида Мухаметзянова на слепых прослушиваниях «Голос. Дети» этой песней заставила плакать Пелагею и Диму Билан. Но Коробкова решила ее спеть так же, как и композиции Тины Кароль и Лары Фабиан на проекте.

А уж «Апипа» от итальянской певицы Люси Кампети выглядела просто аттракционом, мало имеющим отношение к музыке, тем более татарской. Так же выглядели и танцевальные номера от столичных и дорогих Street Jazz. Мельтешение танцоров на сцене, часто абсолютно не соответствовавшее характеру песни, иногда откровенно раздражало. Апофеозом был номер главной героини прошлогоднего фестиваля Алины Шарипжановой. Для исполнения татарской народной песни «Лодка плывет» ее почему-то нарядили под Кармен, а вокруг перемещались танцовщицы в белом с картонными сердечками...

Алина ШарипжановаМельтешение танцоров на сцене, часто абсолютно не соответствовавшее характеру песни, иногда откровенно раздражало. Апофеозом был номер главной героини прошлогоднего фестиваля Алины Шарипжановой

И все-таки в конце вечера был номер, который примирил со всеми странностями, а порой и несуразностями второго сезона «Үзгәреш җиле». Великолепный творческий и семейный дуэт — Эльза Исламова (ученица Альбины Шагимуратовой) и Артур Исламов (солист театра им. Джалиля) — так проникновенно исполнил «Без барыбер бергә булырбыз» Рустема Яхина, что стало понятно — татарская песенная школа жива. Да, и еще Айдар Гайнуллин должен насторожиться. Пока мэтр выступает в Европе, у него подрастает конкурент в борьбе за звание «Главный татарский баянист»: обаятельный и молодой Айдар Салахов вчера завоевал не одно женское сердце.

Ксения КоробковаКрайне странным выглядело исполнение «Су буйлап» от одного из педагогов проекта, полуфиналистки «Голоса» Ксении Коробковой

«НА ТАТАРСКОМ ТОЖЕ МОЖНО КРУТО ПЕТЬ!»

«Нынешний, второй фестиваль мне нравится больше. Мне кажется, в прошлом году никто не знал, чего ждать, и поэтому после концерта присутствовал эффект неожиданности — для кого-то приятный, для кого-то непонятный. В этом же году уже знаю, чего ждать. А для меня, конечно, нынешний фестиваль особенный, потому что прозвучала моя музыка (дуэт из оперы „Алтын Казан“). Я сам как слушатель получаю большое удовольствие. Мне кажется, самая главная миссия этого фестиваля — воспитание слушателя. Короля делает свита, и нужна публика, которая ценит хорошее исполнение», — поделился своими впечатлениями в антракте с «БИЗНЕС Online» композитор Эльмир Низамов.


А вот простые зрители несколько разошлись в оценках. «Я впервые на „Үзгәреш җиле“, билеты мне подарил сын. Мне концерт очень понравился. Тот уровень, на котором поют сегодня ребята, гораздо выше, чем наша татарская эстрада, которую мы привыкли видеть», — рассказала нашему корреспонденту одна пожилая дама. А вот у других ее сверстниц было иное мнение. «Мелодии не душевные, хоть и хорошие. Не наше, татарское, это», — считает женщина, представившаяся Анисой Исхаковной. «В принципе, концерт нам нравится, хотя, наверное, больше он по душе молодым. Эта современность чувствуется в песнях, но, пожалуй, изменить татарскую эстраду можно и другим способом — сохраняя что-то национальное», — думает ее подруга Нурания. В восторге от концерта была парочка, которая весело проводила время в буфете: «Да, здорово, мы тоже можем дать достойный ответ русской и американской эстраде. На татарском тоже можно круто петь!»

Люси КампеттиКомпозиция «Апипа» от итальянской певицы Люси Кампети выглядела просто аттракционом, мало имеющим отношение к музыке, тем более татарской

Понятно, что за «Үзгәреш җиле – 2» последуют третий и последующий сезоны фестиваля. Но уже сейчас понятно, что лабораторией стиля он так и не стал. Блестящий джазовый трубач Эйленкриг может с легкостью выдавать раз в год по красивой инструментальной версии татарской песни, но это не приблизит фестиваль к решению тех задач, которые перед ним ставит Минниханов. И если его устроители не отойдут от единственной задачи — «понравиться президенту», то очень скоро упрутся в творческий тупик. Вероятно, для того, чтобы в него не попасть, необходимо менять формат, ежегодный «зур концерт», пусть даже сделанный профессионально и качественно, все-таки остается не более чем «зур концертом», а реально меняют музыкальный облик только телепроекты уровня «Фабрики звезд» или того же «Голоса».