Маркетинг, СМИ и реклама 
20.05.2019

«Люди, которые приобретают пакеты медиа, начинают думать, что СМИ – это колбасный завод»

Одно из ключевых либеральных изданий страны в один день лишилось всего политического блока. Что это значит?

Прогноз отставки спикера Совета Федерации стоил рабочих мест 13 журналистам «Коммерсанта» — двое были уволены по решению акционера издания, остальные покинули редакцию в знак протеста. Парадоксально, что заявления на выход журналистов попросили написать спустя целый месяц после выхода заметки. Телеграм-каналы полагают, что увольнение журналистов на самом деле является продолжением кампании против Валентины Матвиенко, а сама она была в бешенстве, когда узнала об этом.

ЗАО «Коммерсантъ-холдинг» контролируется российским предпринимателем Алишером Усмановым ЗАО «Коммерсантъ-холдинг» контролируется российским предпринимателем Алишером Усмановым Фото: ©Илья Питалев, РИА «Новости»

кто стал жертвой операции «увольнение за статью»? 

Сразу 13 журналистов издательского дома «Коммерсантъ» покинут своего работодателя после выхода статьи «Спикеров делать из этих людей». Материал содержал несбывшийся (во всяком случае — пока) прогноз отставки спикера Совета Федерации (СФ) Валентины Матвиенко. О своим предстоящем увольнении авторы материала — специальный корреспондент «Коммерсанта» Иван Сафронов и заместитель редактора отдела политики Максим Иванов  сообщили на своих страницах в «Фейсбуке». По словам обоих журналистов, такое решение принял акционер (ЗАО «Коммерсантъ-холдинг» контролируется российским предпринимателем Алишером Усмановым — прим. ред.). «Я покидаю ИД вместе с Максимом Ивановым не по своей воле, а в соответствии с решением акционера, высказавшего серьезные претензии к статье, в которой сообщалось про возможный уход с поста спикера Совета Федерации Валентины Ивановны Матвиенко, — написал Сафронов. — Нравится оно мне или нет, это не важно: у ИД есть владелец, он вправе определять, кто будет работать в принадлежащем ему активе — Ваня Сафронов или какой-то другой человек. С 21 мая меня в „Коммерсанте“ уже не станет, уход оформлен по соглашению сторон. Мне тяжело и больно писать об этом».

«С завтрашнего дня я больше не работаю в ИД „Коммерсантъ“, — предупредил своих подписчиков Иванов и объяснил причины своего ухода. — Я люблю кадровые новости и предсказания. Вероятно, их любят не все. Это странное ощущение: сколько написано текстов — про выборы, регионы, парламент, законы, разные перестановки и… — теперь точка. Теперь, видимо, время двигаться дальше».

Отставка двоих авторов заметки спровоцировала увольнение всего отдела политики «Коммерсанта» во главе с его кураторами. Об этом сообщил на своей странице в «Фейсбуке» заместитель шеф-редактора «Коммерсанта» Глеб Черкасов. «У акционера есть право принимать кадровые решения, у сотрудников есть право с ними не соглашаться единственно возможным способом — сменой места работы», — написал Черкасов. Кроме заместителя шеф-редактора заявления об уходе подали заведующая отделом политики Алла Барахова, ее заместитель Мария-Луиза Тирмастэ, корреспонденты Наталья Корченкова, Александра Джорджевич, Софья Самохина, Елизавета Миллер, Катерина Гробман, Всеволод Инютин, а также обозреватель Виктор Хамраев и специальный корреспондент Анна Пушкарская. Пост Черкасова собрал более 2 тыс. просмотров и более 400 репостов.

Валентина Матвиенко Материал «Коммерсанта» содержал несбывшийся (во всяком случае — пока) прогноз отставки спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко
Фото: kremlin.ru

Заметка, которая стала поводом для увольнения журналистов, была опубликована 17 апреля этого года, однако журналисты были уволены не через день или неделю, а спустя целый месяц. Авторы заметки со ссылкой на свои источники указывали, что вероятность ухода Матвиенко «крайне велика». По их прогнозам, обсуждение кадрового решения могло состояться в мае на встрече Матвиенко с Владимиром Путиным. Однако анонсированная встреча так и не состоялась. Зато еще в конце марта президент РФ подписал указ о награждении Матвиенко высшей государственной наградой РФ — орденом Святого апостола Андрея Первозванного. Некоторые эксперты тогда указывали на то, что обычно присвоение таких наград происходит перед отставкой топовых госчиновников. Кстати, президент не появился и на юбилейном торжестве Матвиенко, что также было расценено как некая «черная метка»… 

Сразу несколько телеграм-каналов указали на то, что Матвиенко была в бешенстве от увольнений журналистов «Коммерсанта», поскольку они ударили по ней сильнее, чем статья о возможной отставке. Канал «Незыгарь» со ссылкой на сотрудника аппарата Совфеда сообщил, что увольнение журналистов — это «продолжение кампании против Валентины Ивановны»: «Никого она не просила увольнять». Авторы телеграм-канала «Политджойстик» высказались прозрачнее. «Скандал с увольнением журналистов „Коммерсанта“, с одной стороны, появился очень вовремя для дополнительно подтопления Матвиенко. Смещать её вроде, как надо, но критическая масса перестала накапливаться, не хватать же ещё одного Арашукова в Совфеде? Поэтому, Усманов, получатся, сыграл против Матвиенко, — говорится в сообщении канала (орфография и пунктуация сохраненыприм. ред.). — С другой, самое обидное для Кремля и Матвиенко то, что случилось все ровно через выходные после Медиафорума ОНФ, где выступал Президент Путин и так красиво сломал антивластный сценарий в Екб с храмом».

В общем, так или иначе сегодняшний скандал с участием «Коммерсанта» (одно из нескольких ключевых либеральных изданий страны, еще как-то поддерживающее свою марку, например, в отличие от той же «Ленты» или РБК, бывшими еще недавно флагманами либерализма медиарынка РФ) и его владельца, одного из самых влиятельных людей страны, — это больше, чем просто еще один скандал, который завтра же благополучно забудется. Очевидно, что в России идут тектонические сдвиги, пока невидимые глазу, от этого не менее грозные и свидетельствующие о больших грядущих изменениях. Весь вопрос только в том, куда будет направлен вектор этих изменений.  Как минимум 20 мая можно считать днем, когда «Коммерсантъ» в один день потерял весь политический блок и курс. Возможно, что навсегда…

20 мая можно считать днем, когда «Коммерсантъ» в один день потерял весь политический блок и курс. Возможно, что навсегда… Фото: Донат Сорокин/ТАСС

«ЕСЛИ ИЗ-ЗА КАЖДОЙ ОШИБКИ В ПРОГНОЗЕ ЖУРНАЛИСТЫ БУДУТ УВОЛЬНЯТЬСЯ, ОНИ ТОГДА ЗАМОЛКНУТ ВООБЩЕ»

По просьбе «БИЗНЕС Online» эксперты высказались о поводе для увольнения журналистов: несбывшийся прогноз корреспондентов или нежелание «Коммерсанта» вызвать гнев спикера Совета Федерации?

Николай Сванидзе — журналист, профессор, член СПЧ, директор Института Массмедиа РГГУ:

— В этой истории каждый сам для себя делает выводы из происшедшего. Алишер Усманов фигура крупная, известная — можно ли надавить на такого человека? Но я не сомневаюсь, что у Усманова есть свои представления о прекрасном, он владелец влиятельной газеты, и я думаю, что он сам мог положить себе границы возможного. Если он видит, что эти границы нарушаются, он принимает жесткие решения.

В нашей ситуации, когда свобода слова, печатного и электронного, несравненно выше, чем была в СССР, и все-таки несравнимо ниже, чем она могла бы быть (и хотелось бы) сейчас, каждый сам устанавливает для себя барьеры. Хозяева СМИ в зависимости от своей приближенности к власти самостоятельно проводят для себя границы возможного. Думаю, что Алишер Усманов провел их.

А журналисты, как правило, хотят писать то, что они хотят писать. Если из-за каждой ошибки в прогнозе они будут увольняться, они тогда замолкнут вообще. Поэтому здесь у каждой стороны своя правда. Да, журналисты, которые работают в некоей медийной структуре, должны следовать внутренней политике этой структуры. Иначе они должны менять ее. Если ты работаешь на определенном телеканале или в газете «Коммерсантъ», ты не должен нарушать их правила игры. Но если журналисты считают, что они действовали в рамках, а их возможности сужаются искусственно, то они вправе принимать для себя решения.

Евгений Гильбо — политолог, журналист:

— Увольнение — это право акционера. Изначально журналисты должны были все эти годы бороться за другие права. Сейчас акционеры имеют право увольнять журналистов по любой причине. На них в этом плане нет трудового законодательства. За это трудовое законодательство следовало бороться на протяжении последних 20 лет. Вместо этого они занимались тем, что, если вежливо сказать, вылизывали подчинение власти. Результат налицо — теперь для этого поколения хорошей жизни не будет. Да, следующее поколение придет к этому. Будут отстаивать свои трудовые права, гражданские права, создадут гражданское общество. А что до нынешнего поколения, то они не смогли отстоять свои права. Ситуация грустная. Увольняли, увольняют и будут увольнять. Вопрос о свободе слова в России закончился не сегодня, а уже давно — снявши голову по волосам не плачут.

Я не считал «Коммерсантъ» ориентиром журналистики. Он был вполне провластной газетой. С моей точки зрения, интересного он не публиковал. Поэтому я и не читал все эти размышления. Сколь-нибудь люди реально деловые «Коммерсантъ» не читали и не читают. И читать уже не будут. Тем более это касается нынешнего поколения. Они если и знают о «Коммерсанте», то только просто на уровне знаний. Смерть этого издания и так неизбежна вместе с уходом на пенсию и вымиранием его читателей, которое сейчас идет полным ходом. Поэтому и его аудитория сокращается по понятным причинам. И нет авторитета в глазах нового современного поколения.

Михаил Федотов — секретарь союза журналистов России, советник президента РФ, глава совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека:

— Не знаю, что написано в редакционных документах издательского дома «Коммерсантъ». Какие там полномочия есть у учредителей, у акционеров, какие у главного редактора и так далее. Закон «О СМИ» дает возможность самостоятельно редакции и учредителю определить свои отношения. Как они определены в «Коммерсанте», я просто не знаю. Здесь надо смотреть на конкретную ситуацию, а не гипотетическую. Конкретно мы сможем только судить после того, как поговорим с этими корреспондентами, главным редактором, генеральным директором. Вот тогда мы сможем сделать какие-то выводы. Пока журналисты к нам по этой теме не обращались. Посмотрим… Если обратятся, то будем разбираться. .

«ТАК ПРОИСХОДИТ, КОГДА ВЛАДЕЛЕЦ НЕ ЗАЩИЩАЕТ ИЗДАНИЕ И ВООБЩЕ НЕ ЛЮБИТ ЕГО»

Александр Минкин  обозреватель «Московского Комсомольца»:

— Усманов погубил «Коммерсантъ». А Матвиенко — никто. Просто функция. Больше мне нечего сказать.

Илья Красильщик — экс-издатель «Медузы»:

— Ну, это ***! Можете так и написать. Там все понятно, черно-белая ситуация. Я правда не знаю, что сказать. Она настолько очевидна. Люди делали свою работу, и за это их уволили. Это политика России в системных изданиях — вот так происходит, когда владелец издания не защищает это издание и вообще не любит его. Столько раз уже такое происходило. Что уж тут еще комментировать. Я не хочу говорить слово «неправомерно». Это ***. Если хотите, то используйте это слово, или не используйте.

Что явилось двигателем к увольнению, я не знаю. Я не работаю в медиа с января и не слежу за этим настолько глубоко. Я вижу результаты. Их мы столько раз видели, что каждый раз делать какие-то выводы… Мы их давным-давно сделали, о том, что происходит. Ребятам желаю удачи и найти место, где они смогут делать то, что они делают.

Михаил Синельников-Оришак — журналист, руководитель «Энциклопедии компромата», блогер:

— А насколько правомерно журналистам распространять сплетни? Ушла Матвиенко в отставку? Не ушла. То, что принято называть журналистикой, уже деградировало по разным причинам. Когда происходит легитимация сплетен под разными соусами, со ссылками на неназванный источник или просто без объяснений вбросом информации, то ответственности нет никакой. Если угадал, попал пальцем в небо, то сразу получаешь славу великого прогнозиста, величайшего аналитика. А если промахнулся, то авось и не заметят, потом еще накидаем подобных прогнозов… Не надо смотреть на эту историю как на кровавый режим акционеров, которые взяли и выгнали святых журналистов. Журналисты, мягко говоря, выпустили не совсем корректную информацию. И акционеры имеют право на увольнение. Я бы даже приветствовал такое как профессиональное очищение. А «Коммерсантъ» — издание, которое всегда стояло на позициях профессионализма и какой-то определенной этики. Тут, конечно, можно оправдаться. Но это же все так делают. Почему уволили именно этих? Я считаю, что люди должны нести ответственность за то, что они говорят и пишут.

Скандал на отношении к изданию не отразится. Очень многие журналисты переоценивают свою значимость и очень любят устраивать бурю в стакане воды. Этим они во многом похожи на политиков. Но политик никогда не скажет, почему он проиграл выборы. Виноваты все: режим, черные технологии, конкуренты, но только не он. Также и журналист. Мол, вот виноваты злые акционеры, которые вмешались. Издание — это юридическое лицо, оно связано различными хозяйственными вопросами, условно хотя бы, чтобы у журналиста была зарплата вовремя. Дело тут неконкретно в Матвиенко, написать можно все что угодно. Просто нет ответственности. Журналистское сообщество первым поднимается на защиту корпоративных интересов. Лишь бы все шло дальше, чтобы была возможность и дальше реализовывать всевозможные фантазии, скармливать их читателям.

Дмитрий Муратов — основатель и экс-главред «Новой газеты»:

— Люди, которые приобретают сегодня крупные пакеты медиа, начинают думать, что они журналисты, что они могут определят редакционную политику, давать темы, выражать свое недовольство. Они думают, что СМИ — это колбасный завод. Пришел на колбасный завод, попробовал кусочек колбасы, не понравилось и сказал: «Замените или колбасу, или название, или технолога». Так же они хотят работать с медиа. Но, к сожалению, так с медиа работать не получается. Мы видели, каких безумных результатов достиг, например, Мамут, когда сначала был уничтожен «Живой журнал», который он купил через суд. Потом то же самое произошло с «Лентой» и со всеми остальными ресурсами. Теперь по этому пути верной протоптанной дорогой идет Алишер Бурханович Усманов. Я, честно говоря, думал, что он разумнее, что жизнь его чему-то научила, что есть вещи более тонкие и менее сиюминутные. Но когда владелец считает, что может вмешиваться в редакционную политику, в этот момент приходит конец.

Я лично люблю «Коммерсантъ» и хочу напомнить, что, когда Березовский, владеющий этой газетой, решил опубликовать в ней свое письмо, Андрюша Васильев, тогдашний главный редактор, сказал, что он это письмо опубликует только на рекламной основе. Тогда Березовский перевел в «Коммерсантъ» деньги и его письмо было опубликовано под рубрикой «Реклама». Как это ни странно в отношении Березовского, потому что с Первым каналом, ОРТ и Доренко он вел себя по-другому. Но позиция главного редактора Васильева была абсолютно точна. А Усманов не понял, с каким уникальным активом он имеет дело. Он пришел в Google со стамеской и молотком, грубо говоря.

И второе. Почему так болезненно воспринимаются все вещи, связанные с Советом Федерации, политиками, кадровыми перестановками, на которых специализируется «Коммерсантъ»? Мы ведь знаем, что это его информация подтверждена минимум из двух источников. Я думаю, это сегодняшняя ситуация связана с тем, что сотрудники издания, высоко продвинутые и профессиональные люди, попали просто в глаз. Видимо, они вычислили один из сценариев трансфера власти в 2024 году.

Конечно, увольнение целого отдела политики «Коммерсанта» можно было бы сравнить с тем, что футбольный клуб покинул Роналдо. Но я уважаю тех людей, которые остались. И как профессионалов, и как людей. Поэтому так говорить не буду. И никогда не буду говорить, что ушли лучшие. Я просто скажу, что ушли незаменимые. Луиза Тирмастэ, Глеб, Виктор Хамраев… Этих журналистов мы читаем, и мы им доверяем.

Понимаете, в чем дело: анонимный телеграм-канал — это такое говно, которое пишет аноним без ссылки на источник. А за то, что появлялось в «Коммерсанте», журналисты отвечали своей репутацией. Но, видимо, для Усманова репутация перестала что-либо собой представлять. Но в данном случае он потерял свою.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (10) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    20.05.2019 21:25

    Что и требовалось доказать... Ещё одним нормальным сми меньше. Значить, будем больше читать БО

  • Анонимно
    20.05.2019 22:04

    Джинса была? Если была, то правильно с журналистами поступили. Уже проходили этот шантаж - УЖК (уникальный журналистский коллектив). В Москве журналистов переизбыток - новых наберут, не хуже прежних.

  • Анонимно
    20.05.2019 22:14

    Главное чтоб БО продолжали в том же духе, в котором сейчас вещают. Не особо прогибаясь под современные течения...Единственное СМИ, которое читаю!

  • Анонимно
    20.05.2019 22:30

    буря в стакане воды на фоне супер скандала Гугла и Хуавей. Вот где инф.удар, так удар! Если китайцы создадут свою версию "Андроида", то вскоре мир заговорит по-китайски.

  • Анонимно
    20.05.2019 23:29

    Ну вообще странная история. Вряд ли Матвиенко стала бы реагировать спустя месяц после выхода статьи. На такие вещи реагируют мгновенно, и головы летят тоже мгновенно. Есть ощущение, что это реально какая-то подстава. Например, "Знак" пишет, что про увольнение был вброс от Володина. Возможно, что и ноги увольнения растут из того же источника. Для Матвиенко это подстава, в любом случае.

  • Анонимно
    21.05.2019 05:58

    Так как Коммерсант среди читателей имеет репутацию серьёзной газеты, в ней должна преобладать проверенная информация. Для разного рода фантазий существуют так называемые бульварные газеты.

    • Анонимно
      21.05.2019 08:11

      Репутация Коммерсанта настолько серьёзная, что я давно перестал его читать, ничего интересного после смены владельца там не печаталось. Журналисты, воспользовавшись предлогом, красиво ушли оттуда потому, что устали работать в этом болоте.

  • Анонимно
    21.05.2019 08:31

    а разве не колбасный завод?))

  • Анонимно
    21.05.2019 11:31

    Читаю не только на русском, но и иностранные СМИ и считаю ситуацию происходящее вопиющим нарушением свободы слова. Обычно, в таких случаях ставят ремарку, что мнение автора не совпадает с мнением редакции. Матвиенко разочаровала. Недавно заметил, что если репостишь "Новую газету" или некоторых авторов Эха, во vk, принадлижащей Усманову, ссылки не запоминаются. Это прямое доказательство доказательства цензуры, которое объяснят как технический сбой. Цензура запрещена конституцией РФ. Следовательно, нарушители конституциии - преступают Основной закон и нарушают статью 144 УК РФ - воспрепятствование профессиональной деятельности журналиста. Но как любил выражаться владелец заводов, газет параходов, цитирую: "тьфу на вас", и "еще раз". Только когда в стране сменится власть, страна вернется к экономическому росту и свободам, олигархату придеться пересмотреть принципы управления. Почему не увольняют журналистов в Австрии, которые пишут о правительственном кризисе и отставках в правительстве из-за сомнительного скандала с подсадной якобы русской медовой ловушкой для вице-канцлера? Сценарная теория и мультивариантность существуют помимо воли олигарха или чиновника из геббельсовского ведомства. Деградация системы продолжается. М. С.

  • Анонимно
    21.05.2019 12:04

    Прости меня, прелестный истукан.
    Да, у разлуки все-таки не дура
    губа (хоть часто кажется - дыра):
    меж нами - вечность, также - океан.
    Причем, буквально. Русская цензура.
    Могли бы обойтись без топора.

    И. Бродский

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль