• $75.45-0.02
  • 90.030.14
  • 48.07-0.54
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год
    комментарии 13 в закладки

    Даниил Кислов: «Киргизия на пороге диктатуры – безраздельной власти Жапарова»

    Главный редактор сайта «Фергана.Ру» о том, как центральноазиатская республика живет от революции до революции и что общего у нее с Сирией и Сомали

    «В Киргизии сильна власть криминала. Страна поделена на «красные» зоны, где управляет администрация, и «черные», где правят бандиты», — говорит эксперт по Центральной Азии Даниил Кислов, комментируя «третью киргизскую революцию». О том, как и. о. президента КР Садыр Жапаров захватывает кабинеты и командует боевиками на улицах, близок ли он киргизским националистам и почему ратует за многоженство, а также за что республику называют несостоявшимся государством, Кислов рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».

    Даниил Кислов: «Сегодняшняя ситуация в Бишкеке кардинально отличается от происходящего в Белоруссии и в Армении, и даже от того, что было до этого в Кыргызстане» Даниил Кислов: «Ситуация в Бишкеке, которая есть сегодня, кардинально отличается от происходящего в Беларуси и в Армении, даже от того, что было до этого в Киргизии» Фото: © Александр Вильф, РИА «Новости»

    «ПРЕЗИДЕНТА ПОСТАВИЛИ ПЕРЕД ВЫБОРОМ: ДОБРОВОЛЬНАЯ ОТСТАВКА ИЛИ ВОЙНА — НАСТОЯЩАЯ, БЕЗ ВСЯКИХ КАВЫЧЕК»

    — Даниил Анатольевич, нынешнюю революцию в Киргизии, уже увенчавшуюся сменой власти, многие ставят в один ряд с протестами в Беларуси и с войной в Нагорном Карабахе. Так и говорят: это единая цепь конфликтов по периметру России. Так есть ли между упомянутыми конфликтами что-то общее или каждый из них имеет собственную генеалогию, а совпадение во времени случайно? И еще: не приведут ли все эти войны и протесты к распаду ЕАЭС, Евразийского экономического союза, куда входят практически все страны, охваченные в данный момент беспорядками или втянутые в боевые действия?

    — Я все-таки не эксперт по Армении и Беларуси и не могу, наверное, судить глубоко о местных событиях. Наш сайт «Фергана.Ру» отслеживает то, что происходит в республиках Центральной Азии, и в качестве его главного редактора я могу лишь сравнить «третью киргизскую революцию» с минскими протестами или очередной войной на Кавказе. Я вижу что-то общее, и все же различий наблюдаю больше. В Закавказье длится тридцатилетний вооруженный конфликт — не вчера он начался и не сегодня закончится. Что касается Беларуси, то там никогда еще не было таких серьезных протестов лично против президента Александра Лукашенко и сомнений в легитимности состоявшихся там президентских выборов. При этом мы знаем, что белорусские протесты носят непривычный для них уличный характер и их движущей силой, как бы кто к этому ни относился, действительно являются народные массы. Что касается Киргизии, то революционные события здесь происходят регулярно, едва ли не каждые пять лет, и их механизмом служат как раскол республиканских элит, так и уличные волнения.

    Я бы даже поставил раскол в киргизских элитах на первое место — именно он всегда является первопричиной переворотов в Бишкеке. А уже затем элиты вытаскивают на улицы митингующих, за ними — погромщиков и мародеров, а уже за ними — откровенных бандитов и вообще неизвестно кого. Ситуация в Бишкеке, которая есть сегодня, кардинально отличается от происходящего в Беларуси и в Армении, и даже от того, что было до этого в Киргизии. Я бы рискнул назвать это худшей формой слома власти, случившейся на днях, и это при том, что республика со времен Тюльпановой революции 2005 года, приведшей к свержению президента Аскара Акаева, имеет очень богатый опыт переворотов. Почему я говорю про худшую форму слома? Потому что его результатом стали вовсе не демократические преобразования, а, наоборот, возникла очевидная опасность формирования диктатуры в Киргизии — безраздельной личной власти одного человека.

    «Белорусские протесты носят непривычный для них уличный характер, и их движущей силой, как бы кто к этому ни относился, действительно являются народные массы» «Белорусские протесты носят непривычный для них уличный характер, и их движущей силой, как бы кто к этому ни относился, действительно являются народные массы» Фото: © Михаил Воскресенский, РИА «Новости»

    — Мы говорим о премьер-министре Киргизии Садыре Жапарове, который на днях самочинно провозгласил себя и. о. президента страны?

    — Да, разумеется, это новоиспеченный премьер Садыр Жапаров, который был избран на свой пост на каком-то частном кулуарном собрании депутатов киргизского парламента в гостинице «Достук». Однопалатный парламент республики называется Жогорку Кенеш и состоит из 120 депутатов, но на то кулуарное заседание собрались не более 30–40 депутатов, кворума не было. Однако Жапаров посчитал свое избрание состоявшимся и тут же поспешил в Дом правительства, где практически силой захватил кабинет премьера, после чего на фоне «интерьеров власти» начал позировать для соцсетей со своим ближайшим соратником и другом Камчыбеком Ташиевым, бывшим лидером партии «Ата-Журт» («Отечество»). Замечу, что от «Ата-Журт» Жапаров в 2010 году баллотировался в парламент, прошел в него (стал председателем комитета по судебно-правовым вопросам Жогорку Кенеш — прим. ред.) и даже получал предложения баллотироваться от партии в президенты. Тогда он отказался, но сегодня его амбиции, направленные на захват власти, очевидны. Причем свои действия он осуществляет при поддержке уличной толпы. Во время так называемого голосования в гостинице «Достук» данный трехзвездочный отель был окружен сторонниками Жапарова, которые угрозами и давлением вынуждали парламентариев избрать нового премьера. То есть Садыр Жапаров действует по принципу «пришел, увидел, захватил».

    Очень интересный эпизод с участием Жапарова рассказал на днях один из самых, на мой взгляд, авторитетных политиков Киргизии Феликс Кулов. Это бывший премьер-министр Киргизии (в 2005–2007 годах), с очень хорошим жизненным бэкграундом и высоким интеллектом. Так вот, он засвидетельствовал любопытную ситуацию, которая выглядит очень подозрительной. 15 октября в час дня в резиденции президента Киргизской Республики (КР) Сооронбая Жээнбекова собрались ведущие политики страны. Там была, к примеру, Роза Отунбаева, бывший временный президент КР в 2010–2011 годах, представители парламента и оппозиционных партий, другие известные общественные деятели, в том числе Феликс Кулов. Все они просили Жээнбекова пока что воздержаться от отставки, потому что в условиях хаоса данный шаг может сказаться самым пагубным образом. И Евросоюз просил действовавшего на тот момент президента о том же самом. В ответ Жээнбеков заверил их, что он, конечно же, никуда не уйдет и не бросит народ и государство в такую тяжелую минуту.

    Когда эта группа политиков покинула кабинет Сооронбая Жээнбекова, Кулов выходил из дверей последним и вдруг увидел, как по лестнице поднимаются Садыр Жапаров и Камчыбек Ташиев, о которых ранее было объявлено, что они не смогут присутствовать на общей встрече. Поднявшись, они зашли к президенту отдельно, вдвоем. А уже через полчаса Жээнбеков неожиданно выступил с заявлением о своей добровольной отставке.

    «И вот громкая новость: президент резко меняет мнение и неожиданно подает в отставку, — пишет в „Фейсбуке“ Феликс Кулов. — Вывод здесь может быть только один: некие силы (рано или поздно, уверен, станет известно, что за силы) решили пойти на силовой захват власти и президента поставили перед выбором: добровольная отставка или война, настоящая, без всяких кавычек».

    (Текст обращения Сооронбая Жээнбекова  гласил буквально следующее: «Для меня мир в Кыргызстане, целостность страны, единство нашего народа и спокойствие в обществе превыше всего. Нет ничего дороже для меня жизни каждого моего соотечественника. Я не держусь за власть. Не хочу остаться в истории Кыргызстане как президент, проливший кровь и стрелявший в собственных граждан. Поэтому принял решение уйти в отставку», — прим. ред.)

    Что случилось в тот момент, когда Жапаров и Ташиев зашли в кабинет к президенту? Угрожали ли они ему? Или демонстрировали ему тоннами какой-то компромат, который обещали вывалить на сайты и в социальные сети? Что произошло за закрытыми дверьми, неизвестно, но для судьбы власти в КР встреча оказалась решающей. И подкрепляет версию давлению на Жээнбекова тот факт, что группа сторонников Жапарова была рядом, у стен президентской резиденции. Я бы определил этих «сторонников» как организованных и проплаченных активистов бандитских группировок, которые в нужный час собираются возле парламента или Дома правительства. Они же захватывают автобусы и какую-то технику, необходимую организаторам переворота, и они же проживают в одной из самых дорогих гостиниц Бишкека Ак-Кеме. Я бы даже не побоялся назвать их боевиками Жапарова. В условиях комендантского часа, действующего в Бишкеке, они все равно спокойно собираются на улицах и площадях и скандируют одно и то же: «Соке кетсин!» То есть: «Президент, уходи!». 15 октября давление на Сооронбая Жээнбекова достигло своей цели — неожиданно для всех он ушел.

    «15 октября давление Сооронбая Жээнбекова достигло своей цели — неожиданно для всех он ушел» «15 октября давление на Сооронбая Жээнбекова достигло своей цели — неожиданно для всех он ушел» Фото: © Kremlin Pool / Global Look Press / globallookpress.com

    «ЗОНЫ В КИРГИЗИИ, ГДЕ УПРАВЛЯЕТ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АДМИНИСТРАЦИЯ, НАЗЫВАЮТСЯ «КРАСНЫМИ», А ГДЕ ПРАВЯТ ТОЛЬКО БАНДИТЫ — «ЧЕРНЫМИ»

    — Таким образом, Феликс Кулов стал важным свидетелем того, как совершился очередной переворот в Киргизии?

    —  Да, он даже успел дать интервью нескольким местным СМИ, помимо того, что сделал запись в «Фейсбуке». Я имею основания доверять ему. Более того, у Кулова мелькнула любопытная информация: когда Садыр Жапаров выступал на внеочередном заседании парламента, на котором был избран премьером, он сказал: «Да, конечно, мы объявим внеочередные парламентские выборы (взамен тех, что случились 4 октября и которые ЦИК КР на фоне протестов уже объявил недействительными, — прим. ред.), но до этого мы хотим внести некоторые кардинальные изменения в Конституцию КР, сделав республику более президентской (изначально Киргизия считалась президентской республикой, однако в 2017 году был принят ряд поправок к Конституции, значительно расширяющих полномочия премьера, — прим. ред.). Этого от Жапарова никто не ожидал — эксперты, опрошенные нами, признавались нам в своей растерянности. Посмотрите, как это выглядит: до новых парламентских выборов самопровозглашенный премьер-министр (а теперь еще и самопровозглашенный и. о. президента) намерен через бывший парламент 6-го созыва протолкнуть какие-то конституционные изменения. Но такие вопросы, как мы знаем, с кондачка не решаются, они требуют обсуждения в обществе. И вот у Кулова мелькнула версия: не исключено, что следующим шагом после отставки Сооронбая Жээнбекова станет самороспуск парламента Жогорку Кенеш. По действующей Конституции исполнять обязанности президента должен спикер парламента, а это Канатбек Исаев, лидер политической партии «Кыргызстан». Однако это фигура не слишком харизматичная и влиятельная, к тому же, вероятно, неудобная тому же Жапарову. А вот после роспуска парламента, опять-таки согласно конституционным нормам, обязанности президента будет исполнять премьер-министр. И тогда все — вся власть в стране будет сосредоточена в руках одного человека, а как он распорядится этой властью — во благо или во зло — пока судить преждевременно. Впрочем, даже формального роспуска Жогорку Кенеш может теперь не потребоваться — мы знаем, что Исаев уже самолично снял с себя регалии и. о. и таким образом передал их Жапарову.

    Кстати, такого поворота событий очень опасается киргизское гражданское общество, которое долгие годы шло к цивилизованной республике парламентского толка. Всем хотелось обеспечить равноправие политических сил в принятии политических решений и уйти от авторитаризма, от диктата одной персоны. Но каждый раз — и при президенте Курманбеке Бакиеве, и при сменившей его (что греха таить) Розе Отунбаевой, и особенно при Алмазбеке Атамбаеве — все властные рычаги как-то сами собой сосредотачивались в руках одного человека. И сейчас Киргизия на пороге диктатуры, во главе которой может стать Садыр Жапаров.

    — Для людей, которые не слишком погружены в киргизские реалии, государственность Киргизии представляется какой-то сумбурной и вулканической. Там случились уже три достаточно жестокие революции, и практически каждый президент КР (за исключением разве что Розы Отунбаевой) уходил со скандалом, а то и вынужден был бежать и эмигрировать. Где сейчас первый президент «независимой Киргизии» Аскар Акаев (с октября 1990 года по август 1991 года президент Киргизской ССР, а с 31 августа 1991 года по 11 апреля 2005 года президент Киргизской Республики — прим. ред.)? Говорят, он сейчас в Москве и преподает в Высшей школе экономики. Где сейчас кумир «революции тюльпанов» Курманбек Бакиев? Судя по открытым источникам, находится в эмиграции в Беларуси, а на родине заочно приговорен к 24 годам колонии усиленного режима. Что касается Алмазбека Атамбаева, которому передала свою власть Отунбаева, то он до недавних революционных событий как раз находился в тюрьме. При этом все хорошо помнят, как в августе 2019 года была проведена спецоперация по его задержанию: пострадали 136 человек, погиб один спецназовец. Что вообще происходит в Киргизии? Где стабильность, которую так ценят в путинской России? Или в Киргизии сырая, несформировавшаяся государственность, которая каждые 5 лет проходит через серьезный кризис?

    — По сути, вы сами ответили на свой вопрос, упомянув о «сырой государственности». Ведь Киргизию зачастую даже называют failed state — несостоявшееся государство (в этот ряд нередко зачисляют Сирию, Конго, Южный Судан, Сомали и Йемен — прим. ред.). Или есть еще определения — «разрушенное, руинированное государство». Во многом так оно и есть — революций в Бишкеке было много, но ни одну из них нельзя считать окончательной, потому что каждый раз плодами протестов пользуются какие-то реваншисты или люди с совершенно иными взглядами, не отвечающими интересам революционеров. Вот сегодня, на мой взгляд, революцию на улицах Бишкека делают горожане, молодые идеалисты, которые при этом сами защищают город от погромщиков и от тех же жапаровских митингующих боевиков, формируют добровольные народные дружины, во время комендантского часа и в отсутствие милиции охраняют свои дворы и улицы, магазины, предприятия, офисы бизнесменов и т. д. Таково киргизское гражданское общество, которое за эти годы тоже очень активно росло, участвовало во всех революциях, пользовалось поддержкой правозащитных организаций и фондов, составляло собственные партийные списки. Но никогда и никому из них еще не удавалось дойти до верхушки власти, потому что в Киргизии, как ни стыдно об этом говорить, очень сильна власть криминалитета. Об этом говорится даже в недавнем заявлении посольства США в Киргизии. Буквальная цитата: «Очевидно, что одним из препятствий на пути демократического прогресса является попытка организованных преступных группировок оказать влияние на политику и выборы». В сущности, это констатация факта, который давно в Киргизии всем известен. В Киргизии вся территория поделена на «красные» и на «черные» регионы. Зоны, в которых управляет государственная администрация, называются «красными», а зоны, где правят только бандиты, называются «черными». Недаром спустя несколько суток после последнего слома власти на слуху снова возникло имя Камчибека Кольбаева — первого вора в законе среди киргизов. Он считается верховным вором Киргизии, был рукоположен в Москве в апреле 2008 года лично Вячеславом Иваньковым по кличке Япончик и Асланом Усояном, более известным как Дед Хасан. Преступники, бандиты, «черные» — это совершенно реальная политическая сила в Киргизии. Она теневая, но может мобилизовать тысячи своих бригад, обслуживать интересы любой политической партии, которая им за это заплатит, а также свои собственные интересы, выдвигая на местный политический олимп людей из своих рядов. Поэтому Киргизию и колбасит так много лет — потому что там, кроме разновекторных интересов элит Севера и Юга, низов и верхов, бизнесов и прочего, еще присутствует преступный мир как очень важная и влиятельная сила.

    «Жапаров — националист: его обвиняют в том, что он чуть не лично участвовал в межэтнических погромах 2010 года в Ошской и Джалал-Абадской областях КР» «Жапаров — националист: его обвиняют в том, что он чуть ли не лично участвовал в межэтнических погромах 2010 года в Ошской и Джалал-Абадской областях КР» Фото: © Алексей Майшев, РИА «Новости»

    «ОНИ ЗАНЯТЫ РАБОТОРГОВЛЕЙ, НАРКОТРАФИКОМ. О КАКОЙ ДЕМОКРАТИИ В ЭТИХ КРУГАХ МОЖЕТ ИДТИ РЕЧЬ?»

    — Значит, стабильности в Киргизии нет с 2005 года — со времен падения Аскара Акаева, который все-таки смог удержаться у власти 15 лет.

    — Многие пеняют на конфликт Севера и Юга Киргизии, которые совершенно являются разными и чьи элиты постоянно конкурируют и борются за власть. По традиции, якобы идущей еще от советских времен, власть в Киргизии периодически должна переходить из рук в руки: то должны командовать «северные», то должны командовать «южные». Например, Аскар Акаев был представителем «северного клана» или, так скажем, элиты времен «просвещенного коммунизма». А вот Курманбек Бакиев, пришедший ему на смену, — родом из Джалал-Абадской области, он типичный «южанин». На государственные посты он стал назначать исключительно своих родственников и друзей, свою «мафию» и тем вызвал гнев «северян». В апреле 2010 года он вместе с братьями и сыновьями, которых ранее протаскивал во власть (к примеру, центральное агентство по развитию, инновациям и инвестициям республики возглавлял сын президента Максим Бакиев, а брат Жаныш был заместителем председателя службы национальной безопасности и др. — прим. ред.), бежал в Беларусь и получил от Батьки политическое убежище наряду с очень хорошим поместьем.

    Конечно, деление на Север и Юг довольно условное.  Помните знаменитый в 1960–70-е годы Римский клуб — интеллектуальное объединение влиятельных в политике, бизнесе и науке людей? Именно Римский клуб в своих концептах разделил весь мир на условный Север и условный Юг. Не на Запад и Восток, как это было принято прежде, а именно на Север и Юг. Юг — это отсталая, консервативная, с авторитарными режимами территория, к которой относится очень много стран, являющихся ресурсными придатками Севера. Север — это богатый, просвещенный, демократический мир, который должен помогать Югу.

    — Это очень напоминает американскую классификацию времен Гражданской войны: с одной стороны конфедераты-южане, с другой — янки-северяне.

    — Ну да, такое деление производилось ведь не только по региональному признаку, но и по морально-этическим критериям, по политическому вектору и традиции. Как ни странно, но эта классификация работает и в Киргизии. Вот киргизский Север — он открытый, новаторский, демократический, и, очень условно говоря, пролиберальный или прозападный. А Юг, как правило — оплот консерватизма. Но почему это деление условно? Скажем, тот же Садыр Жапаров — представитель Иссык-Кульской области, а это по географическим признакам Север. Однако большинство его сторонников и тот же ближайший друг Ташиев, с которым Жапаров позировал в захваченном кабинете премьер-министра, — представители Юга. Жапарова очень любят на Юге Киргизии. Почему? Потому что в свое время он выступал с очень популистскими призывами — например, национализировать крупнейшее золоторудное месторождение Кумтор, расположенное в 60 километрах от озера Иссык-Куль (рудник принадлежит канадской золотодобывающей компании Centerra Gold Inc. — прим. ред.). Жапаров также выступал в защиту многоженства — как неформально существующей в мусульманской Киргизии институции, которую он предлагал вывести в легальное поле. К тому же Жапаров — националист: его обвиняют в том, что он чуть ли не лично участвовал в межэтнических погромах 2010 года в Ошской и Джалал-Абадской областях КР, где в то время были сожжены и разгромлены тысячи домов проживающих здесь этнических узбеков (узбекская диаспора Киргизии составляет чуть больше 14 процентов от общего населения страны — прим. ред.). Недаром мне лично очень понравился плакат, который повесили на заборе Белого дома в Бишкеке (это здание, где находятся президент и парламент республики, построено в 1985 году для Центрального комитета Коммунистической партии Киргизской ССР). На плакате была проиллюстрирована известная басня Крылова «Лебедь, рак и щука» и помещена надпись: «Давайте больше не будем повторять этого». Однако в Киргизии все тянут одеяло на себя — каждая политическая партия, каждая область и каждая бандитская группировка. Никто не умеет договариваться и приходить к компромиссу. И это тоже объясняет взбудораженную тектонику КР последних 15 лет.

    — А к кому тяготеет киргизский криминалитет? К России, если здесь «коронуют» главного киргизского вора в законе? Или это сила, завязанная на наркодилеров Афганистана?

    — Я, честно признаться, не очень хорошо разбираюсь в воровских законах и криминальных схемах.Знаю только одно: криминалитет Киргизии и его лидеры примыкают к ультраправым, ультранационалистским консервативным политическим движениям. Это вовсе не та сила, которая хотела бы модернизировать государство и общество. Разумеется, при этом они заняты черным бизнесом — работорговлей, наркотрафиком и пр. О какой демократии в этих кругах вообще может идти речь? Если же говорить, кому они присягают на верность, то я доподлинно ничего не знаю, но думаю, что они все-таки напрямую подчиняются российским криминальным авторитетам и, возможно, координируют с ними свои действия.

    Да, Афганистан рядом, но у нас до сих пор нет ни одного примера экспорта террористической угрозы, начиная с августа 1999 года, то есть с Баткенских событий (когда боевики «Исламского движения Узбекистана» попытались проникнуть на территорию Узбекистана из Афганистана и Таджикистана через территорию Киргизииприм. ред.). Прошло более 20 лет, и за это время в Центральной Азии не было ни одного теракта, экспортированного из Афганистана, — хотя бы идеологически или же материально-технически. Были теракты на территории Казахстана, но их совершенно невозможно соотнести с угрозой Талибана.

    — А кто такой Азиз Батукаев, имя которого всплыло в ходе протестов в Бишкеке? Его тоже называют криминальным авторитетом.

    — Азиз Батукаев известен в Киргизии как весьма крупный представитель криминала и вор в законе (хотя он чеченец по национальности). Весной 2013 года он был досрочно освобожден из мест заключения при непосредственном участии бывшего президента КР Алмазбека Атамбаева под предлогом острой и опасной болезни (авторитету диагностировали лейкоз, который потом не подтвердился, — прим. ред.). В 2019 году, когда Атамбаев уже находился в отставке, его задержали и в июне 2020 года приговорили к лишению свободы сроком на 11 лет и 2 месяца — за незаконное освобождение Батукаева и переправку его на территорию России, конкретно — на территорию Чечни. Мы не можем полностью доверять киргизскому следствию и киргизскому суду, которые вряд ли являются независимыми (впрочем, как и в России, я думаю). Однако Атамбаеву поставили в вину именно помощь, которую он оказал вору в законе (якобы он получил от него взятку). Говорить об этом не очень приятно, но это еще раз подтверждает тезис об участии криминала в управлении Киргизии (если уж сам президент не стыдится прикладывать руку к такому сомнительному делу, то что уж говорить о других чиновниках).

    Другое дело, что ныне отрешивший сам себя от власти Сооронбай Жээнбеков сделал в свою очередь немало, чтобы засадить в тюрьму Алмазбека Атамбаева, при котором он выстроил свою карьеру, дошел до поста премьера и потом при его же поддержке баллотировался в президенты. Прежде их считали соратниками и друзьями (как говорится, уста в уста, но, как только Жээнбеков стал президентом, он не побрезговал организовать преследование своего бывшего благодетеля. Когда в Бишкеке случился переворот, Атамбаева выпустили вместе с рядом его сторонников, и он даже успел выступить на митинге на центральной столичной площади Ала-Тоо, где произошло его столкновение с боевиками Жапарова (автомобиль бывшего президента был при этом, как рассказывают, обстрелян). В настоящее время его посадили снова — на свободе он провел всего несколько дней.

    Как это все можно охарактеризовать? Получается, что в Киргизии закон что дышло… Я напомню, что Садыра Жапарова освободили из тюрьмы всего спустя час после Атамбаева и что Верховный суд КР неожиданно, за две минуты, отменил его уголовное преследование. Хотя ранее Жапарову инкриминировали захват в заложники полпреда правительства республики в Иссык-Кульской области Эмиля Каптагаева. (События разворачивались в 2013 году. Всего Жапарову предъявили обвинения по четырем статьям УК КР: «Угроза убийством», «Захват заложника», «Хулиганство» и «Применение насилия в отношении представителя власти». Ему грозил более чем 11-летний тюремный срок. Тогда Жапаров эмигрировал из Киргизии и несколько лет жил на Кипре, после чего вернулся на родину и все-таки был задержан — прим. ред.). Однако теперь Верховный суд отыграл назад все предыдущие обвинения, и о Садыре Жапарове уже нельзя сказать, что это человек с уголовным прошлым.

    «Такого мародерства, какое наблюдалось в Бишкеке в 2005 и 2010 годах, там сейчас нет» «Такого мародерства, какое наблюдалось в Бишкеке в 2005 и 2010 годах, там сейчас нет» Фото: © Roman Source / Xinhua / globallookpress.com

     «ПО КОЛИЧЕСТВУ ИНВЕСТИЦИЙ В КИРГИЗИЮ КИТАЙ НАХОДИТСЯ НА ПЕРВОМ МЕСТЕ»

    — Как вы думаете, какие из крупных мировых держав наиболее заинтересованы в Киргизии? В чьих орбитах влияния находится эта республика? Обычно называют Россию, США и Китай, иногда — такого евразийского гиганта как Казахстан. Правомочно ли это? Или Киргизия настолько мала в масштабах мира, что говорить о каком-то серьезном интересе к ней не приходится?

    — Киргизия — одно из самых небольших государств Центральной Азии (численность населения — около 6 млн человек — прим. ред.). Возможно, ему уступает лишь Туркмения, данные о которой абсолютно непрозрачны и добрая половина населения которой вполне могла вымереть от голода (по данным ООН, население Туркменистана — 5 млн 942 тыс. — прим. ред.). Но при этом Киргизия очень нужна и очень интересна, потому что находится на этом псевдо-Великом Шелковом пути, который сейчас пытаются возродить. А что это такое в реальности? Это торговые пути из Китая в Узбекистан, Казахстан, другие страны Центральной Азии, а также в Россию и через нее — в Европу. Китайские товары идут через Киргизию, и вместе с ними идет большое количество контрабанды. К тому же это узел наркотрафика из Афганистана и Таджикистана к нам, на север, в том числе в РФ.

    Не забудем, что Киргизия — член крупной пророссийской организации ОДКБ, Договора о коллективной безопасности. Также он входит в Евразийский экономический союз и в ШОС. Что же касается реального влияния, то в Центральной Азии практически во всех пяти республиках, за исключением разве что Туркмении (данных о которой опять-таки нет), по количеству инвестиций Китай находится на первом месте, причем с большим отрывом, оставляя далеко позади РФ, ЕС и т. д. Конечно, Киргизия привлекательна тем, что довольно богата на некоторые ресурсы, например на ледники, в которых аккумулирована по меньшей мере половина пресной воды Центральной Азии (а другая половина сосредоточена в ледниках на таджикской территории). От этой воды зависят посевные площади, а также экономика всех орошаемых земель Центральной Азии.

    Что еще можно сказать об этой стране? Киргизия по уши погрязла в кредитах, но в основном в китайских. На территории республики находится российская военная база наряду с Таджикистаном (но там она в несколько половинчатом виде — 201-я дивизия, которая по большей части набирается из местных). Что до Киргизии, то это полноценная авиабаза в городе Кант в Чуйской области, на севере КР, которая призвана защищать весь регион, в том числе от потенциальной афганской агрессии. Заметим, что американская военная база Манас была закрыта КР в июле 2014 года, а ее территория и инфраструктура переданы Национальной гвардии Киргизии.

    Кроме того, Киргизия — это поставщик рабочей силы для России. Это и успешный пример для российских интеграционных союзов вроде ЕАЭС. Благодаря Евразийскому экономическому союзу киргизские мигранты могут работать в России равноправно с российскими гражданами, а узбекские мигранты, к примеру, не могут. Поэтому киргизы вытеснили узбеков со всех более-менее выходных отраслей хозяйствования в РФ.

    — Россия, с одной стороны, всегда демонстрировала заинтересованность в Киргизии, а с другой, даже не могла толком запомнить имена киргизских лидеров. Известен анекдотический случай, приключившийся совсем недавно, 28 сентября 2020 года, на встрече в Сочи, где президент России Владимир Путин обратился к Сооронбаю Жээнбекову: «Уважаемый Шариман Шарипович, очень рад вас видеть!» Говорят, после этого ныне свергнутого президента КР стали дразнить Шариманом.

    — Нам в России, от политиков до теле- и радиоведущих, всегда было трудно запомнить имена и фамилии центральноазиатских деятелей (если, конечно, ты не погружен в эту тему как эксперт). Тут вот недавно уважаемый главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов испортил фамилию бывшего президента КР Атамбаева, назвав его Атамбековым. Мы знаем, как американские президенты до сих пор путают Иран и Ирак. В этом ничего особенного нет. Другое дело, что, я думаю, вокруг Путина все-таки есть какие-то люди, которые способны положить на его рабочий стол очень серьезный аналитический расклад того, что происходит сегодня в Киргизии. В частности, недавнее решение Москвы не оказывать финансовую поддержку Киргизии до стабилизации политической ситуации в стране и восстановления функционирования органов власти я считаю вполне разумным. До этого Россия очень серьезно помогала официальному Бишкеку — даже простила ему практически миллиардный государственный долг. Были и кредиты, и технические гранты, и безвозмездная помощь от 30 миллионов до 100 миллионов долларов, и это по несколько раз в год. Кому эти деньги могли бы пойти теперь, в Кремле не совсем понимают. 

    — Каков сейчас уровень хаоса и разгула мародерства в Киргизии? Судя по некоторым сообщениям, пока Жапаров захватывает властные кабинеты, на улицах царит анархия.

    — Полной картины происходящего нет. По некоторым нормально работающим СМИ и телеграм-каналам мы видим ситуацию в Бишкеке, но мы не знаем ситуации в областях и на окраинах КР. Почему? Потому что люди, которые сейчас пытаются захватить власть в Киргизии, затыкают рты журналистам. Сам Жапаров, естественно, открещивается, но, судя по всему, его люди приходили в редакции Sputnik и радио «Азаттык» и угрожали сотрудникам, требовали прийти на площадь и освещать события «правильно». А в регионах СМИ и подавно лишены возможности нормально работать. Мы слышали про захваты предприятий и заложников, про расправы над киргизскими милиционерами, но никаких точных данных нет.

    Слава богу, в Бишкеке есть эти безоружные, но достаточно хорошо организованные народные дружины, которые работают (как они сами говорят) вместе с переодетыми в штатскую одежду милиционерами. Они пытаются воспрепятствовать разбою и предать огласке отдельные факты, и это работает — такого мародерства, какое наблюдалось в Бишкеке в 2005 и 2010 годах, там сейчас нет. Горожане чувствуют себя более-менее спокойно, но это относительное спокойствие. Когда наша корреспондентка на днях приехала на площадь, где собрались сторонника Жапарова, она успела лишь немного поснимать, а потом почувствовала нарастание агрессии и предпочла уйти оттуда. И я ее в этом поддержал, потому что никому не хочется, чтобы твой сотрудник пострадал от случайно брошенного камня, как например, один из кандидатов на пост премьер-министра Тилек Токтогазиев, которого 9 октября ранили на митинге. Между прочим, он до сих пор в больнице лежит.

    «Те трудовые мигранты, которые сейчас находятся на территории РФ — это, на самом деле, самая пассионарная, активная, боевая и развитая часть киргизского общества. Кыргызстану этих людей сейчас очень не хватает» «Те трудовые мигранты, которые сейчас находятся на территории РФ, — это, на самом деле, самая пассионарная, активная, боевая и развитая часть киргизского общества. Киргизии этих людей сейчас очень не хватает» Фото: «БИЗНЕС Online»

    «В КИРГИЗИИ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ НИ ОДНОГО АНТИРОССИЙСКОГО ПОЛИТИКА. ПОЛУТОРАМИЛЛИОННАЯ АРМИЯ МИГРАНТОВ ДАЕТ ЧЕТВЕРТЬ БЮДЖЕТА СТРАНЫ»

    — Если Садыру Жапарову, несмотря на видимую незаконность его действий, удастся присвоить себе безраздельную власть, как он будет выстраивать отношения с внешним миром? К кому будет тяготеть? Вот, к примеру, его свергнутый предшественник Сооронбай Жээнбеков явно тяготел к России. При нем вспомнили и о Чингизе Айтматове, и о фонде по сохранению русского языка, созданном этим величайшим писателем Киргизии.

    — Садыр Жапаров из всей когорты киргизских политиков смотрится относительно молодым (родился в декабре 1968 года — прим. ред.). Во времена СССР успел отслужить в Советской армии, в Новосибирске, где даже занимал должность начальника радиотелеграфного управления. Он отличник боевой подготовки, по образованию — юрист (окончил юридический факультет Киргизско-Российского Славянского университета им. Ельцина — прим. ред.). Это бэкграунд, который во многом объясняет, почему, будучи депутатом Жогорку Кенеш, он не раз озвучивал свою пророссийскую позицию. И на данный момент он поддерживает Евразийский экономический союз и интеграционные процессы с РФ.

    Вообще, я должен подчеркнуть, что в Киргизии просто не может быть (потому что не может быть никогда) ни одного антироссийского политика. На фоне полуторамиллионной армии киргизских мигрантов, которые, ротируясь друг с другом, перманентно работают на территории РФ, и эта связь с каждым годом крепнет, никто из крупных общественных деятелей не может позволить себе антироссийских высказываний. Мы привыкли, смотря на пример Украины и Беларуси, что протестующие поддерживаются на Западе — в Германии, в Литве, в Польше и пр. Но в Киргизии ничего подобного быть не может. Если Беларусь выживает за счет российских грантов и кредитов, то Киргизия — за счет армии своих мигрантов. Они дают едва ли не четверть государственного бюджета своими денежными переводами из России.

    По поводу мигрантов я бы хотел добавить еще одну важную вещь (хотя, конечно, лучше бы об этом говорили этнологи и антропологи). Те трудовые мигранты, которые сейчас находятся на территории РФ (или же находились до пандемии коронавируса), — это, на самом деле, самая пассионарная, активная, боевая и развитая часть киргизского общества. Киргизии этих людей сейчас очень не хватает. Если бы этих людей вернуть на родину, мы могли бы посмотреть, как бы они перевернули вектор творящихся там политических баталий. Либо они выдвинули бы собственных лидеров, либо заставили бы политиков перестать делить портфели и повернуться лицом к народу, задуматься о развитии экономики, борьбе с коррупцией, отсутствии образования, отсутствии медицины в условиях COVID-19, то есть о реальных проблемах Киргизии, которые не решила ни одна из киргизских революций. 

    — Долгое время правящей партией республики считалась Социал-демократическая партия Киргизии (СДПК). Ее главой некоторое время был Алмазбек Атамбаев, от нее же в 2017 году баллотировался в президенты Сооронбай Жээнбеков, набрав 54 процента голосов. Но именно при нем данный партийный проект был свернут. Есть ли сейчас в Киргизии структура, которая в нашем понимании является «правящей партией» или претендует на эту роль?

    — Разумеется, свято место пусто не бывает. Когда происходит смена власти или же смена имиджа этой власти, перезагрузка партийных проектов неизбежна. Вспомните, пожалуйста, сколько партий возникало в РФ, прежде чем оформилась «Единая Россия»?

    — Если брать предшественников «ЕдРа», то это «Единство» и «Наш дом — Россия».

    — Совершенно верно: «Наш дом — Россия». Сейчас уже мало кто помнит эти названия. Также протекала и партийная эволюция в Киргизии: до СДПК на политический олимп всходили и другие партии. Сегодня все эксперты и политологи относят к провластным партиям КР две организации: «Биримдик» («Единство») и «Мекеним Кыргызстан» («Моя родина — Кыргызстан»). «Биримдик» (уж простите за невольную рифму с «Единой Россией») — это пропрезидентская партия: в верхних строках ее списка значится родной брат Жээнбекова. На октябрьских выборах киргизское «Единство» набрало 24,95 процента голосов. А «Моя родина — Кыргызстан» — 24,31 процента. Данная партия принадлежит самому одиозному и приближенному к Жээенбекову олигарху — Райымбеку Матраимову, прозванному в народе Раим-миллион. Матраимов — бывший начальник Таможенной службы Киргизии, и, как полагают, свое состояние он сделал на контрабанде из Китая (здесь уместно вспомнить то, о чем мы уже говорили, — о зависимости КР от КНР и о том, что в контрабандных вопросах крутятся огромные деньги).

    Таким образом, по результатам парламентских выборов в Киргизии 4 октября две провластные партии прошли в Жогорку Кенеш. Был установлен высокий 7-процентный барьер для прохождения — только ради того, чтобы его смогли преодолеть только проплаченные и «свои».

    — То есть возмущение результатами этих выборов абсолютно оправдано.

    — Оно оправдано, поскольку за бортом выборов остались те, кто пытался бороться честно. По некоторым данным, людьми Матраимова было куплено около 500 тысяч голосов из 1,5 миллиона избирателей. То есть одна треть! Причем эта треть была куплена буквально — за барана, за мешок муки или что-нибудь еще: «карусели», благотворительные обеды, двойные или даже пятерные голосования. Таким образом, в парламент не прошли представители 12 партий из 16 участвовавших в выборах. В частности, партия «Республика», созданная киргизским бизнесменом и бывшим премьер-министром Омурбеком Бабановым, или же партия «Ата Мекен» влиятельного политического патриарха Омурбека Текебаева, доселе всегда «проходившая» в Жогорку Кенеш. И я был бы счастлив, как наблюдатель, если бы, уходя, Сооронбай Жээнбеков заявил: «Мой любимый народ, я перед вами виноват! Выборы прошли отвратительно, это худшие выборы за всю историю Киргизии. Я считаю, что я недостоин находиться на посту президента Киргизии». Если бы он так сказал, вот было бы здорово, было бы честно. Но он, как мы знаем, говорил совсем о другом. Он не чувствует себя виноватым. Последние его слова, прозвучавшие в публичном пространстве, — о том, что его совесть чиста перед богом и перед народом.

    — Как вы считаете, Жапаров удержится у власти и задушит «третью киргизскую революцию», которая, очевидно, ему больше не нужна?

    — Жапаров вполне может стать диктатором, который закрутит гайки, и это плохо для киргизского общества и его будущего развития. Но это хорошо для какой-то стабильности — и для государства, и для обычных граждан. Его молодчики совершенно управляемые: если он даст им команду «фас», они побегут и устроят погромы, а если он их остановит, они просто уйдут в тень. Проблема в том, что сегодня в киргизском обществе нет силы, которая могла бы противостоять узурпации власти Садыром Жапаровым. Мы уже убедились, что парламент полностью ручной и управляемый — Жапаров просто пришел и продиктовал ему свою волю, и они его избрали. Жапаров пришел к президенту, и тот через полчаса ушел в отставку. Канатбек Исаев исполнял обязанности президента КР всего несколько часов, а потом послушно сложил свои полномочия к стопам Жапарова. Пожалуй, среди оппозиционных политиков есть силы, которые могут набраться дерзости, чтобы оппонировать узурпатору, — та же партия «Ата Мекен» или партия «Республика». Они явно не за то, чтобы сейчас спешно менять Конституцию, их повестка — провести новые парламентские выборы на честных условиях. Однако ни одна из этих сил не обладает мощью и влиянием Жапарова, и у них нет уличных боевиков. И я, честно говоря, не понимаю, кто сейчас стоит за самим Садыром Жапаровым: он явно не олигарх, но кто-то его хорошо финансирует — в достаточной мере, чтобы он ощутил себя самым сильным игроком на политическом поле Киргизии. 

    «Все пришло на свои места, — заявил Жапаров на одном из последних митингов. — Президент Сооронбай написал заявление об отставке. Спикер Канат Исаев написал заявление, что не готов выполнять функции президента. В связи с этим все полномочия президента перешли мне».

    В настоящее время Жапаров чувствует себя более чем уверенно. 16 октября он даже назначил своего друга Камчыбека Ташиева председателем государственного комитета национальной безопасности страны. Одновременно ЦИК Киргизии назвал даты повторных выборов: 20 декабря — в парламент страны, а ориентировочно 17 января 2021 года — на пост президента КР. Вот если Жапаров зайдет «за флажки» и начнет реализовывать некоторые из своих рискованных идей, которые он прежде высказывал, например вообще отменить Жогорку Кенеш и вместо него создать Курултай с совещательными, а не законодательными функциями, еще неизвестно, как общество на это отреагирует. Кроме этого, он подвергнется сильной критике со стороны США, ЕС, международных наблюдателей и ОБСЕ.

    — А какова судьба русской диаспоры в Киргизии? От общего числа населения она составляет 5 процентов. Имеет ли она какой-либо вес в республике?

    — Веса русская диаспора не имеет нигде в Центральной Азии, за исключением разве что севера Казахстана, где остались 4 миллиона этнических русских. Но даже это количество не влияет на государственную политику Нур-Султана – Астаны, а просто представляет собой элемент культурного многообразия. Но я хочу сказать, что в Киргизии русские чувствую себя достаточно хорошо и не испытывают никакого прессинга ни в быту, ни со стороны государства. Даже сейчас. Никаких этнических чисток там не проводилось. Эти 4–5 процентов русских живут преимущественно в Бишкеке, говорят на киргизском языке (по крайней мере молодежь). И они вполне ассимилированы и интегрированы в традиции киргизского народа. Вместе с тем Бишкек — это не консервативный, а довольно развитый и даже либеральный город, где представителям всех национальностей хорошо, русским в том числе.

    «До нас доходит информация об огромном количестве людей, болеющих дома и болеющих тяжело, с симптомами COVIDа» «До нас доходит информация об огромном количестве людей, болеющих дома и болеющих тяжело, с симптомами COVID-19» Фото: © Sherbien Dacalanio . Keystone Press Agency / globallookpress.com

    «ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ — ОДИН ИЗ САМЫХ ТЯЖЕЛО ПОРАЖЕННЫХ КОРОНАВИРУСОМ РЕГИОНОВ МИРА»

    — На фоне киргизской революции мало кто заметил, что примерно в эти же дни бессменный президент Таджикистана Эмомали Рахмон в очередной раз выиграл в своей стране президентские выборы, набрав, как уверяют, 90,92 процента голосов. И все обошлось тихо, без митингов и отставок. Так что Рахмон — это, пожалуй, самый крупный политический долгожитель на постсоветском пространстве после отставки Нурсултана Назарбаева. Его ровесник во власти — разве что Александр Лукашенко, но позиции последнего, как мы знаем, сильно пошатнулись.

    — Что до Назарбаева, то он все равно остается фактическим правителем Казахстана. Его еще нельзя сбрасывать со счетов. А в Таджикистане несколько лет назад (в 2016-м) сняли ограничения по числу переизбраний на пост президента страны. Кроме того, очень давно в голове Рахмона созрел план передачи власти, согласно которому его преемником станет его собственный сын Рустам Эмомали. Но в этот раз в семье, видимо, решили, что Рустаму еще рано заменять отца: ему 32 года, он мэр Душанбе и председатель парламента. Пусть в этом качестве он побудет еще 7 лет, пока его папа еще не очень старый человек (ему 68 лет). Он пока способен побыть в должности президента, а уже потом он передаст своему сыну полномочия по абсолютно династийному принципу, возвращающему нас в XVIII — начало XIX веков, когда внутри ханств передавали власть от отца к сыну. Пока же никаких сюрпризов выборы в Таджикистане нам не принесли — Рахмон царствует 28 лет, за которые он уничтожил всю мало-мальски активную или даже не активную, а вполне формальную оппозицию, которая прежде была в стране, он задавил все общество своими полицейскими мерами. При нем выросли новые поколения, которые больше не интересуются политикой, а интересуются выживанием. Рабами легче управлять — они необразованы и толком не понимают, хорошо это или плохо, что, что президент сидит в своем кресле так долго. К тому же у него есть на это полное право, ведь он признан «лидером нации» и может переизбираться до конца своей жизни.

    Так что никаких проблем там не будет. Как я уже говорил в одном из интервью, проблемы в Таджикистане могут возникнуть лишь в том случае, если пандемия коронавируса продлится годами и таджикские трудовые мигранты не будут иметь возможности выезжать на заработки в Россию. Хотя в последнее время таджикский народ так обнищал, что некоторые из таджикских мигрантов едут на подработки в Узбекистан или в Киргизию. Если COVID-19 затянется, тогда протесты могут принять форму голодных бунтов. Но это не будет политическим протестом против фальсификации выборов, хотя никто не верит в 90-процентные победы Рахмона. Но в какой-то момент негативные факторы внутри республики могут дойти до критической массы, и тогда Таджикистан может просто взорваться от голода.

    — Говоря о потенциальных новых революциях в Центральной Азии, обычно указывают не на Таджикистан, а на Казахстан. Это возможно, на ваш взгляд?

    — В Казахстане относительно Таджикистана сильны оппозиционеры, иногда там даже происходят уличные акции, но, так или иначе, лидеров оппозиции внутри этой республики нет. Да и каких-то серьезных экономических проблем, аналогичных проблемам Таджикистана и Киргизии, — тоже. Все-таки это государство с другим уровнем жизни, более высоким, по некоторым позициям приближающееся к России, а по некоторым — даже опережающее ее. Например, средняя пенсия в Казахстане долгое время была выше, чем в России, да и сейчас немногим от нее отличается. Правда, в РК есть некоторая борьба элит между собой, но я думаю, что эти умные ребята договорятся, а революции и уличных потрясений им не потребуется.

    — Последний вопрос — по распространению коронавируса в Центральной Азии. Насколько я понимаю, ситуация с COVID-19 там совершенно непрозрачна и официальным данным, поступающим оттуда, доверять нельзя.

    — Да, доверять не стоит. Но речь даже не о том, что правительства республик тотально лгут и дезинформируют население, чтобы успокоить его. Нет, я даже думаю, что, к примеру, узбекское правительство и хотело бы напугать своих граждан, чтобы те были более осмотрительны и хотя бы мыли руки перед едой. Речь о другом, о таких проблемах, как отсутствие или ненадлежащее количество тестов на коронавирус и на антитела. До нас доходит информация об огромном количестве людей, болеющих дома и болеющих тяжело, с симптомами COVID-19. Но при этом их не забирает скорая помощь и не везет в больницы, потому что в стационарах нет мест. Мы можем говорить об этом применительно к Узбекистану, Таджикистану, Киргизии и Казахстану, то есть ко всем четырем республикам из пяти, откуда у нас есть какая-то информация (из Туркмении нет никаких сообщений). Больницы переполнены, врачи болеют, особенно пульмонологи. Это врачи, которые были на передовой и сами заразились.

    И второе: дополнительные проблемы создает абсолютно наплевательское отношение людей к данной болезни. Можно не вводить заново карантин, но хорошо бы не устраивать свадьбы на тысячу человек гостей, похороны на 300 приглашенных и др. Так что болеющих в Центральной Азии, судя по всему, очень много. И крайне много умерших. Открытой и прозрачной статистики об этом нет, и вряд ли она когда-нибудь появится. Но я думаю, что сегодня Центральная Азия — это один из самых тяжело пораженных коронавирусом регионов мира. 

    Даниил Анатольевич Кислов – российский журналист, учредитель и генеральный директор ООО «Информационное агентство „Фергана.Ру“» (Москва).

    Родился 7 июля 1965 года в городе Фергане, Узбекистан.

    Учился в Ферганском государственном педагогическом институте. Был исключен в 1985 году за отказ ехать на сельскохозяйственные работы (сбор хлопка). Впоследствии занимался самообразованием.

    Из материала в «Новой газете», посвященного «Фергане.Ру»:

    «Первокурсник Даня Кислов не был классическим диссидентом (папа — инженер-коммунист, мама — детский врач), разве что вместе со старшим братом состоял в неформальном ферганском литературном обществе: там читали „Над пропастью во ржи“ и „Бойню номер пять“, смаковали Элиота и восторгались Кортасаром.

    Может, из-за удивления таким демаршем на первом курсе Кислову все простили, зато в следующем году после такого же заявления выбросили его из вуза с волчьим билетом и трехэтажным матом от декана на прощание. Волчий билет трансформировался со временем в воинский.

    Служба проходила в Москве, но первая попытка осесть после армии в столице прервалась из-за смерти матери Кислова в начале 90-х.

    Пришлось вернуться в Ташкент и устроиться по протекции известного писателя Шамшада Абдуллаева редактором отдела прозы в знаменитый на весь мир (и почти не признаваемый в Узбекистане) литературный журнал „Звезда Востока“».


    Вехи карьеры:

    Начинал работу наборщиком в Ферганской областной типографии газет «Ферганская правда» и «Коммуна». С 1985 года занимается журналистикой и литературным творчеством. Автор сотен статей об Узбекистане и Центральной Азии в различных российских и мировых СМИ.

    В 1993–1994 годах был членом редакционной коллегии литературно-художественного журнала «Звезда Востока» (Ташкент).

    Покинул Узбекистан в 1995 году. В течение 10 лет возглавлял отдел печатной прессы мониторингового агентства WPS (Москва).

    В 1998 году основал веб-сайт «Фергана.Ру». В 2001 году возглавил официально зарегистрированное СМИ РФ «Сетевое издание „Фергана.Ру“».


     Из материала в «Новой газете»:

    «Мне было дико интересно узнать, есть ли какая-нибудь информация в интернете про мой родной город. Тогда не было поисковых систем, была лишь система AltaVista. Я набрал "Фергана" в двух вариантах — через gh и без h — и обнаружил 278 упоминаний, в которых повторялось практически одно и то же: это были какие-то статьи из университетских журналов и были какие-то публикации о том, что вот Ферганская долина расположена там-то, — и больше ничего особенного не было», — вспоминает Кислов.

    Ностальгические чувства к родному городу побудили Даниила засесть за создание некоей страницы о Фергане, на которой любой желающий мог бы получить максимально полную информацию об истории и культуре города через призму того, как его помнил он сам. Там были публикации из «Звезды Востока», фотографии работ ферганских художников, рассказ о знаменитом путешественнике Жозефе Наполеоне Мартене, который умер в городе по дороге домой из Китая.

    Так в начале 1998 года появилась «Фергана».

    Сайт специализируется на информации о жизни пяти центральноазиатских республик: Узбекистана, Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Туркмении. Имеет англоязычную версию и версию на узбекском языке. Ежедневный трафик «Фергана.Ру» на фоне «громких» событий составлял 600 тыс. уникальных пользователей в день. В частности, такая посещаемость была, когда сайт Кислова доказал, что узбекский президент Ислам Каримов скончался на четыре дня раньше официального объявления, но в его аппарате решили не портить людям празднование Дня независимости.

    В настоящее время сайт блокируется в интернете, в связи с чем ресурс испытывает серьезные трудности.


    Из материала в «Новой газете»:

    «Это великолепная история с блокировками. Нас заблокировали в Киргизии по постановлению парламента в 2010 году, а в 2018-м — по решению суда там же — за разжигание межнациональной розни. В Казахстане нас блокировали несколько раз. Любопытно, что последний раз нам доступ открыли, когда председателем КНБ стал Карим Масимов (бывший премьер-министр Казахстана, большой любитель интернета и гаджетов — прим. «Новой газеты»). Туркмены блокировали и блокируют всегда. Таджикистан, на удивление, не блокирует и, более того, аккредитовал нашего корреспондента год назад», — перечисляет Кислов.

    Спустя 15 лет после первой крупной блокировки на территории Средней Азии российский сайт «Фергана.Ру» начали блокировать в России по инициативе Роскомнадзора.

    Валерий Береснев
    Фото на анонсе: © Александр Вильф, РИА «Новости»
    Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
    версия для печти

    Комментарии 13

    • Сохраняйте новости, статьи, комментарии чтобы прочитать их позже
      За последние 12 лет мы (да-да именно мы россияне) выдали Кыргызстану почти миллиард долларов в виде займов и помощи . А что получили взамен ?
      Дырку от бублика ...
      Ответить
      29
      • ссылка на комментарий
      к комментарию
    • Сохраняйте новости, статьи, комментарии чтобы прочитать их позже
      Анонимно
      Пусть живут как хотят...это другое государство...другой народ...другая власть...другое течение времени...другие задачи перед властью там поставлены.
      У нас в России полная разруха и даже показухой никак не замаскировать !!!
      Хватит россиянам пудрить мозг про то как там у кого то плохо и безвыходно !!!
      Ответить
      29
      • Сохраняйте новости, статьи, комментарии чтобы прочитать их позже
        Анонимно
        Своим популизмом мозги пудришь ты сам. И себе и другим.
        Не будут они жить как хотят. Геополитику никто не отменял, а твои разговоры хороши на кухне.
        Ответить
        -12
        • ссылка на комментарий
    • Сохраняйте новости, статьи, комментарии чтобы прочитать их позже
      Анонимно
      Редакция, спасибо Вам за интервью
      Ответить
      11
      • ссылка на комментарий
    • Сохраняйте новости, статьи, комментарии чтобы прочитать их позже
      Анонимно
      Даниил вызывает искренне уважение - за любовь к такой непростой Родине, за внимание к ее судьбе , за твердую жизненную позицию . Все четко разложил по полочкам .
      Ответить
      10
      • ссылка на комментарий
    • Сохраняйте новости, статьи, комментарии чтобы прочитать их позже
      За последние 12 лет мы (да-да именно мы россияне) выдали Кыргызстану почти миллиард долларов в виде займов и помощи . А что получили взамен ?
      Дырку от бублика ...
      Ответить
      29
    • Сохраняйте новости, статьи, комментарии чтобы прочитать их позже
      Анонимно
      Киргизия на пороге диктатуры – безраздельной власти Жапарова
      Скоро узнаем, действительно ли он пророссийский, по реакции Москвы. А также по поведению соседей. Индикатор - Эмомали Рахмонов.
      Ответить
      3
      • ссылка на комментарий
    • Сохраняйте новости, статьи, комментарии чтобы прочитать их позже
      Анонимно
      В Киргизии госперевороты и перемещения лидеров из кресел
      в камеры и наоборот, стали традицией,как там называют ,"кочевой демократии".Но в соседнем Узбекистане говорят ,что им пока просто "култур-мултур" нехватает. Впрочем намало вменяемых киргизов неплохо работают строителями в Мосвве, и других городах, в т.ч.Казани. Некоторые даже получили российское гражданство,как Асылбек, хорошо поработавший в Казани,а затем возглавивший в Москве небольшую,но довольно популярную ремонтно-строительную фирму.
      Ответить
      6
      • ссылка на комментарий
    • Сохраняйте новости, статьи, комментарии чтобы прочитать их позже
      Анонимно
      Очень хорошее интервью!
      Ответить
      3
      • ссылка на комментарий
    • Сохраняйте новости, статьи, комментарии чтобы прочитать их позже
      Анонимно
      Это всё будет бесконечно повторяться пока люди в Кыргызстане не станут массово социализироваться.
      Ответить
      +1
      • ссылка на комментарий
    • Сохраняйте новости, статьи, комментарии чтобы прочитать их позже
      Анонимно
      Здравствуйте!
      Меня звать Асель Даниярова.
      Почему здесь на сайте business-gazeta.ru можно оставлять комментарии только анонимно?
      И по поводу опубликованного материала:
      Интервью Даниила Кислова интересное, и автор хорошо информирован. Сказанное не означает, что я согласна на все 100 по всем пунктам. Но это не дилетантское интервью.
      1. В Кыргызстане действительно сайт фергана.ру не доступен. Но в РФ я открывала его. Почему здесь написано, что он блокируется в РФ?
      2. Очень интересно узнать, на какие средства финансируется сайт фергана.ру?
      Ответить
      +1
      • ссылка на комментарий
    • Сохраняйте новости, статьи, комментарии чтобы прочитать их позже
      Анонимно
      Откуда инфа,что русская молодёжь в Бишкеке,в массе своей говорит по киргизски?)это не так,в Бишкеке основная масса людей,всех национальностей говорит на русском!
      Ответить
      -1
      • ссылка на комментарий
    Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут.
    Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария.
    Правила модерирования.