ПОСЛЕ ТОГО, КАК ПРИШЕЛ ДАНИЛЬЯНЦ, УВОЛИЛОСЬ 70 ЧЕЛОВЕК

- Нияз, расскажите, как вы оказались в «Рубине»?

- В середине января мне, работавшему в качестве директора центра подготовки ФК «КАМАЗ», предложили перейти на должность руководителя программы развития молодежного футбола ФК «Рубин». Проще говоря, возглавить интернат клуба, вместо прежнего руководителя Ивана Данильянца. Заняв эту должность, я сразу сказал, что система в «Рубине» должна быть выстроена таким образом, чтобы все воспитанники интерната имели возможность по его окончании перейти в главную команду.

То, что экс-президент «Рубина»» Дмитрий Самаренкин назначил меня на место Ивана Данильянца, думаю, было обоснованным. Дмитрий Анатольевич не понаслышке знаком с тамошней ситуацией.

- С вашим назначением все понятно. К увольнению есть вопросы…

- Не только у вас. После появления в печати недавнего интервью Курбана Бердыева мне начали звонить из других городов люди, которые на протяжении десятилетий знали меня по совместной работе, интересовались: «Нияз, у тебя все нормально?» - «Нормально» - «А, ну, значит, ты интервью не читал…».

- А что вас конкретно в нем задело? Непосредственно вам там посвящено три предложения: «Нияз Акбаров, как только пришел в нашу школу из «КАМАЗа» для работы с молодежью, сразу же начал делать те перестроения, которые противоречат нашим принципам и внутреннему духу. Прекрасно зная, что я руковожу интернатом, он ни одно свое решение со мной не согласовал! Все перевернул, внес кардинальные изменения…». Ну, и? - как говорит один известный в недавнем прошлом тренер.

- Знаете, иногда в одной маленькой фразе может таиться большая неправда.

- Догадываюсь, мне уже комментировали эту фразу хорошие знакомые, чьи дети занимаются в интернате. Сказав, что Акбаров ничего не менял. Во всяком случае, в худшую сторону».

- Кардинальных изменений не было. Какие изменения я внес? При старом-новом руководителе интерната «Рубина» работники просто не могли качественно заниматься своим делом. Постоянно проводились собрания, приходилось писать докладные записки. В общем, занимались всем, кроме футбола.

- …Нияз, подтверждаю. Так получается, что я сейчас пересекаюсь по мини-футболу со многими футболистами-любителями, чьи дети учатся в интернате «Рубина». И про эту писанину в интернате я слышал от них, причем, еще прошлой осенью, когда никакого видимого конфликта в руководстве клуба не было…

- Видите, уже по городу об этом говорят. Что касается моих принципов работы, то для меня важно было, чтобы каждое подразделение четко и грамотно выполняло свою работу без мелочной опеки. А для этого необходимо: расставить профессионалов и доверить им ведение дел, время от времени контролируя их работу. А не надзирателем стоять над каждым…

- Иными словами, Данильянц все замыкал на себе?

- Да. Вообще, за два года с того времени, как работу в «Рубине» получил Данильянц, ее лишились около 70 человек! В среднем, каждый месяц по три человека. Причем, увольнялись инакомыслящие. Условно говоря, человек начинал высказывать свое несогласие с действиями руководства, находясь на территории интерната, а договаривал фразу уже снаружи. Среди таковых со временем оказались известные тренеры Ворожейкин, Мальцев, Чепчуров, под давлением уволился Кранатов.

- Как, и Женя Кранатов?!

- Да, Евгений Юрьевич. Их знают в России, они немало сделали для республиканского футбола, настоящие профессионалы. Дальше, Бердыев говорит: «Если сравнивать количество казанских и приезжих ребят в интернате, то соотношение будет 9 к 1, это чтобы не говорили, будто у нас много иногородних...». Хотя по моим грубым подсчетам, их 50 на 50, если изучать списки детей с 1995 по 1999 год рождения. Причем, местные набирают свои цифры за счет детишек 1998 - 1999 годов. А у ребят постарше цифры другие, в сторону увеличения приезжих. По 1996 году вообще только один вратарь из Чистополя, все остальные приезжие.

ЖДЕМ МЕССИ ИЗ СРЕДНЕЙ АЗИИ

- Нияз, история мирового футбола показывает, что и среди собственных воспитанников в интернате могут быть приезжие. «Барселона» выпускала аргентинца Месси, итало-бразильца Тьяго Мотту, испано-бразильца Тьяго Алькантару. В школу «Аякса» приезжали из Суринама Эдгар Давидс, Кларенс Зеедорф, Патрик Клюйверт…

- Да кто же против? Только я считаю, что приезжий мальчик в интернате должен быть на две головы сильнее местного. Даже по экономическим соображениям. Приезжий обходится дороже, потому что клуб затрачивает средства на его проживание, питание, перелеты на родину. Что касается селекции ДЮСШ «Рубина», то там обнаружили кладезь футбольных талантов в Таджикистане и Туркменистане. Начиная где-то с 1991 - 1992 года рождения в Средней Азии «косяками» начали рождаться будущие футбольные звезды. Слава Аллаху, у нас уловили эту тенденцию развития мирового футбола, туркмен и таджиков привозим сюда, делаем им российское гражданство либо вид на жительство, теперь ждем, когда свой Месси среди них обнаружится.

- Дождетесь?

- Дождемся того, что нас будут ловить на юношеских турнирах, - за то, что биологический паспорт ребят не соответствует их реальному возрасту. Уже есть конкретный пример.

- Нияз, такие ситуации нередки во многих видах спорта. Только в апреле-мае текущего года я слышал о подобном из уст тренеров по боксу и по хоккею с шайбой. Последнее удивительно, потому что внезапное омоложение присуще представителям Кавказа, а в хоккей оттуда люди не приходят. Получается, везде «химичат», а вы хотите, чтобы «Рубин» был «белой вороной»?

- А смысл «химичить»? Перед руководством и тренерами интерната поставлена задача, выполнение которой мне нравится, – подготовка резерва для основного состава команды. Не любой ценой, не «работой с судьями», не усилиями переростков. Зачем нам вкладывать в последних, если они только в детстве сильнее конкурентов, потому что старше их. А на выходе из интерната они сравниваются.

Вернусь с футбола к интернату и интернету. Когда я только начал директорствовать, выяснилось что у нас в двух компьютерных классах работают три машины. Данильянц сказал, что «компьютер – это зло!»

- Что?

- Зло! Со злом этим успешно боролись. Все, кроме трех машин, были заражены вирусом, и уже полгода не работали. (В нашем общении установилось молчание. Слышно, как за окном ездят машины. Негромко работает вентилятор в системном блоке «злого» компьютера, до которого пока еще не добрался Данильянц, – авт.). С чем был связан вывод Данильянца? Дети «лазают» по тем сайтам, по которым им еще рано «лазить»…

- А-а-а. В чем-то он прав. Бумага еще, как продукт химического производства, тоже вещь нездоровая. Береста и руно, мне кажется, куда полезнее…

- Голубиная почта, наверное, тоже. Иначе, как нашим юным футболистам, большинство из которых являются приезжими, общаться со своими близкими, живущими далеко. В данном случае, понятие «интернатские», то есть лишенные родительского призора, к нашим воспитанникам подходило на сто процентов. Данильянц, правда, нашел выход неуемной энергии ребят, которые, выходя в интернет, стремились на порно и игровые сайты. Они занимались… вязанием и шитьем.

- Дети?!

- Дети.

- Футболисты?!

- Футболисты. Объясняли это тем, что таким образом дети развиваются.

- И в кого они развиваются?

- Наверное, в органично развитых членов общества. Возвращаясь к работе интерната. У нас отсутствовало сотрудничество с городскими детскими школами Казани.

«КРЕПОСТНОЕ ПРАВО» «РУБИНА»

- Вернусь к тому, что я часто общаюсь с теми же детскими тренерами по футболу. Объяснение отсутствия этого сотрудничества у них простое. «Рубин» просто забирает у тренеров их лучших воспитанников. Едва ли не с самого раннего возраста. В результате, в «Рубине» - лучшие из лучших, в остальных спортшколах – те, кто не входит в «высший свет». При том, что у школы того же «Ак Барса» совсем другой подход: лучшие играют по своим школам, и только лет к 14 - 15 их начинают подтягивать к «Ак Барсу», заменяя тех сверстников, которые уже не «тянут».

- Чтобы найти общий язык – надо разговаривать. Представители интерната этот разговор с тренерами других клубов вели с позиции силы. «Вы обязаны(!) отдавать нам тех, кого мы захотим». Я придерживался другого мнения – никто никому ничего не обязан. Хочешь обязать человека – заинтересуй его. Дай форму, мячи, методику, обговори единую систему подготовки, предоставь материальное вознаграждение тренеру, который нашел, воспитал в клубном футболе талантливого парнишку, которого теперь собираются перевести в «Рубин». Если этого ничего нет, остается напомнить, что крепостное право у нас отменили более 150 лет назад. Чем сильнее и конкурентоспособнее будут городские и республиканские школы, тем активнее будут расти пацаны. Хотим мы их привлекать в «Рубин»? Пишем официальный запрос директору спортшколы, чтобы разрешил выехать своему таланту в составе «Рубина» на турнир. Съездит, сыграет, вернется обратно в свою команду тренироваться. Чтобы рядом с ним росли в мастерстве его сверстники. А мы собрали все «сливки» в «Рубине», и с кем им конкурировать?

- Нияз, чем, все-таки, объясняется ваше увольнение? У вас не сложились отношения с Бердыевым, или он сразу решил, что вы не человек из его круга?

- Второе. Бердыев даже не стал стремиться строить эти отношения. Ни разу не переговорив со мной за месяцы моей работы. Ни разу за это время не был в интернате. Как он говорит в интервью: «Иван Данильянц - руководитель подготовки молодежи в клубе, ничего без меня не делает. Все его решения - это мои решения».

- Есть такой принцип в бизнесе: опираться можно только на то, что сопротивляется. И сильные руководители берут себе в помощники тех, кто может с ними спорить. А хочешь, чтобы тебе поддакивали, купи «кивающую собачку», как это делают таксисты…

- Самое интересное, что у Данильянца среди уволенных были тренеры, которых он сам же и пригласил из Молдавии. «Выдернул» оттуда Олега Фистикана - экс-наставника сборной Молдовы до 17 лет, Евгения Моловату, бывшего тренера дубля «Зимбру». Грамотные люди, профессионально работавшие, в Казани они приняли сторону местных тренеров. Не стали писать докладные записки Данильянцу, как он этого требовал.

До работы в «Рубине» я не мог понять – для чего существует «Рубин-2»? По идее, это вторая команда в пирамиде клуба, после основного состава. Она играет во второй лиге, конкурирует с профессиональными дружинами других регионов. Но в Казани это третья команда, после «Рубина-дубля». Который и рядом с основной командой тренируется, и летает вместе с ней на сборы, и условия нахождения в нем лучше, чем в «Рубине-2». Вопрос – зачем такой дубль? Играя против своих сверстников, ребята из дубля просто не прогрессируют. Почему в эту цепочку подготовки резерва в основной состав не вписали челнинский «КАМАЗ»? Который все последние годы ориентировался на собственных воспитанников. Завяжи отношения с «КАМАЗом», пусть он будет этажом в этой пирамиде татарстанского футбола. Вместо завязывания отношений, из интерната «Рубина» просто забирали силовым путем детей из «КАМАЗа», ни за одного из них не рассчитавшись, и губили их, как футболистов. Ни один(!) не перешел в команду мастеров, либо совсем завязав с футболом, либо перейдя на любительский уровень. О чем это говорит? Либо неверно выстроены взаимоотношения, либо подготовка в интернате ведется неправильно. Вообще кого интернат в последние годы передал в основную команду, вы способны назвать хоть одну фамилию? Может, я, работая в «КАМАЗе», кого-то упустил?

КТО СЫГРАЕТ ИЗ «РУБИНА» НА УНИВЕРСИАДЕ?

- Ничем не могу помочь. Я даже не могу назвать в нынешнем составе ни одного футболиста, который в следующем году будет представлять «Рубин» на домашней Универсиаде. В каждом из 26 видов спорта Универсиады, к этому стремятся, помимо футбола. В «Рубине» под ценз участника Универсиады, а это футболист-студент до 27 лет, подошли бы всего двое – Александр Рязанцев и Владимир Дядюн. Из играющих в дубле и второй команде выделить кого-то в качестве кандидатов в студенческую сборную сейчас бы я не осмелился. Получается, основной состав не молод, дубль – не мастеровит…

- Да вы что?! А Мераби Уридия, Искандар Джалилов, Парвизчон Умарбоев, Луай Уруру, Марат Дойати, Аюбхон Гаппаров, Вахыт Оразсахедов, Автандил Братчули… Будущее татарстанского футбола! Правда, последние трое из них по гражданству узбек, туркмен и грузин. Может, и их до Универсиады натурализуют. Правда, возникает вопрос – зачем нужен интернат? Лучше сразу привозить в Казань футболистов 17 - 18 лет, давать им российские паспорта, и вперед! Дешевле же будет.

В этом плане экс-президент «Рубина» мыслил иначе. Придя в клуб уже в качестве хорошо зарекомендовавшего себя спортивного, и не только, менеджера, он направил все свои усилия на то, чтобы клуб работал, как хорошо отлаженный механизм во всех направлениях. Это и привлечение болельщиков на трибуны, порядок в трансферной политике клуба, зарабатывание денег для клуба и, конечно же, подготовка резерва. Курбан Бекиевич в своем интервью представил Дмитрия Анатольевича «любителем» в спорте, которому лучше заниматься своим бизнесом.

- То есть майонезом…

- Да, но «любитель» и специалист по майонезу не смог бы привести свою команду к званию чемпионов страны и победе в Кубке мире! Не мог бы стать чемпионом мира в качестве генерального менеджера сборной России! Имеется в виду хоккей с мячом. Да и победа «Рубина» в Кубке России достигнута под его руководством.

Я уже не говорю о руководстве крупным предприятием, насчитывающим тысячи человек, на благо республики, платящим налоги в бюджет. Что дает возможность тому же Бердыеву совершать многомиллионные покупки футболистов, как показывает практика, не всегда оправданные.

- Вернемся к интернату и футбольной школе. Только наш работает столь непродуктивно?

- Скажу за клуб, в котором я ранее работал. Годовой бюджет РЦПФ ФК «КАМАЗ» составляет около десяти миллионов. Рублей. Возглавив в 2002 году основную команду экс-тренер «КАМАЗа» Юрий Газзаев заявил, что одно из приоритетных направлений клуба – подготовка собственного резерва. И за десять лет мы ни разу не отошли от этой линии, планомерно выстраивая работу центра подготовки. Да, мы не становились чемпионами России, но зато центр регулярно готовил футболистов для основного состава. Это Бухаров и Игнатьев, Бобер и Калимуллин, Козлов и Одемвингие. Питер занимался в школе «КАМАЗа» восемь лет. Резван Уциев, ныне являющийся одним из ведущих игроков «Терека». И это из города с полумиллионом жителей. А кого подготовили в Казани?

Один президент футбольного клуба премьер-лиги возмущался – «Зачем мне нужен интернат в таком виде? Да, мы все выигрываем по детям футболистами-переростками, но на выпуске я никого не могу взять в основную команду. Посчитав, выясняется, что затратили на них за годы обучения, больше, чем можно заплатить за чужого молодого выпускника». Но так люди думают, когда футбол, в частности, подготовка резерва, является элементом бизнеса.

Другое, чего я понять не могу. Наш 1996 год рождения проигрывает на первенстве Татарстана команде ДЮСШ Вахитовского района. Повторюсь, что практически весь 1996-й год у нас привозной. И их обыгрывает команда, состоящая из футболистов одного района Казани. Большей частью, отчисленных из нашего интерната. Вопрос - кого и зачем нам привезли?

ДУБЛЕРЫ «РУБИНА» ПРОИГРЫВАЮТ ПО – 0:6

- А вы знаете, что в студенческом чемпионате Татарстана прошлого года, футболисты КНИТУ-КАИ под руководством Евгения Кленина переиграли студенческую команду одного из вузов, полностью составленную из футболистов дубля «Рубина» - 6:0? У Кленина пара человек, по его словам, играет «по любителям» в Самарской области, остальные даже на таком уровне не выступают. Интересно, из этого дубля «Рубина» Бердыев будет привлекать кого-нибудь в основу?

- Я слышал об этом разгроме. Он произошел, когда я еще работал в «КАМАЗе». Это говорит об уровне игровых возможностей и, прежде всего, притязаний дублеров. Не трудно же, варясь в клубной системе, догадаться, что свои футболисты нынешнему «Рубину» просто не нужны. А если проанализировать состояние дел, нетрудно прийти к выходу, что сейчас идет планомерный развал «Рубином» собственной школы.

Недаром Данильянц на одном из совещаний сказал, что «нам не нужны в интернате люди, которые что-то знают в футболе. Нам нужны ответственные, старательные работники, которые будут стремиться к обучению. А уж мы обучим их новым методикам».

- Серьезно?! Я думаю, что в том же «Макдоналдсе» можно будет таких поискать.

- Вычеркните это предложение. Иначе так и будут поступать. Уже сейчас среди тренеров, которые работают по системе поиска юных футболистов по детским садам, 50 процентов людей, которые никогда не играли в футбол ни на каком уровне.

Другое программное заявление Данильянца гласит, что к августу в интернат подъедет очередная группа наставников из Испании, а российские будут уволены. Останутся только молодые тренера, которые работают по детским садам. Но если в Испании сейчас самый лучший футбол, это не означает, что любой обладатель испанского паспорта – будущий Пеп Гвардиола. Я посмотрел резюме одного из едущих сюда испанцев. Он там работал учителем физкультуры. Добро пожаловать, амигос!

В школе московского «Динамо» также работают два специалиста из Испании. Но на общих основаниях. И в соответствии с менталитетом той страны, где они находятся, в соответствии с правилами и внутренним распорядком школы, в которой они работают. А распорядок и правила эти гласят: работаешь три месяца, потом уезжаешь домой. У нас испанцы работают три недели, и на неделю потом едут домой!

В одном из своих интервью Бердыев похвастал, а журналисты написали об этом, не вдумываясь в смысле сказанного, что однажды в новогодние каникулы весь интернат, включая учителей, выехал в Германию на десять дней. Я думаю: «А зачем? В чем смысл этого «корпоратива», иначе его нельзя назвать, за государственный, между прочим, счет?». Якобы, смысл был в том, чтобы сыграть каждым возрастом по две игры за десять дней. Но я в практике других академий и интернатов не помню, чтобы «всем колхозом» люди выезжали куда-то за границу. Только у нас была осуществлена идея Данильянца, поддержанная Бердыевым. Доходило до смешного. Выезжали на игру, попутно заходили на завод, и устраивали там экскурсию на два с лишним часа. Перед матчем!

При этом нам отказали по 2000 году рождения участие в турнире в Голландии, в который за год до старта заявки подают. У меня за то время, что я работаю в детско-юношеском футболе, и время работы внутри интерната, сложилось мнение, что его существование – это ширма. Никакие собственные воспитанники Бердыева не интересуют. Этим пускай «дураки» из «барселон» и «реалов» занимаются.

Выгодно то, что комплектуются команды из приезжих. То, что они переростки, приводят к победам на юношеском уровне. И к тому, что на выходе из интерната их уже к основе сложно привлечь, они «сдулись». Футбольная Москва, «Спартак», ЦСКА, «Локомотив», которые последние годы также отдавали предпочтение в комплектовании мальчикам-юношам, сейчас отказываются от этой порочной практики. Это путь в никуда.

Я не понимаю того, когда сторонние люди, как зашоренные, талдычут «Бердыев – наше все!». Никто же не оспаривает его заслуг, и владения тренерским ремеслом. Но работать в нынешней системе, которую психологи называют треугольником, бесперспективно. Что это означает? На вершине треугольника Бердыев. На одной из нижних его граней Данильянц, на другой – все остальные работники интерната. Данильянц общается с Бердыевым, и доводит до работников интерната его приказы. Его обычный лексикон состоит из заклинаний: «Курбан Бекиевич сказал… Курбан Бекиевич приказал…». Но если ты руководитель, то должен самостоятельно принимать какие-то решения. Нельзя по каждому мелкому вопросу бегать на ковер к начальнику. С другой стороны находится персонал интерната, который просто никто не слушает.

- Какой-то бесхребетный из ваших слов получается портрет Данильянца.

- Ни в коем случае! Иван Альбертович просто имеет свой взгляд на то, как надо строить отношения.

P.S. Мы понимаем, что если даже половина того, что рассказал наш собеседник – это правда, то нынешний «Рубин» имеет призрачные перспективы в будущем. Несмотря на десятки миллионов долларов, которые Татарстан вкладывает в клуб ежегодно… Поэтому "БИЗНЕС Online" готов предоставить ответное слово представителям ФК «Рубин», в том числе Ивану Данильянцу, по поводу высказанных проблем.

Справка

Нияз Акбаров родился 16 марта 1969 года в Казани. Воспитанни­к СК «Электрон»­ и СДЮСШОР «Рубин». Дебютирова­л в профессион­альном футболе в 1986 году. Выступал за команды “Турбина” (Набережны­е Челны), “Рубин” (Казань), “СКА-Самара, “Крылья Советов” (Самара), “Нива-Винница” (Украина),­ “КАМАЗ” (Набережны­е Челны), “Нефтехимик" (Нижнекамск), “Носта” (Новотроиц­к), “Балаково”­­. В составе «Рубина» выступал в 1988, а так же с 1995 по 1997 гг. Провёл в составе команды 125 матчей, забил 3 гола.

С 2005 по 2012 год - директор центра подготовки­ ФК "КАМАЗ".