Машиностроение 
5.02.2013

Александр Лаврентьев: «Шаймиев сначала не понимал, для чего мы объединились»

aleksandr lavrentjev (1).jpg

ПЕРЕСТРОЙКА ЗАСТАВИЛА ПРЕДПРИЯТИЯ ОБЪЕДИНИТЬСЯ

- Александр Петрович, ассоциации предприятий и предпринимателей РТ на днях исполнилось 23 года. Для чего она была создана, это понятно – надо было объединяться в «лихую годину». А вот зачем она нужна сегодня, если у нас почти все предприятия входят в холдинги («Вертолеты России», ОАК, ОСК)?

- Первый Союз промышленников в Советском Союзе создал Аркадий Иванович Вольский. И по аналогии надо было создать подобные структуры в регионах, что мы и сделали в 1991 году. А когда СССР не стало, Вольский возглавил РСПП.

…Помню, я уже подписал годовой народно-хозяйственный план работы предприятия (Лаврентьев с 1990 по 2007 год руководил Казанским вертолетным заводом прим. ред.), взял кредит под производство вертолетов, а мне говорят, что у министерства обороны денег нет… И делай, что хочешь… Вот что такое «перестройка»! Уже в 1991 году начался полный бардак. Но я в то время был депутатом Верховного Совета СССР, от меня так быстро не отделаешься! Пошел к министру обороны - и у КВЗ купили всю программу. А у других-то не купили! Руководители предприятий тогда почувствовали, что такое перестройка, и начали создавать объединение работодателей под Вольского.

Холдинги, корпорации – это бизнес-структуры, которые заняты извлечением прибыли: управляющая компания занимается производственными планами, экономическими показателями, решает, какому предприятию и на что выделить деньги. А мы, руководители предприятий, входящих в корпорации, в ассоциации промышленников занимаемся совсем другими задачами – координацией своих действий.

СЕГОДНЯ В АССОЦИАЦИИ - ПОРЯДКА 200 КОМПАНИЙ РЕСПУБЛИКИ

- Координация – не совсем понятное слово в данном контексте…

- Объясню на примере. Сегодня чрез РСПП пропускаются все законы, связанные с развитием экономики, а РСПП направляет их нам на обсуждение.

- Хоть раз вы повлияли на принимаемый закон?

- Конечно! Например, по экологическим законам: по технологическим регламентам предлагалось, чтобы использованная предприятием вода становилась чище, чем до ее забора на производство. Конечно, мы все это зарубили. И таких моментов много.

- У вас сейчас большой актив?

- В отличие от многих регионов, в Татарстане практически все крупные предприятия входят в нашу ассоциацию – всего порядка 200 компаний.

- Наверное, многие формально числятся… Или нет?

- Я вам так отвечу: почти на каждом своем заседании мы принимаем все новых и новых членов. Было время, когда предприятия не торопились вступить в ассоциацию, а сегодня приходят и работают вместе с нами, участвуют во всех наших делах.

Нужна сегодня ассоциация или нет? К примеру, бюджет Татарстана не может быть принят, если мы со стороны работодателей не подпишем трехстороннее соглашение. Напомню, в ноябре каждого года трехстороннее соглашение подписывают ассоциация (от имени работодателей), профсоюзы (от имени работников) и правительство республики. В этом соглашении закладывается минимальный уровень оплаты труда, от которого определяется размер зарплаты бюджетников.

САМОЛЕТ КАПО ДЛЯ МИНОБОРОНЫ ПРЕВЗОШЕЛ ПРЕДЪЯВЛЕННЫЕ К НЕМУ ТРЕБОВАНИЯ

- Александр Петрович, к нам в редакцию вы приехали с КАПО, где встречали «московского гостя». Что сегодня было на КАПО? (интернет-конференция состоялась 25 января – ред.)

- Вы знаете, что у нас в стране поменялась вся команда министерства обороны. Безусловно, это положительно и для самого министерства, и для предприятий оборонно-промышленного комплекса. А то, что происходило в минобороны до этого, - это не входило ни в какие ворота.

На КАПО мы встречались с новым заместителем министра обороны Юрием Борисовым, который и занимается закупкой военной техники. Были и начальники ряда департаментов министерства. Борисову показали ту технику, которая сделана на КАПО по заказу минобороны. Это сложнейшая машина! И я понимаю, что она будет тиражирована, поскольку по показанным на испытаниях результатам превзошла предъявленные к ней требования.

Была организована выставка продукции, производимой для министерства обороны. На встрече присутствовали порядка 10 руководителей наших предприятиях, и каждый из них доложил замминистра, какую продукцию производят, какие перспективы для развития имеют.

aleksandr lavrentjev (6).jpg

- То есть просто были очередные смотрины?

- Но ведь и министр новый, и его заместитель новый… Хотя в этом деле Борисов не новичок – он был руководителем одного из федеральных ведомств в структуре минпромторга России. Но сегодня на эти вещи он должен смотреть более широко. Поэтому мы ему и показывали, что у нас наработано, какие есть проблемы и предложения. Думаю, эта встреча даст положительный результат.

А с КАПО он поехал на Зеленодольский завод имени Горького, где закладывается новый корабль. Надо сказать, никогда ранее замминистра на закладку не приезжал, но, по-видимому, времена изменились – закладка нового корабля не так часто теперь происходит…

- Недавно была информация, что военные готовы отказаться от самолета Ту-214ф. Так все-таки тираж этой машины будет?

- Я, конечно, не министр обороны, но результаты эта машина показала превосходные!

«ПОЗИСУ» И «ТОЧМАШУ» ВЫДЕЛЯЕТСЯ В ТРИ РАЗА БОЛЬШЕ ДЕНЕГ, ЧЕМ ПРЕЖДЕ»

- В Татарстане есть ряд оборонных предприятий, перспективы которых непонятны, например, военное производство «ПОЗиС». Есть ли у него будущее? На встрече с замминистра поднимался этот вопрос?

- По тематике ПОЗиС в Татарстане занимаются четыре предприятия, из которых три – казенных ("Точмаш", пороховой завод и ГосНИИ химпродуктов). И к этой продукции у прежнего руководства минобороны отношение было такое: имеющихся на складах армии запасов хватит еще лет на 10. Но когда принимали финансовое решение - закупать или не закупать, все забыли о том, что у этой продукции есть определенный срок хранения на складах. И мы все помним события, когда эта продукция взорвалась на складах в Удмуртии, в Свердловской области, на Дальнем Востоке.

Эти события заставили руководство минобороны совершенно по-другому взглянуть на саму проблему. Сегодня "ПОЗиСу" и "Точмашу" по ФЦП выделяется денег в три раза больше, чем прежде. Например, "ПОЗиСу" на текущий и следующий годы выделяется порядка 2 миллиардов рублей. Но есть одно условие: помимо выделенных по ФЦП средств предприятие должно вкладывать и свои деньги в модернизацию. И здесь возникают вопросы: найдутся ли средства у "ПОЗиСа", пойдут ли банки на кредитование предприятия? Но этот вопрос про "ПОЗиС" был озвучен премьер-министром РТ Ильдаром Халиковым на недавнем совещании Дмитрия Рогозина с регионами. Наши проблемы были услышаны, и они вошли в протокол. И во время встречи на КАПО с замминистра обороны Борисовым этот вопрос вновь поднимался. Я думаю, на пользу…

«СЕРДЮКОВ ВОЕННУЮ ПРИЕМКУ НИЗВЕЛ ДО НИЧТОЖЕСТВА»

- Считают ли Рогозина в оборонке «своим», ведь он гуманитарий? (Рузаль Сафин)

- Действительно, он окончил МГИМО, журналист «до кончиков своих волос». Но что в нем нравится, так это то, что он во все вникает, впитывает всю информацию как губка. Он вникает в вопрос и пытается сам во всем разобраться. Мы видим в нем это желание понять и изменить положение дел.

Когда Дмитрий Олегович Рогозин был назначен на пост вице-премьера, он первым делом приехал в Татарстан, поскольку у нас здесь большой оборонно-промышленный комплекс. И мы показали ему, что такое предприятия ОПК в нашей республике – какую продукцию они производят, в каких объемах и какого качества. И мы подняли вопросы, которые возникают у предприятий во взаимоотношении с министерством обороны. Сюда даже приезжали ведущие конструкторы сторонних разработок. Рогозин все внимательно посмотрел. У нас с ним состоялся откровенный разговор при «живом» министре обороны. Мы рассказали ему, что у нас происходит совсем не то, что нужно для развития и промышленности, и самой техники, и для министерства обороны.

- Наши высшие чиновники все такие?

- Нет, конечно! Фамилии я называть не буду, но, к сожалению, и в правительстве Российской Федерации не все такие.

Первое, мы сегодня много говорим о резком падении качества продукции, выпускаемой предприятиями для нужд министерства обороны. И этому есть причина: Сердюков резко сократил военную приемку, низвел ее до ничтожества, оставив процентов 10 - 15 от прежнего количества. А ведь военная приемка есть во всем мире.

Вода камень точит, так и мы все рассказывали и показывали Рогозину. Плюс ко всему, в аэрокосмических делах случились ЧП. И вернулись к прежнему порядку проверки качества: на недавнем совещании с регионами, в котором принял участие и наш премьер-министр, Дмитрий Рогозин объявил, что принято решение восстановить военную приемку в количестве работающих в ней людей 2010 года. И это устроит всех: и военных, и промышленников. Дополнительный контроль дает и дополнительные гарантии качества. Военная приемка - это как мелкое сито.

«НА НИОКР 20 ЛЕТ НИЧЕГО НЕ ДАВАЛИ!»

- В свое время перестали платить предприятиям за НИОКР. Недавно Госдума РФ приняла решение вернуть эту норму. На практике что-то уже изменилось?

- Действительно, Сердюков всегда говорил, что если в стране не производят аналогичной техники, если сами предприятия не хотят заниматься разработкой нового, то министерство будет закупать иностранное… Но если ни рубля не дают на модернизацию (не крышу крыть, а на модернизацию!), какие претензии можно предъявлять руководителям предприятий и конструкторам за то, что они не модернизируют технику или производство?! На НИОКР 20 лет ничего не давали!

И вот, наконец, недавно Владимир Путин сказал, что выделяется 23 триллиона рублей на оборонно-промышленный комплекс, а практически – на развитие страны. Путина критикуют за то, что столько денег выделяется на оборону, но ведь это не только оборона, это наши предприятия, рабочие места, новые технологии!

- Но ведь Путин был премьер-министром, у него в подчинении был Сердюков… Путин только сегодня «прозрел», что в минобороны что-то не так идет?!

- Владимир Путин поставил Сердюкова на эту должность решить определенные задачи, и Сердюков эти задачи по перестроению российской армии решил положительно. Армия становится совершенно иной. Другой вопрос, какими средствами – уничтожением военных людей, уничтожением оборонного комплекса страны… Но Сердюкова это не волновало.

- Потому что Сердюков – это «вредитель»?

- Он не вредитель, он просто по своей натуре коммерсант и циник до мозга костей.

- Если его посадят, это будет правильно?

- Не знаю, я не прорицатель. Мы только рады, что его не стало.

«В МИНОБОРОНЫ ВОЗВРАЩАЮТСЯ ВМЕНЯЕМЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ»

- Оцените новую команду – Сергей Шойгу, Дмитрий Рогозин.

- Рогозин – абсолютно вменяемый человек. Он слушает и слышит. Дмитрий Олегович переделывает военно-промышленную комиссию, во главе которой он встал. Прежний руководитель ВПК - прекрасный человек, аналитик, политик, но хозяйственная деятельность - это не его. Все люди сами по себе хорошие, только порой оказываются не на своем месте… Промышленностью может заниматься только тот человек, который сам хочет этим заниматься.

Дмитрий Рогозин сегодня при ВПК создает научно-технический совет, в состав которого приглашает руководителей предприятий из регионов. Например, в НТС входит директор ГИПО Владимир Петрович Иванов. Это большое дело, что туда приходят люди «от сохи», которые сами что-то создают. Мало того, создаются комиссии ВПК по направлениям. И это не какая-то аморфная кучка людей, которые никогда ни за что не отвечали, а производители и разработчики. Рогозин хочет понять, куда двигаться дальше. И сегодня создается комиссия ВПК по новым технологиям и направлениям.

Что касается Сергея Шойгу, то даже предпринятые им шаги по смене «дамского общества» на специалистов в министерстве обороны, это уже говорит о многом – о его решимости, его желании что-то сделать. К тому же, те положительные сдвиги, которые предприняли Сердюков и бывший начальник штаба Макаров, новый министр не рубит с плеча. Самое главное – кадры, и мы сейчас смотрим, какие люди возвращаются в минобороны – нормальные, вменяемые специалисты. Кстати, в начале февраля министр обороны прибудет в Татарстан по вопросам закупки техники.

aleksandr lavrentjev (2).jpg

АН-70 НЕ ЗАПУСТЯТ В ПРОИЗВОДСТВО ДО ИСПЫТАНИЙ

- Скажите, после 20 лет перестройки в оборонно-промышленном комплексе республики остались крепкие предприятия?

- Костяк предприятий сохранился.

- Например, КАПО. Говорят, что там конструкторам по 70 - 80 лет…

- КАПО – это сложный вопрос. Многое зависит от тех людей, которые управляют процессами.

- Как думаете, состоится ли проект по производству в Казани военно-транспортного самолета Ан-70?

- По Ан-70 министр обороны Шойгу принял такое решение: пока не будет произведен весь объем испытаний, решение о запуске в производство приниматься не будет. Всеми испытаниями занимается Украина, и нужно направить туда определенные средства на проведение испытаний… Все эти процессы идут вне республики, поэтому мы пока не знаем, чем и когда все это закончится.

- А специалисты на КАПО есть? Сможет ли предприятие выполнить задачу?

- Конечно, при неполной загрузке завода люди начинают уходить. Бытие определяет сознание: если есть зарплата, люди работают, нет – люди уходят, ищут себе другое место, потому что им надо жить. Например, большое количество людей пришло с КАПО на вертолетный завод.

На сегодняшний день на КАПО есть работа, и они осуществляют набор специалистов. Конечно, при сложившейся за последние годы репутации предприятия набирать кадры сложно. Вот если бы был Ан-70, то ситуация была бы совсем другой. Но если руководитель будет заниматься всеми этими вопросами, то у предприятия будет все. Надо бегом бегать!

НАЧАЛИ РАЗРАБАТЫВАТЬ КОНЦЕПЦИЮ РАЗВИТИЯ СТАНКОСТРОЕНИЯ

- У вас должна быть информация по соотношению отечественного и импортного производственного оборудования на предприятиях РТ, в том числе и на КВЗ. Каково это соотношение, особенно в части современного оборудования? Какие шаги предпринимает ваша ассоциация для организации на территории РТ (или РФ) производства станков и технологических линий? Какие новые технологии были разработаны в РТ и внедрены в нашей стране (например, за последние пять лет)? Ведется ли такая работа? Как вы оцениваете влияние подавляющего объема импортного оборудования на предприятиях (в том числе и на оборонном КВЗ) на национальную безопасность страны? (Рамиль)

- К сожалению, за период с 1992 года по настоящее время станочный парк предприятий сильно устарел в силу отсутствия средств на инвестиции в модернизацию. Для того чтобы продукция была высокого качества, например, в авиационной промышленности, парк оборудования надо менять минимум один раз в 10 - 15 лет. А у нас сегодня – 70 процентов старья!

Но даже если у меня появились деньги на модернизацию, сегодня в России просто нет станкостроительной промышленности. Сегодня, решив сменить оборудование, никто не купит отечественное, потому что это – прошлый век. Всем нужно современное, а современное – это японское, немецкое, швейцарское, даже чешское.

И когда все поняли, что в стране уже нет материально-технической базы для развития этой отрасли, Владимир Путин выделил средства для федеральной целевой программы по станкостроению. Деньги направлены в «Станкин» - Московский станкоинструментальный институт, который является головным в этом деле. Он начинает разрабатывать концепцию развития отрасли.

Когда в стране решили возродить станкостроение, Рустам Нургалиевич Минниханов предложил один из таких заводов разместить в республике на базе одного из предприятий. Мы поехали посмотреть, кто и что сегодня делает в этом плане. Например, в Ульяновской области создали СП с немецкой компанией – фрезерное производство. В Петербурге тоже создали СП.

Почему совместное предприятие? Да потому что у нас в стране уже утеряна школа станкостроения! В республике тоже планируется создать именно СП: зарубежные технологии и наши площади, мощности, люди. Кадры мы научим, но инновационный продукт должен быть из-за рубежа. Чтобы не догонять. Но даже если сюда кто-то придет, все равно это будет вчерашний день, потому что самое новое никто нам не принесет.

«ВОЗНИКАЕТ ВОПРОС – А ЧТО ДЕЛАТЬ СО СВОИМИ ЛЮДЬМИ?»

- Тогда не проще ли просто покупать импортное оборудование?

- Не проще! Невозможно всех поставить к качалкам нефти или направить на «химию» - строительство химических объектов. У нас в Татарстане активного населения – 1,5 миллиона людей. Кто может поглотить такое количество рабочей силы? Только перерабатывающая промышленность! Это машиностроение, легкая и пищевая промышленность. Конечно, мы все можем закупать за рубежом, но только возникает вопрос – а что делать со своими людьми? Вопрос один – социальный. Когда люди сыты – это одно состояние общества, когда у них нет работы – совсем другое…

- Наверное, индустриальная держава должна иметь свое станкостроение.

- Не надо пытаться иметь все, но отрасль такая должна быть. А вот что конкретно она должна иметь, это надо определить. Мы хотели узнать идеологию возрождения и развития станкостроения в стране. Если такая идеология есть, то минпромторг страны должен посоветовать, какую нишу в этом деле может занять Татарстан. Это получается частно-государственное партнерство – предприятия и республика вложат в это свои средства. Мы готовы к решению государственных задач, но только нам должны четко сказать, во что вкладываться!

- И что вам ответили?

- Пока ничего не ответили. Пока идеологии развития станкостроения в стране нет. Но, думаю, все будет, потому что процесс уже запущен. Например, в начале марта министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров собирает совещание по этим делам.

ШАЙМИЕВ НЕ ПОНИМАЛ, ДЛЯ ЧЕГО ПРОМЫШЛЕННИКИ ОБЪЕДИНИЛИСЬ

- Александр Петрович, хотелось бы вернуться к разговору о самой ассоциации. Нам кажется, что в 1990-е годы ассоциация в республике гремела, а сегодня она работает как-то тихо. Президент Шаймиев постоянно взаимодействовал с промышленниками. Понятно, что тогда время было другое…

- Шаймиев как-то сказал нам, что поначалу он и не понимал, для чего объединились промышленники в ассоциацию. А потом, особенно в 1990-е годы, половина постановлений правительства, связанных с экономикой, вырабатывалась у нас в ассоциации. В то время президент республики хотел сохранить все предприятия и одновременно отстаивал татарстанскую модель развития экономики…

Сегодня этого нет, но мы очень много работаем и с правительством, и непосредственно с президентом Республики Татарстан. У нас есть вопросы, и мы доносим их до президента. К примеру, федеральные корпорации и холдинги назначают на наши предприятия своих – свата-брата. А мы говорим, что здесь такому не бывать, если предлагаемые ими люди не соответствуют определенным требованиям. И таких ситуаций было уже несколько, когда мы объясняли Рустаму Нургалиевичу, и он твердо стоял на позициях интереса республики. Решение должно приниматься здесь! Пусть не ассоциацией, но мы доносим свое мнение до президента.

У нас сегодня принято раз в квартал на одном из заводов собирать всех руководителей, приглашать президента и показывать всем успехи этого предприятия - те новшества и организационные новации, которые на данный момент наработаны здесь. Сегодня мы взяли на себя эту презентационную работу. И таким образом ассоциация способствует распространению положительного опыта.

- Кого вы можете назвать в качестве активных членов ассоциации?

- Руководители КВЗ, КМПО, КАПО, ГИПО, "Радиоприбора", электротехнического завода, "Татнефти", "Нижнекамскнефтехима", ГипроНИИавиапром и многие другие… У нас все активные!

Вот вы говорите, не видно работы ассоциации… Да к нам министры приходят, чтобы мы провели те или иные мероприятия! Приходят и говорят: "Собери нас в ассоциации…"

«КРИЗИС 2008 ГОДА МЫ ПОЧУВСТВОВАЛИ ЕЩЕ В АВГУСТЕ»

- Все-таки мы, журналисты, сейчас мало видим работу ассоциации. Раньше было много встреч, обсуждений…

- Раньше ситуация была совсем другой: в то время от того или иного решения зависела судьба предприятия, судьба десятков тысяч людей. Сегодня нет таких проблем. Начинают объединяться в кучку и сообща решать вопросы тогда, когда есть проблемы. Причем такие проблемы, которые в одиночку не преодолеть. А в то время они все были такими.

Вот, кризис 2008 года. Мы его почувствовали не в сентябре-октябре, как все, а еще в августе – покупатели начали отказываться от заключенных контрактов. Причем крупные потребители отказывались – "Газпром", "Роснефть"… И мы начали доносить ситуацию до руководителей республики, в то время президентом был Минтимер Шарипович Шаймиев. Формировали бюджет республики на следующий год, исходя из одних показателей, а ситуация складывалась совсем другая… Мы говорим, что надо вместе подумать, как из этого болота вылезать. Нам отвечают, что все нормально. Идет сессия Госсовета РТ, министр экономики Марат Рашидович Сафиуллин выступает с докладом о проекте бюджета республики, имея на руках документы руководства страны, министра финансов Кудрина. Помните, Кудрин в 2008 году говорил, что Россия – тихая гавань, и кризис нас не затронет? Это теперь он прогрессивный политик…

Сессия закончилась. Мы подходим к Минтимеру Шариповичу и просим собраться, пока все не разошлись. Он не поверил ассоциации, но людей собрал – руководителей порядка 30 крупных компаний. Шаймиев спрашивает у "Татнефти": "Как дела?" Отвечают: "Падение спроса". У КАМАЗа спрашивают, Когогин отвечает: "У нас резкое падение…"

Спрашивает у руководителей ассоциации – и что делать? Отвечаем – у нас есть предложения, что надо делать правительству Российской Федерации. Мы хотели, чтобы эти предложения от Татарстана подписал сам президент, но он сказал, что лучше принять их решением Госсовета. И назавтра такое решение из 6 пунктов депутатами было принято.

Наше решение поддержали 22 региона! В то время межбанковские кредиты давали под 40 - 45 процентов на два - три дня. Никто никому не доверял! Наступил финансовый коллапс… В день начала работы сессии Госсовета РТ Центробанк начал выдавать короткие кредиты – на месяц. Но что значит месяц для предприятия, когда у нас производственный цикл – до года и больше? Причем Центробанк дает госбанкам кредит под 6 процентов, а они эти же деньги дают другим банкам под 40 процентов. Начали наживаться!

Надо сказать, все до единого наши предложения правительство России в лице премьера Путина и минфина реализовало. Другой вопрос, что они реализовали их в другом временном лаге…

После того, как решение Госсовета отправили в Москву, мы говорим Шаймиеву, что надо немедленно создавать экономическую комиссию. И появился антикризисный штаб. Это видимая работа ассоциации? Нам популярность и не нужна – мы просто занимались определенными процессами. А вообще-то этими процессами должно заниматься правительство. Мы же просто показывали изнутри, как обстоят дела и что надо делать.

«АССОЦИАЦИЯ НЕ ХОЧЕТ СОБОЙ ПОДМЕНЯТЬ МИНИСТЕРСТВА»

- Ассоциация лоббирует во власти интересы своих членов?

- Такого нет, конечно. Мы решаем более широкие проблемы, более сложные и важные для целых отраслей промышленности.

- Какой размер членского взноса?

- У всех он разный – составляет не более 0,1 процента фонда оплаты труда каждого конкретного предприятия.

- Каков годовой бюджет ассоциации?

- Около 8 - 10 миллионов рублей.

- У вас есть свое здание?

- Мы арендуем помещение.

- Сколько составляет аппарат ассоциации?

- Общее количество - 10 человек, включая двух водителей и уборщицу.

- Небольшой мобильный аппарат…

- Может быть, нам надо гордиться по поводу того, что правительство превратило нашу ассоциацию в управляющую компанию всей промышленностью Республики Татарстан. Но мы не хотим этого! Мы созданы для другого! Сегодня нет ни одного распоряжения правительства, чтобы там не было упоминания ассоциации. Мало того, доходит до такого, что мы должны отчитаться… Но мы же не управляющая компания, не владельцы предприятий!

aleksandr lavrentjev (3).jpg

- По большому счету, это правительство должно отчитываться перед ассоциацией…

- А вы говорите, что работу ассоциации не видно… Президент и премьер-министр республики настолько высоко оценивают влияние и роль ассоциации в решении тех или иных вопросов, что не министерствам «выписывают» задание, а нам. Но мы, ассоциация, не можем и не хотим собой подменять министерства и ведомства с их штампами.

- Чем функции ассоциации отличаются от функций торгово-промышленной палаты? Как вы делите членов?

- Делим очень просто: в ТПП – малый и средний бизнес, у нас – в основном крупные промышленные предприятия.

- И в ТПП есть крупные предприятия!

- Вертолетный завод, как и другие предприятия, всегда был членом ТПП, потому что не быть многие не могут: если ты экспортер, то приходишь в ТПП за сертификатом соответствия продукции. Только ТПП может дать такой сертификат, а она не дает тем, кто не член ТПП. Это не Шамиль Агеев придумал, так устроено во всем мире.

«Я ПОРОЙ УДИВЛЯЮСЬ НА МАЛЫЙ И СРЕДНИЙ БИЗНЕС…»

- Вы все-таки считаете, что основные члены ТПП – это средний бизнес? У малого бизнеса есть своя ассоциация…

- К нам сегодня подают заявления и компании малого и среднего бизнеса.

- Но у крупных и мелких компаний совсем разные интересы! О чем вы можете разговаривать?

- Вы зря так думаете. Правда, я порой удивляюсь на малый и средний бизнес… Объясню, почему. Еще в период премьерства Рустама Минниханова мы договорились, что будем развивать систему субконтрактации под эгидой минпромторга республики. На сайте центра субконтрактации была вывешена информация об изготовителях тех или иных деталей: чертежи, документация, расценки. Весь мир работает по этой системе. Например, крупные американские компании 75 процентов всех работ отдают на аутсорсинг.

Татарстанским компаниям мы предоставили все возможности для работы по аутсорсингу. Мало того, Минниханов выделил специальных людей для оказания им помощи при организации работы через систему аутсорсинга. Пользуются, но мало.

Мы сегодня пытаемся решать научно-технические проблемы предприятий через систему субконтрактации: предприятия публикуют на сайте свои потребности, а вузы и НИИ – информацию о своих возможностях. Так легче найти точки взаимовыгодного сотрудничества.

- Считаете, что в этой части у вас есть взаимодействие с малым и средним бизнесом?

- Это огромное поле для взаимодействия! Но для меня странно, что люди мало пользуются предоставленными возможностями… Мы даже корректировали систему по желанию компаний, но все равно пользуются ею мало.

- Наверное, просто промышленным производством заниматься сегодня очень сложно, поэтому мало, кто хочет…

- Согласен. Конечно, это риск. Для руководителя – это головная боль с утра до вечера и без выходных…

- Александр Петрович, в вашей ассоциации есть и представители малого бизнеса. Какие вопросы приходится решать по их просьбе? Например, сегодня от нашего читателя поступил такой: «Подал документы на закрытие ИП в налоговую. Получил отказ из-за Пенсионного фонда. При выяснении оказалось, что ПФ должен провести проверку меня как работодателя. Был работодателем в 2009 году три месяца. Все взносы с работников и меня, как предпринимателя, уплачены. Долгов нет. Имеет ли право ПФ отказать мне в закрытии? (Игорь)

- По таким вопросам предприниматели к нам не обращаются. Это законные требования налоговых органов и Пенсионного фонда.

- А какой защиты ищут у вас предприниматели?

- Они у нас защиту не ищут. Они ищут у нас только работу.

Окончание следует.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (14) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    5.02.2013 10:27

    Надо решать кадровую проблему. Проф образование умерло.

    • Анонимно
      5.02.2013 11:27

      Умерло не только профобразование! Преемственность кадров тоже канула в лету... Возрастной разбег на предприятиях - внизу самые молодые 22-25 лет и верхний в 60-70. Середины нет.

  • Анонимно
    5.02.2013 12:28

    а где работает середина?

    • Анонимно
      5.02.2013 13:50

      "Поколение дворников и сторожей"/гр. Аквариум/

      • Анонимно
        5.02.2013 14:56

        Комментарий не в тему: в советские времена тунеядство наказывалось. Поэтому альтернативные музыканты, художники и пр. творческие люди зачастую официально числились дворниками и сторожами. А были в своем роде креативным классом тех времен. Именно об этом песня Аквариума. При все уважении нынешнее поколение трудно отнести к креативному (созздающему) классу.

        • Анонимно
          5.02.2013 21:39

          Комментарий не к месту.Нельзя отнести целое поколение к креативному классу альтернативных музыкантов и художников.Песня как раз о том невостребованном поколении от 40 до 60.Если не депутат,вор или какой -нибудь "генеральный директор" по продажам китайских колготок и профнастила.

    • Анонимно
      5.02.2013 14:35

      Середина работает где угодно, но только не на заводах. Да и не в КБ.

  • Анонимно
    5.02.2013 16:34

    "Сегодня чрез РСПП пропускаются все законы, связанные с развитием экономики..."- ключевая мысль о характере развития экономики в РФ. В довесок ещё премного интересно посмотреть на состав РСПП.

    • Анонимно
      5.02.2013 19:39

      В предшественниках РСПП когда-то была патриотическая Ассоциация трудовых коллективов государственных предприятий (организаций) промышленности, строительства, транспорта и связи. Но предшественницу уничтожили, и путем последовательных преобразования прератили в РСПП, которая является защитницей предпринимателей. Сегодня это былы бы противостоящие объединения.А уж о Шохине, бывшем в одном кружке с Гайдаром, а потом в его правительстве, которое приговорило отчественные авиа- и другие отрасли к небытию, и говорить не стоит, как о защитнике отечественной промышленности. Предпринимателей - да, защищает, но за системное развитие промышленности - нет.

  • Анонимно
    5.02.2013 18:23

    пока Медведев- Либерал ,а Путин-Генерал,не жди Россия ни побед, ни славы,ни счатьянародного

  • Анонимно
    5.02.2013 19:26

    "Ассоциация трудовых коллективов государственных предприятий (организаций) промышленности, строительства, транспорта и связи Татарской АССР" была создана в 1990 году. Создание Ассоциации было поддержано Правительством Республики Татарстан, устав Ассоциации зарегистрирован Постановлением Совета Министров ТАССР №92 от 05.03.1990г.Между прочим, Шаймиев с 1989 по 1990 год был секретарем обкома партии. При нем ген. директор "Радиоприбора" Ю.Ф.Емалетдинов был направлен обкомом в командировку на Свердловск, где по инициативе гендиректоро завода им.Калинина Тизякова уже была создана Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР. Тизяков через партийные органы пригласил представителей областей и республик для того, чтобы обсудить создание таких ассоциаций по всей стране.Уезжавший в командировку с неохотой Емалетдинов приехал оттуда воодущевленный и предложил тоже создать такую же Ассоциацию в ТАССР.Обком согласился, ассоциацию создали.В 1990—1991 Шаймиев был избран Председателем Верховного Совета Республики Татарстан, т.е без его согласия ничего бы не делалось. В дальнейшем Ассоциация была преобразована в некоммерческое партнерство "Ассоциация промышленных предприятий Республики Татарстан", а в 2005 году в соответствии с Федеральным законом №156-ФЗ от 27.11.2002г. "Об объединениях работодателей" – в Региональное объединение работодателей "Ассоциация предприятий и предпринимателей Республики Татарстан" (РОР "АПП РТ").Это для полноты ясности.

  • Анонимно
    5.02.2013 19:53

    Зато он быстро понимал тогда, когда Главы админстрации части районов объединились вокруг его управляющего делами.Потом и Алтынбаев уехал и Главы были списаны с управделами вместе.

  • Анонимно
    5.02.2013 21:43

    Ваша подвижническая последовательность рождает надежду на возрождение сегодня когда почти всё "профукано" для удоства массового разворовывания стаями жуликов во власти. Спасибо за надежду, что будут перемены везде , если сохранять, поддерживать и давать дорогу людям сохранившим честь и совесть в регионах России. Н.Н.

  • Анонимно
    5.02.2013 21:53

    Надо развивать обробатывающую промышленность. Создовать специализированные технопарки для малого бизнесса работающего в сфере обробатывающей промышленности. А также поднимать субконтракцию на промышленный уровень, при этом активно пропогандируя и освещая в медиа потентциал субконтракции населению.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
Загрузка...
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль