АХИЛЛЕСОВА ПЯТА МИНЗДРАВА РТ

Вчера вечером пресс-служба следственного комитета РФ по РТ распространила скупое сообщение о том, что «расследуется уголовное дело в отношении сотрудников ГАУЗ «Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы министерства здравоохранения Республики Татарстан». Они подозреваются в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий)». Каких-либо дополнительных подробностей дела комитет не раскрывает. Однако информацией с газетой «БИЗНЕС Online» поделился источник в правоохранительных органах.

По его словам, все началось с того, что в преддверии Универсиады сотрудники полиции, прибывшие в Казань из Москвы в составе приданных сил, остановили на трассе М7 подозрительный автомобиль. Согласно накладным, выданным бюро судмэдэкспертизы, машина везла в Уфу донорскую кровь и ее компоненты. Москвичи, однако, решили проверить, правда ли это. Вероятно, они бы не удивились, найдя взрывчатку или наркотики. Но каково же было их удивление: в медицинских емкостях обнаружились человеческие пятки!

25 июня оперативники и спецназовцы нагрянули в здание БСМП №1 (также известной как горбольница №15) на Сибирском тракте, 31а, где расположено республиканское бюро судмедэкспертизы и морг при нем. Следователи попросили медиков пройти на выход; задержаться пришлось и самому начальнику бюро Наилю Нигматуллину, как раз собиравшемуся на обед.

Выяснилось, что, по меньшей мере, около четырех месяцев в главном судебно-медицинском морге республики действовал хорошо отлаженный бизнес. У трупов, которые поступали на экспертизу, отрезали пятки и коленные чашечки, вынимали мозговую оболочку. Если при получении тела кто-то из родственников задавал вопросы, им отвечали, что ткани потребовались для анализа: надо было, мол, «изучить нервные окончания».

Нигматуллин.jpg
Наиль Нигматуллин - руководитель ГАУЗ «Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы министерства здравоохранения Республики Татарстан»

Полученные биоматериалы отправлялись в основном во ФГУП «Всероссийский центр глазной и пластической хирургии» в Уфе. По данным нашего источника, за одну пятку в Башкортостане платили 900 рублей. Надо сказать, совсем не дорого. Газета "БИЗНЕС Online", изучив доклад специалистов ФГБУ РНИИТО им. Вредена минздравсоцразвития РФ, узнала, что в некоторых тканевых банках за так называемое ахиллово сухожилие с костным блоком готовы заплатить от $400 до $814, а за цельный мениск (те самые коленные чашечки) – от $200 до $975.

Инесса Исхакова

Как минимум трижды груз переправляли самолетом. Однако опять же в связи с Универсиадой меры безопасности в аэропорту были усилены, и от наработанного маршрута отказались. Вместо этого курьер из столицы Башкортостана приехал за очередной партией на машине.

Пока что уголовное дело заведено только в отношении заведующей отделом судебно-медицинской экспертизы трупов Инессы Исхаковой. Однако ясно, что единолично, без участия шефа бюро и других судмедэкспертов она организовать процесс не могла.

Так выглядит ситуация глазами нашего источника. Еще раз оговоримся, что все вышесказанное – информация неофициальная. Если какие-то детали не соответствуют действительности, мы готовы предоставить возможность опровержения. Но пока официальной версии нет – приводим то, что есть.

МОЛЧАНИЕ ТРУПА – ЗНАК СОГЛАСИЯ?

Теперь предоставим слово противоположной стороне. Сам глава судмедэкспертизы Нигматуллин скоро, кстати, справляющий 60-летний юбилей, от комментариев наотрез отказался, сказав лишь, что «следствие разберется».

Однако о его восприятии случившегося можно судить по тому, что 4 июля он провел специальное заседание общества судебных медиков, на котором строго призвал всех сотрудников бюро, в особенности врачей судебно-медицинских экспертов, «к тщательнейшему соблюдению буквы закона, строжайшему следованию положениям должностных инструкций, регламентирующих работу врача судмедэксперта, скрупулезному оформлению всей медицинской документации». Об этом не преминул написать официальный сайт судмедэкспертизы. То есть, как можно предположить, по версии медиков, если в чем-то и есть нарушения, то в «букве закона» и неправильном оформлении документов (видимо, тех самых накладных).

Нет претензий к судмедэкспертам и у руководства минздрава. Более подробно прокомментировать сложившуюся ситуацию газете "БИЗНЕС Online" согласился и.о. министра здравоохранения РТ Адель Вафин (министр Айрат Фаррахов сейчас в отпуске), у которого мы узнали, в частности, как уберечь от изъятия органов и тканей тела своих близких.

- Адель Юнусович, каково ваше видение скандала, разворачивающегося вокруг бюро судмедэкспертизы, которое продавало пятки мертвецов в Уфу?

- Скажем так, это были ткани… По нормативным документам это так. Трансплантология – очень важное направление, которому в республике уделяется много внимания. Вообще, все, что касается пересадки органов и тканей, по целому ряду заболеваний это дает возможность больным выжить и иметь достойное качество жизни, уйти от постоянных процедур. Только почек мы планируем в этом году пересадить 28 штук, уже пересадили два сердца. Мы работаем исключительно в правовом поле, которое определяется федеральным законом, приказом минздрава федерального и республиканского. У нас определены донорские базы, где может производиться забор органов и тканей, и учреждения, у которых есть лицензия на их использование, они входят в перечень, утвержденный минздравом РФ.

- Здесь была такая лицензия?

- Учреждение, о котором вы говорите, является донорской базой и у них имеют право производить забор те учреждения, которые обладают этими лицензиями. У нас три учреждения, у которых есть такая лицензия (ГАУЗ «Республиканская клиническая больница минздрава РТ», ГАУЗ «Межрегиональный клинико-диагностический центр», ГАУЗ «Республиканская клиническая офтальмологическая больница минздрава РТ» - прим. ред.). Также они работают с федеральным учреждением, у которого тоже есть лицензия – это Всероссийский центр глазной и пластической хирургии минздрава РФ в Уфе.

- Что же тогда послужило поводом для вмешательства следственного комитета?

- У меня очень ограниченная информация по результатам той проверки, которая сейчас ведется. Лучше обратиться в следственные органы. Я со своей стороны могу лишь подтвердить, что донорская база у нас такая есть и она работает с учреждениями, у которых есть лицензия…

- А донорская база имеет право получать денежное вознаграждение за те, как вы говорите, ткани, которые отправляются в эти учреждения с лицензиями?

- Эта деятельность регламентируется федеральным законом №4180 «О трансплантации органов и тканей». Одна из его статей действительно накладывает запрет на продажу органов и тканей. Но в части препаратов и пересадочных материалов, для изготовления которых используются тканевые компоненты трупа, этот запрет не действует. Это специально оговаривается в законе.

- Необходимо ли было информировать близких об участии их усопших родственников в донорской программе?

- В этом же законе есть статья, которая прописывает «презумпцию согласия» на изъятие органов. Изъятие органов не допускается, только если учреждение на момент изъятия было поставлено в известность, что при жизни данное лицо либо его родственники и законный представитель заявили о своем несогласии.

- Как родственникам обезопасить своих близких от забора органов?

- Несогласие должно быть зафиксировано письменно. Есть федеральный закон о погребении и похоронном деле, который тоже имеет соответствующую статью.

- Давно ли у нас в бюро республиканской судмедэкспертизы создана эта донорская база? Насколько известно, они только четыре месяца этим занимались…

- Эти технологии используются на протяжении многих лет, разными приказами это было регламентировано, но последний приказ с последней редакцией был принят в феврале этого года. Именно тогда бюро было включено туда как донорская база.

Вообще, надо понимать, что трансплантология несет в себе благородное начало и, к сожалению, сегодня по целому ряду заболеваний замены нет, и в ближайшей перспективе вряд ли будет. Поэтому к этому надо относиться очень аккуратно, ведь за этим стоят спасенные жизни. У нас был случай, когда наша 28-летняя соотечественница лежала в институте Склифосовского, и все отделение реанимации просто болело за нее, желая, чтобы ей скорее нашли сердце. И сердце нашли в течение двух дней – просто повезло – сегодня она с нами и живет полноценной жизнью.

- Вы бы рекомендовали людям участвовать в донорской программе?

- В целом ряде стран, в частности в Китае, когда выдают водительское удостоверение, в этом документе отмечают: «данный гражданин согласен на использование его органов и тканей в случае его гибели». Они понимают, что любой водитель – это группа риска. В этих странах трансплантология развивается, и большое количество пациентов имеет шансы на выживание. Сегодня в обществе недостаточная идет работа в плане продвижения идеи донорства.

- По вашим данным, речь все-таки идет об изъятии у трупов тканей, а не целиком о пятках?

- Конечно, о тканях.

ПЯТКОЙ В ГЛАЗ

Как утверждает минздрав РТ, изымаемый биоматериал использовался в благих целях, в том числе и внутри республики. В распространенном вчера сообщении пресс-службы министерства отмечается, что «использование тканей человека в офтальмологии позволяет излечить гнойные заболевания роговицы глаза, кератопатию и в целом ряде случаев позволяет сохранить глаз как орган». По данным министерства, ежегодно в Татарстане потребность в таких операциях составляет около 200. В 2012 году по сквозной кератопластике выполнена 61 операция в республиканских учреждениях и 31 операция в федеральных медицинских организациях.

Тем не менее, по нашим данным, основная часть пяток (или пяточной ткани) улетала в Уфу, во ФГУП «Всероссийский центр глазной и пластической хирургии». Мы решили присмотреться к нему внимательнее.

Центр, основанный в 1990 году, имеет второе название – «Аллоплант». Основал и возглавляет его небезызвестный хирург-офтальмолог, заслуженный врач РФ, а по совместительству автор ряда мистических книг про Тибет Эрнст Мулдашев.

Его главное ноу-хау – запатентованный препарат «Аллоплант», что переводится с латыни как «чужой саженец». «Чужой» - потому что материал для его изготовления берут у трупов. Причем именно пяточная ткань подходит лучше всего.

«Пятка - удивительная вещь, - рассказывал Мулдашев в интервью журналу «Огонек». - На нее большое давление, а в местах большого давления кровеносные сосуды проходить не могут. И организм приспосабливает здесь ткани к жизни без сосудов. Вот какая штука! Заменяют сосуды в пятках определенные химические вещества, анализ которых дал в дальнейшем все секреты нашего производства»

Заместитель Мулдашева Радик Галиахметов в интервью «Русском репортеру» раскрыл некоторые подробности, из которых ясно, почему «материал» именно из бюро судмедэкспертизы, куда привозят жертв несчастных случаев и криминала, подходит для изготовления препарата как нельзя лучше.

- Смысл в том, что берут ткани мертвых людей, проводят физико-химическую обработку, лишают клеточной структуры и оставляют только те вещества, которые стимулируют регенерацию тканей. Сырье добывают в моргах. Что, лучше пусть сгниет или его черви съедят? Все сырье проходит очень жесткий контроль на инфекции - ВИЧ, гепатит. Много брака, на 40 процентов материал гепатитный - это молодые наркоманы, а больные люди нам не интересны в качестве доноров. Нужна здоровая ткань, то есть от людей, погибших в результате травм, ДТП, ножевых ранений.

После специальной обработки, в том числе радиацией, материал можно пересаживать. При этом он не отторгается. Раньше, по словам Галиахметова, центр применял "Аллоплант" только для глазных и пластических операций, сейчас же препарат шагнул в другие области медицины: травматологию, ортопедию, гастроэнтерологию, репродуктивную сферу и так далее.

«ЭТО ПРОСТО МЕРТВОЕ СЛУЖИТ ЖИВОМУ»

До самого Мулдашева нам дозвониться не удалось. Но, как выяснила газета «БИЗНЕС Online», в его клинике «об инциденте с пятками трупов» знают. Врач-референт медучреждения, которая взяла трубку в приемной известного доктора, правда, отказалась представиться, сославшись на нежелание придавать этому делу огласку.

- Скорее всего, это заблуждение, они разберутся и сделают правильный правовой выбор. Наверное, просто неправильно донесли – сообщили, наверное, что изъятие было незаконным, - предположила она.

При этом она тоже ссылается на «презумпцию согласия», которая действует, если человек не оставил в завещании пункт о том, что «возражает, чтобы у него брали ткани и органы».

- На латыни есть фраза, которая дословно переводится как «мертвое служит живому». Это не только практика России, она мировая. Судмедэксперты, которые работают в бюро, в любом случае делают вскрытие любого трупа, у всех берут на анализ кусочки тканей – это нормальная мировая практика, так делают везде. Это просто мертвое служит живому, а люди занимаются благородным делом. Те кусочки тканей, которые забирают у трупов, являются некой заплаткой для того, чтобы у человека по этой «заплатке» восстановились собственные ткани. В этом случае ткани, которые забирают у трупов, это лучше, чем синтетический материал, который тело не принимает и отторгает. Биологические ткани не отторгаются, а трупные ткани ведь являются биологическими, - пояснила она.

Коллеги Мулдашева попросили не делать из происходящего поспешные выводы и напомнили скандал вокруг продажи человеческих органов, который в начале 1990-х развернулся вокруг директора НИИ трансплантологии и искусственных органов минздрава России академика Валерия Шумакова:

- К нему прямо во время операции ворвались люди, после этого он еще долго не мог оперировать, хотя, конечно, там речь шла о продаже органов, - вздыхает референт Мулдашева. - А здесь даже не органы, а кусочки тканей… Сейчас журналисты напишут о том, что случилось нечто шокирующее, дескать у трупов отнимают пятки, и людям покажется, что происходят ужасные события. Но это не так.

Кто прав в этой ситуации, покажет следствие и суд, если до него дойдет. Газета «БИЗНЕС Online» продолжает следить за развитием ситуации.