Fossil fuels in the last century reached their extreme prices

because of their inherent utility: they pack a great deal of

potential energy into an extremely efficient package.

— CEO Nwabudike Morgan,

Strategy Session

Александр Виноградов: «Я рискну предположить, что сколько-нибудь существенно повлиять на стоимость барреля возможности нет. Спад цены этого ключевого сырья обуславливается страхом за будущее экономики, и только им — а его нет» Александр Виноградов: «Я рискну предположить, что сколько-нибудь существенно повлиять на стоимость барреля возможности нет. Спад цены этого ключевого сырья обуславливается страхом за будущее экономики, и только им — а его нет» Фото предоставлено Александром Виноградовым

Рейтинг одобрения Байдена сейчас 36% при 28% у Харрис

Два недели назад мы рассматривали вопрос начавшегося подворачивания кранов «количественного смягчения», а то инфляция стала какой-то совсем неприятной. Еще месяцем ранее шла речь о стагфляции — где инфляция, очевидно, является ключевым компонентом. На сей раз речь пойдет о рынке нефти, где в последнее время произошло довольно много событий — но и здесь не обошлось без той самой инфляции.

Сразу надо сказать, что из происходящего сейчас вряд ли воспоследуют какие-либо резкие движения, по крайней мере, в ближайшем будущем. Предсказывать цену на нефть — занятие неблагодарное, но я не думаю, что нынешние примерные $75–80 за бочку превратятся в $120 или $40 на полугодовом горизонте. Более интересно другое: за последний момент на этом рынке произошло довольно много событий, и имеет смысл рассмотреть их повнимательнее.

Все началось с того, что в конце октября Джозеф Байден жестко озаботился вопросом цен на нефть. Точнее, на бензин, ценник на который дорос в США до максимума за 7 лет. Причина этого была насквозь политической: инфляция в США действительно вышла за границы нормы, это раздражает добрых граждан Америки — и это неминуемо сказывается на рейтингах самого Джо, вице-президента Камалы Харрис и Демократической партии в целом. США — страна перманентного институционализированного еще отцами-основателями конфликта, и сейчас маятник политических пристрастий явно начал свое движение в сторону, обратную левачеству «ослов».

Так, рейтинг одобрения Байдена сейчас 36% при 28% у Харрис, в то время как начинал он свое президентство с 53% одобрения. Уехало в долгий ящик требование Байдена о тотальной вакцинации персонала компаний численностью от 100 человек: апелляционный суд пятого округа в США постановил приостановить действие этого правила, параллельно власти 11 штатов подали иск против Байдена, целью его является «остановить неконституционное злоупотребление властью со стороны федерального правительства». Полезли и поражения на иных фронтах: был полностью оправдан Кайл Риттенхаус, вигилант, пристреливший двух погромщиков во время прошлогодней вакханалии вполне себе продемократических BLM — присяжные единогласно сочли его невиновным по всем пунктам обвинения. Вновь пошли информационные сливы, на сей раз против Байдена-младшего выступила Yahoo.com, которая ранее покусывала только лишь республиканцев и лично Дональда Трампа. А до выборов в Конгресс уже чуть меньше года. В общем, Байдену и демократам нужны быстрые победы, и одолеть инфляцию, параллельно снизив цены на бензин, было бы для них очень кстати. Цифры ее, кстати говоря, уже весьма серьезны для США: по итогам октября год к году инфляция в стране составила 6,2%, основной фактор роста — именно что цены на энергоносители, бензин, как было уже сказано, на максимуме за 7 лет, а газ за год подорожал в полтора раза.

Была собрана мощная коалиция, целью ее стало надавить на ОПЕК+, заставив картель увеличить добычу и тем самым снизить цены. К призывам США присоединилась Япония, подала голос и Индия, тонко в эту сторону стал намекать и Китай. Это нонсенс само по себе: США всегда плевались в сторону этого картеля, преследуя концепцию свободного рынка и свободного же ценообразования, и рынок-то цену и установил. ОПЕК+ давлению не поддался, заявив в начале ноября, что на рынке все нормально, группа стран-экспортеров постепенно восстанавливает добычу, повышая ее на 400 тыс. баррелей в сутки каждый месяц, и что это нормальная практика, адекватная текущей ситуации. В итоге она пока еще будет оставаться на 3,76 млн баррелей в сутки ниже, чем до начала коронавирусной эпопеи; Байден же настаивал на ускорении роста добычи вдвое.

Рейтинг одобрения Байдена сейчас 36% при 28% у Харрис, в то время как начинал он свое президентство с 53% одобрения Рейтинг одобрения Байдена сейчас 36% при 28% у Харрис, в то время как начинал он свое президентство с 53% одобрения Фото: © Ken Cedeno - Pool via CNP / Consolidated News Photos / www.globallookpress.com

Существенно повлиять на стоимость барреля возможности нет

С наскока не получилось, пришлось начать полноценную осаду. Так, президент США решил напрячь Федеральную торговую комиссию Штатов (ФТК — независимая госструктура, нацеленная на антимонопольные действия и защиту прав потребителей), дабы те разобрались и выяснили, а не участвуют ли нефтегазовые компании в возможных незаконных действиях, в результате чего выходит удержание высоких цен на бензин на американском рынке. ФТК согласились, сказали, что изучат вопрос; собственно говоря, а что им еще было делать. Разумеется, на цены на данном моменте это повлиять никак не могло.

Затем США обратились к Китаю, призвав своего геополитического соперника распустить часть резервов, проще говоря, продать на рынке некоторое количество накопленной нефти. Китай на это никак не отреагировал — мол, Поднебесная изучает вопрос, опять же, в эти дни на повестке была иная история, с пленумом компартии и закономерным прославлением товарища Си Цзиньпина. Важно здесь то, что китайские резервы меньше американских в 3,5 раза, 200 млн баррелей против 722 — и роспуск даже существенной доли резервов несильно повлияет на рынок, в отличие от аналогичных американских действий. Схожий призыв поступил и в сторону Индии; индийцы, в отличие от китайцев, отреагировали оперативно, но ответ был отрицательным. Нью-Дели сообщил, что «стратегические резервы нефти созданы на случай форс-мажора — стихийных бедствий или войны, если поставки этого сырья прекратятся», а рыночная интервенция таким фактором не является. Аналогичные запросы от США поступили также в Токио и в Сеул, но эти страны, как и Китай, тянут время, в лучшем (для США) случае заявляя, что, «может быть, надо будет». На активные действия никто не готов. Справедливости ради, впрочем, отметим, что Китай продал немного нефти из своих запасов еще в сентябре, но это была личная инициатива Пекина, и не факт, что она превратится в скоординированный залп вместе с Вашингтоном.

Любопытен здесь еще один факт. По идее, 80 баксов за баррель — отличная цена для американской нетрадиционной нефтедобычи, в первую очередь сланцевой нефти. Но… свои объемы добычи в США в настоящий момент не растут. Вообще. США добывали 11,3 мбд в августе, они выросли до 11,5 мбд, затем рухнули до 10,0 мбд и вновь отрасли до 11,3 мбл в сентябре, и сейчас добыча гуляет в коридоре 11,3–11,5 мбд по итогам последних четырех недель. При этом число работающих буровых вышек в США стабильно растет уже почти год, только за последнюю неделю их введено в эксплуатацию еще 7 штук, а всего за год их число удвоилось — но этот рост не обращается в сколько-нибудь значимый рост добычи.

Помощь (полагаю, что временная) пришла откуда не ждали, а именно от ковида. Австрия объявила общенациональный локдаун на 10 дней с возможным продлением до 20, соответственно, объемы потребления нефти в этой стране снизятся. Они невелики, потребление там небольшое, но на днях стало известно, что аналогичные меры рассматривает весьма существенно провакцинированная Германия, где почему-то объемы заражений опять на пиках. Развитие событий вполне может привести к очередному витку европейских карантинов (которые, напомню, когда-то начинались с тезиса «посидим две недели дома, и вирус уйдет»), и это действительно может заметно уронить цены на нефть, хотя, думаю, не до $40 за баррель.

В целом же я рискну предположить, что сколько-нибудь существенно повлиять на стоимость барреля возможности нет. Спад цены этого ключевого сырья обуславливается страхом за будущее экономики, и только им — а его нет. Проведенный с такой помпой мировой саммит по климату де-факто ничего не дал, мировая экономика худо-бедно восстанавливается, и, несмотря на постепенное сворачивание программы количественного смягчения, в мировую экономику продолжают поступать эмитированные центробанками деньги. И раз так, то простой цикл «инфляция цен активов — инфляция издержек — потребительская инфляция» имеет еще достаточно топлива для работы.