Сегодня утром Верховный суд РТ в очередной раз решал судьбу татарстанского застройщика Анатолия ЛивадыСегодня в Верховном суде РТ в очередной раз решалась судьба Анатолия Ливады. У присутствующих был шанс увидеть татарстанского застройщика хотя бы на экранеФото: Ангелина Головатая

«ПУБЛИЧНО ЗАЯВЛЯЮ, ЧТО ОТКАЗЫВАЮСЬ ОТ ВСЕХ СВОИХ ВЫСКАЗЫВАНИЙ, В ТОМ ЧИСЛЕ В СМИ»

Сегодня утром Верховный суд РТ в очередной раз собрался для решения судьбы татарстанского застройщика Анатолия Ливады. Защита обжаловала продление ареста до 27 марта в вышестоящей инстанции. Напомним, последнее судебное заседание по делу Ливады в Вахитовском райсуде прошло без журналистов. Процесс, назначенный на 15:00, начался еще утром.

Теперь у СМИ был шанс увидеть Ливаду хотя бы на экране, установленном в зале суда. Глава ГК «Фон» вышел на связь из СИЗО, на месте его интересы защищали адвокаты Кирилл Горовацкий и Оксана Галаганова. Апелляцию рассматривал судья Ирек Ибрагимов, прокуратуру РТ представлял Андрей Андронов.

— Доброе утро, Анатолий Николаевич. Первым желаете выступить в прениях? — спросил Ибрагимов.

С позволения защитника Горовацкого («Да, заявление свое сделайте, мы его поставим в суде в копию»), обвиняемый открыл прения. Примечательно, что сегодня Ливада не стал импровизировать и зачитал речь с листа.

— Сегодня, 20 января 2018 года, я, Ливада Анатолий Николаевич... — начал он, и корреспондент «БИЗНЕС Online» понял, что за этим может последовать только сенсация. Ливада сравнил свою меру пресечения с пыткой. Глава «Фона» в свойственной манере выступления указал на то, что со старта следственных действий, 21 января 2017 года, он содержался в условиях без горячего питания, в верхней одежде и без возможности свободно выйти в туалет. Обвиняемый указал на то, что нуждается в постоянном приеме медикаментов и выполнении рекомендаций врача. Условия содержания Ливада назвал унижающими достоинство, жестоким видом обращения. Причем причинение физических и умственных страданий происходит, по его мнению, намеренно, чтобы получить признание в предъявленных обвинениях. К заболеваниям, которые в СИЗО у обвиняемого только обостряются, — гипертония, ишемическая болезнь сердца, сахарный диабет, катаракта, частичное отслоение сетчатки обоих глаз — добавилось еще одно.

— В ходе развивающего абсцесса в челюстно-лицевой области я начинаю терять слух, — заявил он, напомнив и о туберкулезе, приобретенном под стражей. Ответственность за перечисленное Ливада просил возложить на следователя. Фраза «вплоть до моей физической кончины» придала его заявлению дополнительный драматизм. Напомним, весной 2018 года Ливаде исполнится 65 лет.

— Сейчас я публично заявляю, что отказываюсь от всех своих высказываний, в том числе в СМИ, относительно настоящего уголовного дела, за исключением невиновности. При этом я утверждаю, что готов себя признать виновным в совершении преступления, если иная редакция обвинения будет подтверждена моими защитниками как констатирующая события, имеющие место быть в действительности, и в том случае, если новое обвинение будет иметь законное основание, — замысловато, но от этого не менее неожиданно завершил свое выступление Ливада. Такого развития событий никто не ожидал, в особенности после бескомпромиссности и настойчивости, которые главный фигурант дела демонстрировал целый год. 

Отказываться Ливаде было от чего. 7 марта 2017 года на YouTube был опубликован документальный фильм известного журналиста Андрея Караулова «... И приказано умереть». В фильме Ливада обвинил в своих проблемах государственные структуры, в том числе минстрой Татарстана и МВД по РТ. Вскоре после выхода фильма строителя задержали и отправили под арест. Интерес следствия к персоне строителя проснулся внезапно: уголовное дело на тот момент расследовалось 14 месяцев, а самого Ливаду не допрашивали примерно полгода...

 В заключение обвиняемый на суде попросил изменить меру пресечения и подтвердил, что не намерен препятствовать установлению истины по уголовному делу.

...
Фото: «БИЗНЕС Online»

«ЭТО НЕ ТОТ ДОКУМЕНТ, КОТОРЫЙ ЗАЩИТЕ БЫЛ ПРЕДЪЯВЛЕН!»

Напомним, в конце января этого года Ливаде предъявили окончательное обвинение. После своего нанимателя слово взял Горовацкий, который углубился в тонкости постановления о привлечении Ливады в качестве обвиняемого. По его словам, документ представляет собой бессвязный и бессмысленный текст как с точки зрения грамматики, так и Уголовно-процессуального кодекса. «С 1 января 2010 года по 26 июля 2016 года — установленный период противоправных действий, по версии следствия. Однако есть договор купли-продажи 2008 года, по которому действовал Ливада. Также в нем 97 фамилий», — доложил адвокат.

Защитник указал на два несоответствия в документе. «Вменяется в вину заключение договора, который находится вне этого периода. Между кем — совершенно непонятно», — пояснил первое защитник. А второе заключается в том, что если потерпевшими признаны 303 человека, где в таком случае фамилии еще 206? Адвоката смутила и сумма вменяемого Ливаде ущерба в 710 млн 393 тыс. рублей. «С кого она получена, кто признан потерпевшим — непонятно. Договор заключен с физическими и юридическими лицами, однако в документе они не перечислены. Постановлением назвать это не могу, при всем уважении», — заключил защитник.

Подобным образом Горовацкий проанализировал все четыре страницы обвинения, где также, по его мнению, допущены грубые ошибки. 

— Вы обжалуете сейчас не постановление следователя о привлечении в качестве обвиняемого, давайте покороче и ближе к вопросу, который у нас стоит на повестке дня. Я же предупреждал! — обратился к адвокату судья Ибрагимов.

Однако Горовацкий его будто и не слышал, продолжая сыпать цифрами. В частности, он указал на то, что разнятся и похищенные суммы. По версии следствия, это 1 млрд 541 млн 630 тыс. рублей. По подсчетам же адвокатов, сумма составляет 1 млрд 31 млн 681 тыс. рублей. «Защита обращает внимание суда, что в постановлении указаны три эпизода части 4 статьи 159 УК РФ. Один эпизод не вменен вовсе», — продолжал атаковать Горовацкий.

— Давайте соблюдать порядки, никто не разрешал задать вопрос. Мы обвинением имеем, никто его не отменял. Вопросы квалификации не интересуют, как и виновности, причастности — да. Не спорьте, получите замечание в протокол! — строго предупредил председательствующий.

...
Фото: «БИЗНЕС Online»

Но защитник не сдавался и как заведенный повторял, что суммы в документе указаны другие, как и фигуранты. «Официально в прениях заявляю в суде, что защите и обвиняемому 30 января было предъявлено в объеме 2022 страницы, что составляло 8 томов. Это не тот документ, который был предъявлен защите!» — горячился адвокат. Также он сообщил, что у адвокатов взяты подписки о неразглашении по острому социальному делу. «То есть защита работает в режиме выключенных телефонов, отказываясь работать с фигурантами по делу,  поскольку формально это повлечет отстранение от дела», — продолжал Горовацкий

Сейчас, по его заявлению, защита Ливады находится в «серединной фазе схватки с неизвестным Левиафаном, который в течение 12 месяцев тюремного заключения перемалывает не только личность и здоровье доверителя, но и других представителей высокого круга предпринимателей и преподавателей». Причем уже не просто перемалывает, а убивает, добавил драматизма защитник. «Речь идет о трагической развязке истории замминистра здравоохранения РТ Елены Шишмаревой, убитой в ночь с 6 на 7 февраля 2018 года», — пояснил он. Адвокат добавил, что защите приходится работать в условиях провокаций любого рода, вплоть до физического устранения, и попросил, наконец, Ибрагимова рассмотреть ходатайство о возобновлении следствия, а также избрать иную меру пресечения для своего подзащитного.

Раздались глухие аплодисменты Ливады, вызвавшие улыбку у Галагановой. Второй адвокат лишь согласилась с коллегой и поддержала позицию прокуратуры, которая на протяжении года выступает за освобождение руководителя «Фона» из СИЗО. Прокурор Андронов снова повторил, что излишне держать в заключении Ливаду, однако выступил против возобновления следствия, уточнив, что сегодня рассматривался другой вопрос — по мере пресечения.

Ибрагимов выслушал всех и удалился в совещательную комнату, из которой вскоре вышел с отказом в удовлетворении апелляционной жалобы: ни возобновления предварительного следствия, ни освобождения из СИЗО.

Но как должно измениться обвинение и в какой части Ливада готов признать вину? Четкого ответа на вопрос у защитников пока нет. «Стоит обратить внимание на резонансные дела в Казани, в которых фигуранты признавали себя виновными во всем, что им предъявляли правоохранители, подписывали изобличающие показания на других лиц и выходили из СИЗО. Очевидно, Ливада не видит перспективы защищаться даже при поддержке республиканской прокуратуры. Он, вероятно, готов подписать все, что положат перед ним в виде обвинений, дабы выйти из изолятора, в противном случае в тюрьме с его возрастом и заболеваниями он погибнет», — поделился своим мнением с «БИЗНЕС Online» другой адвокат главы «Фона» — Дмитрий Григориади.

Адвокат главы «Фона» Дмитрий ГригориадиАдвокат главы «Фона» Дмитрий ГригориадиФото: «БИЗНЕС Online»

ДЕЛО ЛИВАДЫ ОБЕДНЕЛО НА ОДИН ЭПИЗОД И 800 МИЛЛИОНОВ

Напомним, Ливаду задержали 27 марта 2017 года. На следующий день ему были предъявлены обвинения в совершении преступления по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное в особо крупном размере»).

Уже 29 марта Советский районный суд отправил обвиняемого в мошенничестве под стражу. Тогда же следователи ГСУ озвучили первоначальную фабулу дела, состоящую из пяти эпизодов. К сегодняшнему дню, отметим, она сократилась до четырех.

Первый связывали с хищением 556 млн рублей из строящегося ЖК «Симфония» в 2013 году. Второй относился к мошенничеству на 1,2 млрд рублей, где в числе потерпевших оказались дольщики ЖК «МЧС». Третий эпизод, по версии следствия, включает мошенничество при строительстве дома по Ноксинскому спуску на 284 млн рублей. Четвертый связан с ЖК «Симфония», где «способом отчуждения квартир в строящихся домах» Ливадой и неустановленными лицами путем мошенничества было похищено 199 млн рублей. Пятый был связан с выводом активов на 16 млн рублей.

Первоначало ущерб по уголовному делу возрос до 2,34 млрд рублей, а объем материалов составлял до 300 томов. Таким образом, объем предполагаемых хищений уменьшился в 1,5 раза до 1,5 млрд рублей. Одно неизменно: помимо Ливады, второй фигурант уголовного дела — бывшая супруга и директор ООО «Фон-Ривьера» Диана Ахметзянова, которая находится под подпиской о невыезде.