Шаляпинский фестиваль-2020 
17.02.2020

Новое татарское сопрано и двойные стандарты

Символические лопаты «Риголетто»: каким вышел на Шаляпинском фестивале костюмный спектакль с философским подтекстом

В конце прошлой недели у казанцев была редкая возможность увидеть и услышать Айгуль Хисматуллину — она исполнила партию Джильды в «Риголетто». Когда-то выпускница Казанской консерватории, стажировавшаяся у Альбины Шагимуратовой, дважды безуспешно пыталась пройти отбор в труппу казанской оперы. Теперь Хисматуллина — солистка Мариинки, приехавшая на Шаляпинский приглашенной звездой. Удался ли певице «реванш» в театре им. Джалиля, специально для «БИЗНЕС Online» рассказывает критик Иона Койфман.

«Риголетто» в постановке Михаила Панджавидзе идет в ТАГТОиБ уже второе десятилетие «Риголетто» в постановке Михаила Панджавидзе идет в ТАГТОиБ уже второе десятилетие

ПОБУЖДЕНИЕ К ДЕЙСТВИЮ

«Риголетто» в постановке Михаила Панджавидзе идет в ТАГТОиБ уже второе десятилетие. Он представляет собой попытку превратить привычный концерт в костюмах в театральное действо или, по крайней мере, найти некий компромисс между двумя форматами. Из-за малого состава труппы и постоянного участия гастролеров это задача не из самых простых. Было выбрано стандартное решение: актерская работа солистов в спектакле минимальна. История про власть и отмщение рассказывается с помощью декораций, работы миманса, балета и персонажей второго положения, партии которых обычно исполняют штатные артисты.  Надо отдать театру должное — ради заезжей звезды вводы в спектакль были выполнены неожиданно аккуратно, никто из солистов не плутал по сцене в панике. 

Почтенная традиция полувековой давности — костюмный спектакль с философским подтекстом — в постановке Панджавидзе выглядит карикатурой на самое себя. Везде разбросаны намеки на нехитрые, зато вечные идеи: сотрудничество с властью опасно, расплата за него неизбежна. Что ж, не поспоришь. 

Сценические события окружают зрителя со всех сторон многозначительной невнятицей: всё обозначает всё, а в итоге, разумеется — ничего. Зеркала назойливо бликуют в зал слепящими «зайчиками», от которых Риголетто отмахивается камзолом, и показывают грозный лик то ли Монтероне, то ли карающего вседержителя, то ли озабоченно поглядывающего с монитора дирижера в яме. Призрак Джильды в финале возносится на скромную пару метров на помосте, подозрительно напоминающем лифт, пока внизу валяется труп с торчащими из мешка ногами, а Риголетто копает могилу кукле в виде шута, читай — себе. Над сценой во время вступления, монолога Монтероне и финала нависает крест, до неузнаваемости увитый узорами и оттого больше похожий на глубоко символическую лопату Риголетто. 

Бесхитростно открыточная эстетика спектакля кажется безжалостной пародией на оперные штампы Бесхитростно открыточная эстетика спектакля кажется безжалостной пародией на оперные штампы

СТРАШНАЯ СИЛА

Это бормотание банальностей усиливается истошно нарядной сценографией Андрея Злобина и Анны Ипатьевой в любимом театральным руководством стиле «я надену все лучшее сразу». Декорации, испещренные павлинами, виноградными лозами, купидонами, полуколоннами и всевозможными «каменными гостями», утыканные решетками и загородками, предназначены не для драматургического воздействия совместно с режиссурой и актерской игрой, а для ленивого  разглядывания от скуки. Поверх псевдоренессансного шика изобильно струятся видеопроекции Павла Суворова — дождь, молнии, адское пламя, движущийся городской ландшафт. 

Бесхитростно открыточная эстетика спектакля кажется безжалостной пародией на оперные штампы. Переодетый бедным студентом Герцог приходит к возлюбленной при полном параде, на весь зал сверкая стразами на кюлотах; сверху на сцену все время что-то сыплется — то осенние листья, то дождь; неистовая оргия во дворце изображается волнообразными жестами балерин (хореография Александра Полубенцева), а любовные забавы Маддалены и Герцога стыдливо уводятся в неполное затемнение, не скрывающее, впрочем, замешательства обоих солистов. 

Участие Айгуль Хисматуллиной сделало общую беспомощность фестивального проекта еще более явной — у певицы не оказалось ни равных партнеров, ни добротной оркестровой поддержки Участие Айгуль Хисматуллиной сделало общую беспомощность фестивального проекта еще более явной — у певицы не оказалось ни равных партнеров, ни добротной оркестровой поддержки

ДВОЙНОЕ НЕПОСТОЯНСТВО

Музыкальная часть фестивального спектакля — за единственным исключением — выглядела унылой отработкой человекочасов. Стефано Романи, стоявший за пультом, делал что мог: хладнокровно аккомпанировал солистам, время от времени их заглушая, не давал развалиться ансамблям (финал первой картины и квартет пошатнулись, но выстояли). О собранности оркестрового звучания в фестивальных условиях не шло и речи, а контрасты вердиевского стиля не прощают ансамблевой расхлябанности и приблизительности. 

Алексей Татаринцев в тесситурно коварной партии Герцога звучал с напряжением — тут было не до звукового обольщения. Актерский темперамент исполнителя заглавной партии Александра Мельничука никак не искупал его масштабных вокальных проблем и чудовищного итальянского произношения. Несколько скрашивала картину аккуратная манера Зои Церериной (Маддалена) и Сергея Магеры (Спарафучиле). 

На общем фоне сопрано Айгуль Хисматуллиной казалось голосом из иного мира.  Насыщенный тембр, техническая уверенность и инструментальная точность ее вокала создавали разительный контраст и аляповатому спектаклю, и разболтанному оркестровому звучанию. Только в финале певице помешали неудобная мизансцена и отсутствие выверенного на репетициях баланса — Джильду, поющую из глубины сцены на piano, заглушали и Риголетто, и оркестр. Новой звезде в плеяде татарских сопрано, возможно, чуть недоставало актерской экспрессии, но с лихвой хватило вокального мастерства для одной из сложнейших вердиевских партий. 

Участие Хисматуллиной сделало общую беспомощность фестивального проекта еще более явной — у певицы не оказалось ни равных партнеров, ни добротной оркестровой поддержки. Спектакль ТАГТОиБ, как и самого героя оперы Верди, утаскивают на дно двойные стандарты: вялое стремление к режиссерскому высказыванию тонет в необходимости обслуживать гастролирующих солистов.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (25) Обновить комментарииОбновить комментарии

Вы когда в последний раз были в Казани на спектакле или концерте, где бы в конце не было стоячей овации? Это часть нашей культуры, у нас очень добрый зритель. Кроме того, нашей публике сложно признаться в том, что она зря потратила деньги, иначе когнитивный диссонанс неизбежен.

Был в Казани на чудовищных спектаклях театра Джигарханяна, Малого театра.... И ничего, народ хлопал в конце.

  • Анонимно
    17.02.2020 08:50

    Жестко, но верно. Таковыми были и рецензии Казанских газет конца XIX - начала ХХ вв. на оперные и драматические спектакли того времени. Такими они и должны быть «чтобы карась не дремал». Браво, Иона!

    • Анонимно
      17.02.2020 17:39

      Да, а еще это называется графоманством. Когда автор упивается своим якобы профессионализмом

  • Анонимно
    17.02.2020 09:15

    Интересно, когда же Айгуль выступит в Набережных Челнах? С удовольствием, сходили бы.

  • Анонимно
    17.02.2020 09:38

    в двух словах , колхозный театр на фоне московской звезды.

  • Анонимно
    17.02.2020 09:45

    Маленькая и хрупкая дочь Реголетто очаровала своим голосом весь зал!

  • Анонимно
    17.02.2020 10:55

    Реакцию тех « профессионалов» ещё хотелось бы увидеть, тех которые не взяли Айгуль в Казанскую оперную труппу

  • Анонимно
    17.02.2020 10:57

    В нашем оперном театре очень хорошие голоса есть,зря так нелестно и зло отзываются комментаторы.А *колхозные* певцы не редкость и в Большом и в Мариинке.

    • Анонимно
      17.02.2020 11:59

      Истинная награда артисту - аплодисменты зала! Комплиментарная пресса своим сюсюканьем ведёт его к провалу.

  • Анонимно
    17.02.2020 11:17

    Очень понравился спектакль. Голоса супер, кроме самого Риголетто. И костюмы и декорации впечатлили. Иона вам надо как то добрее быть что ли. Вы прям очень все жестко критикуете. Зрителям понравилось и это было в овациях.

    • Анонимно
      17.02.2020 12:16

      Ни один критик не пойдёт против «бурных и продолжительных». Доброту оставьте «объективному» чиновнику, иначе ему вообще делать нечего.

    • Вы когда в последний раз были в Казани на спектакле или концерте, где бы в конце не было стоячей овации? Это часть нашей культуры, у нас очень добрый зритель. Кроме того, нашей публике сложно признаться в том, что она зря потратила деньги, иначе когнитивный диссонанс неизбежен.

      Был в Казани на чудовищных спектаклях театра Джигарханяна, Малого театра.... И ничего, народ хлопал в конце.

      • Анонимно
        17.02.2020 12:38

        Вы пишите об овациях , которые без восторга, по обыкновению, «дежурных». «Бурные и продолжительные» - это другое.

      • Анонимно
        17.02.2020 18:54

        Уважаемый Айрат, лет 10 уже вы обхаиваете все фестивали театра и без толку. Каких только критиканов не приглашали, как только не старались сами разжечь негативные комментарии, причем даже оскорбляя иной раз нас, глупых зрителей, а театр полон и всем нравится! Браво всем работникам театра!!

        • Я про концерты Стаса Михайлова и Елены Ваенги тоже писал и, представляете, залы у них тоже по-прежнему полны)) Слабая из нас четвертая власть) Но, раз вы уже сами себя определяете, как "глупый зритель", то, значит, зерно сомнения какое-то посеяно)

          Вы знаете, я на выходных в Москве, в Большом театре смотрю два состава премьерного "Садко". Вот это радость, споры, прикосновение к чему-то по-настоящему важному. Можно немного отдохну от вашего (нашего) болота.


  • Анонимно
    17.02.2020 11:23

    Наши здесь не нужны, так было и с Альбиной Шагимуратовой, Ильхамом Валеевым и другими. Становятся звездами на стороне. Оперному пора менять концепцию. Создать постоянно работающий театр, а не шабашничать и фестивалить

  • Анонимно
    17.02.2020 16:12

    я думаю, что в России все театры такие, с плохой игрой, слабой постановкой, но хорошей атмосферой и преданным зрителем. Наблюдал это в Качаловском, Каримке, Камаловском. И не сказать, что культуру и театры спасать нужно, нет, не нужно. Просто публика другого театра не видела. Или - какая публика, такой и театр. Плохо? Нет. Время такое.

  • Анонимно
    17.02.2020 18:12

    сопрано чудесное ,но риголетто против.

    • Анонимно
      18.02.2020 22:03

      в казанском оперном достойно исполняет партию Риголетто наезжающий Борис Стаценко (

  • Анонимно
    18.02.2020 04:35

    С каких пор Джильда стала одной из сложнейших вердиевских партий? Ее поют все молодые легкие сопрано. Сложнейшие — Леди Макбет, Абигайль, Жанна Д'Арк, Одабелла... В сравнении с ними Джильда — это детские игры.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль