Анатолий ЛивадаАнатолий Ливада

ВИЗИТ СЛЕДОВАТЕЛЯ В СУД И ПОДДЕРЖКА ОТ СОЗДАТЕЛЯ «СТОПАРЕСТ»

Рассмотрение апелляции на продление ареста главе ГК «Фон» Анатолию Ливаде было назначено сегодня на 9 утра, однако началось 2,5 часа спустя. Ожиданию придавал напряжения неожиданный приход в суд следователя ГСУ МВД по РТ Марии Пронозы. Среди журналистов поползли слухи о возможном освобождении строителя из изолятора. Новоявленные адвокаты времени зря не теряли и обсуждали все тонкости будущего выступления в апелляционной инстанции. «Согласно статье 45-й Конституции РФ, обвиняемый может защищаться всеми доступными и не запрещенным законом способами!» — репетировали они в коридоре. Этот тезис напрямую касался общественного деятеля, руководителя проекта «СтопАрест» по защите прав предпринимателей Алексея Громовенко. Напомним, 8 августа он не был принят в ряды защитников Ливады. Сегодня же он анонсировал прессе будущий визит комиссии уполномоченного при президенте РФ по правам предпринимателей в Казань. Предварительно мероприятие пройдет 28 августа в 11.00 и будет касаться содержания в СИЗО предпринимателей. Естественно, эта новость только добавила интриги в предстоящее рассмотрение жалобы. Журналистов и адвокатов пригласили в зал сразу же после рассмотрения жалобы экс-ректора КНИТУ-КХТИ Германа Дьяконова.

Адвокаты попросили председательствующего Рафаэля Хисматуллина предоставить пять минут для общения со своим клиентом. Заметно похудевший Ливада в черной футболке с экрана ходатайство поддержал. Возражений не было, на это время все покинули зал. После небольшой паузы была сделана вторая попытка по допуску к процессу Громовенко.

— А вы являетесь адвокатом? — поинтересовался судья.

— Не адвокат, но юридическими познаниями обладаю. Думаю, их будет достаточно, — ответил ему Громовенко.

Хисматуллин в заявленном ходатайстве отказал, сославшись на пленум ВС РФ, который гласит, что в стадии досудебного следствия принимать участие в защите могут только адвокаты. По тем же основаниям ходатайство не удовлетворил Вахитовский райсуд.

Три адвоката — Дмитрий Григориади, Кирилл Горовацкий, Дмитрий Гаврилов — вкратце озвучили свою позицию по рассматриваемому вопросу. По их мнению, в решении Вахитовского суда налицо нарушение УПК, ведь преступление в сфере предпринимательской деятельности не предусматривает содержание в СИЗО. Впоследствии именно на этом защита сделает акцент во время прений. Гаврилов и Горовацкий заявили, что их подзащитному вменяется совершение тяжкого коррупционного преступления группой лиц. Однако материалами дела это никак не подтверждается. «Суд при вынесении решения вышел за рамки судебного разбирательства. По моему мнению, домашний арест обеспечил бы должную изоляцию. При этом суд не опроверг доводы защиты и не учел личность обвиняемого, его авторитет и состояние здоровья», — обратился к Хисматуллину Горовацкий. Чтобы ошибки суда первой инстанции стали очевидны и для ВС РТ, адвокаты заявили ходатайство об оглашении протокола судебного заседания от 8 августа. «Суд первой инстанции не учел существенные обстоятельства, заявленные в том числе следователем», — обратил внимание Григориади. Поскольку никто возражать не стал, председательствующий ходатайство удовлетворил. Однако оглашался не весь протокол, а лишь его часть — вопросы адвокатов Пронозе и ее ответы.

Три адвоката: Дмитрий Григориади, Кирилл Горовацкий, Дмитрий Гаврилов

УПОЛНОМОЧЕННЫЙ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ НА СТОРОНЕ ЛИВАДЫ

Пожалуй, эта часть процесса была наиболее любопытной. Оказалось, что противоречие состоит в том, что Проноза на вопросы защитников подтвердила: вменяемое Ливаде преступление носит экономический характер (что, напомним, дает преимущество обвиняемому в вопросе выбора меры пресечения). Но в дальнейшем квалификация, возможно, будет изменена. Кроме того, при допросе следователя не было получено сведений, что Ливада ходу следствия не препятствовал, более 1,5 лет являлся на все вызовы следствия, меру пресечения не нарушал.

«Более того, строительство продолжается. Только во время следствия была решена проблема двух тысяч дольщиков. Однако в результате избрания меры пресечения в марте Советским райсудом следствие фактическим парализовало работу „Фона“, направленную на возмещение ущерба дольщикам в виде передачи им квартир. Законных оснований для этого нет, за исключением желания наказать его за обращение к журналисту Караулову (российский журналист Андрей Карауловприм.ред.), к которому он обратился, чтобы обратить внимание на проблему строительной отрасли Татарстана», — заявил Гаврилов то, о чем до сих публично в суде не высказывались.

Все три защитника обратили внимание и на то, что при каждом продлении прокуратура РТ, защищающая интересы дольщиков, выступает против содержания Ливады под стражей. Однако к ней, увы, из раза в раз никто не прислушивается. Не интересуется суд и мнением дольщиков, то есть потерпевших, которых не уведомляют, права им не разъясняются. К слову, на сегодняшнем процессе присутствовала лишь одна «дольщица» — Ирина Князева.

В течение процесса, как и до его начала, снова всплыло имя уполномоченного президента России по защите прав предпринимателей — точнее, его ответ на обращение от защиты Ливады. Письмо было направлено омбудсмену, ответственному за нарушение прав предпринимателей при вынесении приговоров, избрании меры пресечения. В результате аппарат Титова направил главе МВД по РТ и Пронозе письмо с просьбой рассмотреть возможность об избрании иной меры пресечения в отношении Ливады. В ответе ясно было сказано, что омбудсмен усмотрел нарушение УПК при избрании меры пресечения для руководителя «Фона» и дальнейших продлениях.


«СОДЕРЖАТ МЕНЯ ПОД СТРАЖЕЙ ПО ОПРЕДЕЛЕННЫМ И ВЕСКИМ ПРИЧИНАМ»

Пока адвокаты шли в наступление, Ливада молчал и напоминал о себе лишь редкими покашливаниями. Когда же настал час говорить, он встал и обратился к рассуждениям, как его задержание может быть связано со строительными проектами.  «Содержат меня под стражей по определенным и веским причинам. Первая связана с судопроизводством. Находясь здесь, ни разу не смог встретиться с Мариной Владимировной [Пронозой] и указать ей, что в начале возбуждения дела нужно было хорошо изучить контракт, по которому выполнялись все работы, — в частности, проект МЧС на Губкина. Там говорится, что по контракту заказчиком выступает МЧС РТ. Землю в этот проект передало Росимущество. А фирма „Фон“ является инвестором. Мы должны привлекать займы — собственные, кредитные — а также средства дольщиков. Когда же было заведено дело, следователь почему-то не посчитал нужным допросить заказчика МЧС об исполнении своих обязательств в полной мере и представителей Росимущества, которые в течение двух лет не могли узаконить землю», — назидательно начал застройщик. Он уверял, что его фирма как инвестор свои функции выполняла до тех пор, пока была возможность: «Вкладывали свои средства, привлекали и оплачивали работу строителям, подрядчикам».

«Мне даже как-то интересно, как инвестор может сам похищать у себя денежные средства, вовлеченные в проект? Почему все сразу свалилось на Ливаду, почему я стал камнем преткновения в данном проекте?» — вопрошал владелец «Фона» за решеткой. Его речь прервал судья, заявив, что рассматривается вопрос о мере пресечения, а не виновности. После замечания Ливада плавно поменял курс своего монолога. Во-первых, в СИЗО он не может выполнять свои функции по обеспечению финансов и строительства. Во-вторых, здоровье... Отмечающий в следующем году 65-летний юбилей Ливада состоит на учете в онкологическом диспансере, страдает ишемической болезнью сердца. К этому прибавились проблемы со зрением. «Недавно врач проверял зрение. Левый глаз не видит. Здесь неплохое медицинское содержание, но мне в этом возрасте нужны специализированные врачи. Спасибо за внимание! Еще раз подчерну — я категорически против нахождения под стражей!» — заявил Хисматуллину обвиняемый.

В сравнении с Ливадой следователь Проноза была предельно лаконична. У трибуны она заявила, что районный суд учел все фактические обстоятельства дела, а значит, оснований для изменения меры пресечения нет.

Но ни ответ уполномоченного при президенте РФ по правам предпринимателей на обращение о заключении Ливады в СИЗО, ни даже настойчивость Григориади («Во всей стране апелляционная инстанция отменяет меру пресечения застройщикам!») и потеря зрения обвиняемого не повлияли на решение председательствующего Хисматуллина. Ближе к концу чтения постановления надежда померкла, и стало ясно, что Ливаде суждено пробыть в в СИЗО-2 еще до 13 ноября.

АРЕСТ ГЛАВЫ «ФОНА»: КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

Напомним, один из самых крупных застройщиков Татарстана, Анатолий Ливада, был задержан 27 марта 2017 года. На следующий день ему были предъявлены обвинения в совершении преступления по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное в особо крупном размере»). 

Уже 29 марта Советский районный суд отправил обвиняемого в мошенничестве под стражу. Тогда же следователи ГСУ озвучили первоначальную фабулу дела, состоящую из пяти эпизодов. Первый из них связан с хищением 556 млн рублей из строящегося ЖК «Симфония» в 2013 году. Второй затрагивал мошенничество на 1,2 млрд рублей, где в числе потерпевших оказались дольщики ЖК «МЧС». Третий эпизод, по версии следствия, затрагивает мошенничество при строительстве дома по Ноксинскому спуску на 284 млн рублей. Четвертый же связан с ЖК «Симфония», где «способом отчуждения квартир в строящихся домах» Ливадой и неустановленными лицами путем мошенничества было похищено 199 млн рублей. Заключительный пятый связан с выводом активов на 16 млн рублей.

За пять месяцев размер ущерба по уголовному делу возрос до 2,34 млрд рублей, а объем материалов разросся до 300 томов.