Старая элита 
20.04.2019

Закария Сафин: его продукция летала в космос

Уроженец Верхней Мактамы руководил Казанским заводом синтетического каучука около 30 лет

«БИЗНЕС Online» предлагает вниманию рассказ об известном директоре казанского предприятия — завода СК им. Кирова. Все, кто его знал, вспоминали о Сафине как о вполне реальном руководителе, которого каждый день можно было встретить в цехах предприятия. Среди других директоров его выделяла «незаметность», которая была обманчивой…

Казанский завод синтетического каучука имени С. М. Кирова Казанский завод синтетического каучука им. Кирова Фото из архива Михаила Бирина

«ДОГНАТЬ И ПЕРЕГНАТЬ АМЕРИКУ И… САФИНА!»

«1971 год. В Казанском аэропорту нас встречал директор завода синтетического каучука им. Кирова Закария Зуфарович Сафин, — пишет в книге воспоминаний „Мое колесо фортуны“ Николай Зеленов, первый директор объединения „Нижнекамскшина“. — Этот завод, построенный еще в 1936 году, был одним из трех казанских предприятий нашего Миннефтехимпрома, и начальник главка „Оргсинтеза“ Аванес Григорьевич Мурадьян попросил Сафина встретить нас. Директор был примерно моим ровесником, и мы сразу нашли общий язык. По традиции он сразу повез нас на завод, где в банкетном зале уже был накрыт стол. Мне почему-то запомнились большие вазы с апельсинами — наверное, потому, что заморские фрукты были в те годы редкостью. «Николай, тебе нельзя», — посетовал Сафин, наливая остальным собеседникам и себе по рюмке водки.

— Ну за успешное назначение!

Однако едва успели пригубить, поступила срочная команда: в обком!

Просторный кабинет главы республики был скромно обставлен стандартной мебелью. На стене висела огромная физическая карта Татарии с обозначенными на ней нефтяными месторождениями. Меня пригласили сесть за столик, т-образно приставленный к массивному письменному столу хозяина кабинета. Фикрят Ахмеджанович Табеев — крупный седоватый мужчина сорока с небольшим лет, приятного вида, излучающий энергию, был самым молодым партийным руководителем такого ранга в Союзе. Как стало понятно из разговора, он недавно побывал в США, где посетил ряд промышленных предприятий, в том числе шинный завод. Первый же его вопрос нас смутил:

— Что же вы делаете такие плохие шины по сравнению с американскими?

И, не дав ответить, продолжил:

— А мы вот решили построить у себя шинный завод. Не знаю, как насчет „догнать и перегнать Америку“, но улучшить качество шин в разы — думаю, это задача выполнимая! Выполнили…

А тот факт, что молодого директора нарождающегося громадного химического производства начали знакомить с республикой, с ее промышленностью и химической отраслью именно с сафинского завода, — это Николай Зеленов отметил сам, поняв, что его знакомят с неким эталоном и его руководителем. Намекают, что, мол, глянь — и не только повтори, но и обгони!»

«ОН БЫЛ ОЧЕНЬ ПАРТИЙНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ»

«Не скажу, что с Закарией Зуфаровичем мы близко знали друг друга и тем более дружили, но общаться по служебным делам приходилось довольно часто, в течение многих лет, — рассказывает корреспонденту „БИЗНЕС Online“ известный в республике партийный и советский лидер Рево Идиатуллин. — Так что в этом отношении пришлось узнать его неплохо. В конце 1960-х и в начале 1980-х годов я работал в райкоме КПСС Приволжского района Казани. Среди прочих предприятий, расположенных на его территории (а район достаточно большой: и заводов, организаций там тоже было немало — десятки) как раз был расположен и его завод СК — синтетического каучука имени Кирова.

В райкоме я сначала работал инструктором, позже — заведующим его промышленно-транспортным отделом, а потом уже и первым секретарем. Ну и в этом качестве приходилось общаться со всеми директорами предприятий: какие-то сведения, информацию брать, разнарядки давать, какие-то решения „сверху“ доводить. В том числе и забор где-то поставить, где-то что-то подкрасить, еще что-нибудь. Все это шло через промышленно-транспортный отдел райкома партии. Тогда был такой порядок: предприятия в лице их руководителей отчитывались перед райкомом по своим главным показателям: это выполнение плана по основной продукции, в социальной сфере (например, по обеспеченности работников жильем), очень популярным тогда было следить за производством так называемых товаров народного потребления — то есть предприятиям, в том числе и оборонным, вменялась выпускать то, чем люди могли пользоваться в быту.

Закария Зуфарович был очень порядочным и обязательным, очень исполнительным, организованным, и, я бы так сказал, — очень партийным человеком. И даже среди прочих порядочных и обязательных руководителей, которых было большинство, как-то выделялся, несмотря на внешнюю скромность. Он даже, я бы сказал, с виду был какой-то стеснительный и даже вроде как бы незаметный человек. Наверное, это как-то парадоксально прозвучит, но, может быть, он и выделялся благодаря этой своей природной скромности.

Исполнительность перед партийными органами была тогда в порядке вещей. И Сафин, и большинство его соседей-директоров — с завода искусственных кож, „Радиоприбора“, „Теплоконтроля“ и других — были ему под стать. Но были и исключения из этого „правила“. Вот директор завода РТИ (резино-технических изделий, впоследствии — объединение „Казаньрезинотехника“, сегодня — Камско-Волжское акционерное общество резинотехники АО „КВАРТ“ — прим. ред.) — тот, помнится, ох капризный был! С ним потяжелее было работать, иногда повоевать приходилось (если будете писать про завод РТИ — могу рассказать отдельную историю).

А Сафин ведь был тогда гораздо старше меня, по возрасту в сравнении с ним я был еще совсем мальчишкой, хоть и райкомовским руководителем. Но он очень хорошо понимал ситуацию, понимал, что я ведь не свою волю излагал, в конце концов. И даже с высоты своего директорской должности прислушивался к высказываниям, просьбам, рекомендациям даже молодых райкомовских инструкторов, каким я в те годы начинал. И дело тут было не в какой-то боязни пресловутой команды „Партбилет — на стол!“, а в реальном отношение к вещам.

Сейчас райкомов нет, а ведь тогда вся система управления шла через них — и районное хозяйство, и вся его инфраструктура, экономика, социальные вопросы и прочие дела… Местная советская власть, райисполкомы — к ним не больно-то прислушивались, а вот партийная власть, ее райкомы — это было другое дело.

КАК ВЫБИРАЛИ «СТРЕЛОЧНИКОВ» В «ВАГОННОМ ВОПРОСЕ»

Завод СК в силу своей специфики получал много вагонный продукции. Цистерны, платформы, товарные вагоны — в них они какую-то продукцию получали, в них же они свою продукцию и отгружали. Заводов, использующих железнодорожный транспорт, на территории Приволжского района было несколько. Свои подъездные пути имели и „Теплоконтроль“, и РТИ, и химкомбинат Вахитова (сегодня — АО „Нэфис косметикс“ — Казанский химический комбинат им. Вахитова — прим. ред.), „Точмаш“ (сегодня — федеральное казенное предприятие „Казанский завод точного машиностроения“ – прим. ред.), и многие другие.

А тогда были довольно строгие нормативы по „вагонному“ времени. Наверное, и сейчас они есть. То есть какое время вагон может порожняком находиться на территории предприятия. Тогда предприятия этим частенько и довольно прилично злоупотребляли. И вопрос этот, в конце концов, превратился чуть ли не в проблему номер один в масштабах всесоюзной экономической картины. И дело было не в каком-то тайным умысле, тайной выгоде для завода, а в элементарной неорганизованности: вагоны или плохо загружались, или плохо разгружались — в результате же образовывался затор. Так что железнодорожники бежали с поклоном в партийные органы: „Бога ради, помогите!“ Для них важно было, чтобы вагоны двигались, а они стоят. Ведь с них свое начальство стружку снимает: и министерство путей сообщения, и казанское отделение.

Ко мне со станции „Вахитово“ регулярно являлся ее руководитель, в месяц раз — это уж обязательно: „На территории ваших заводов столько-то вагонов застряло, столько-то простаивают“. И когда уже зашкаливало, когда начинали кричать „Караул!“ — тогда объявляли общий сбор. В райкоме собирали руководителей предприятий или их заместителей, приходилось зачитывать, у кого какие недочеты, недоработки; приходилось спрашивать об их причинах, меры принимать. Так что вагоны эти запомнились мне надолго: за них не только предприятиям и железнодорожникам, но и нам, партийным работникам, попадало тоже. И не только за вагоны, но и за сбор металлолома — и так далее.

В этом плане Сафин и его завод синтетического каучука тоже был не безгрешен, но мне запомнилось, что именно, он в отличие от некоторых своих коллег, воспринимал замечания в свой адрес самым должным образом. И очень ответственно, опять же должным образом, на них реагировал.

Я видел, что иногда он воспринимал критику довольно болезненно, но всегда старался виду не показывать и, как говорят, умел задействовать все имеющиеся у него ресурсы — благо команда у него была сильная. Да и внешняя скромность его в общем кворуме директоров и партийных работников была обманчива. Достаточно было побывать у него на предприятии и убедиться — завод подчинялся ему как хорошо отлаженный механизм. Закария Зуфарович отлично знал производство, людей как с высоты собственного высшего образования (за его плечами был Казанский химимко-технологический институт), так и исходя из громадного производственного опыта, который он обрел именно на своем заводе, где вырос из мастеров до директора».

Закария Зуфарович Сафин родился 26 августа 1930 года деревне Верхняя Мактама Альметьевского района Татарской АССР (на фото – бюст Сафину на его малой родине) Закария Зуфарович Сафин родился 26 августа 1930 года деревне Верхняя Мактама Альметьевского района Татарской АССР (на фото – бюст Сафину на его малой родине) Фото из архива Михаила Бирина

ЧЕТЫРЕ ПУДА ПШЕНИЦЫ ЗА УЧЕБНЫЙ ГОД

Закария Зуфарович Сафин родился 26 августа 1930 года деревне Верхняя Мактама Альметьевского района Татарской АССР. Деревенский мальчишка учился в местной школе в 30-х годах прошлого века, когда начальное обучение стало обязательным. А до этого времени за школу полагалась плата, расплачивались зерном, по четыре пуда пшеницы за учебный год. Школа была, в общем-то, особо ничем не примечательная — обычная, деревенская, она поначалу ютилась в бараке, а уже потом, в 70-е годы, нефтяники выстроили для нее современный типовой корпус. Некоторые ее выпускники стали известными в республике людьми. Двое из них — Героями социалистического труда: герой нашего очерка Закария Сафин, а также Самат Гатауллин — начальник участка НГДУ «Альметьевнефть». В годы Великой Отечественной войны Закария работал в колхозе. В 1954 году, окончив Казанский химико-технологический институт, работал на Казанском заводе синтетического каучука им. Кирова, где прошел путь от мастера цеха до генерального директора объединения, занимая должность руководителя предприятия почти 30 лет, с 1967 по 1997 год.

История Казанского завода СК — одна из страниц развития индустриальной России и республики. Закладка фундамента завода СК-4 была произведена в 1931 году. К 1930-м годам в стране работали три завода производству синтетического каучука, казанский стал четвертым. Так что с его названием особо не мудрили, так и нарекли: СК-4. До пуска крупных нефтехимических производств, давших каучук из нефтепродуктов, было еще далеко. С 1935 года предприятие получило название «Завод СК им. Кирова». В эксплуатацию завод был пущен 17 ноября 1936 года, в мае 1939 года на заводе был получен самый дешевый каучук в мире. В 1940 году была завершена полная реконструкция завода, позволившая увеличить его мощность в 3,5 раза.

В годы Великой Отечественной войны каучук был жизненно необходим: он шел на изготовление боевой техники, позже заводы СК активно участвовали в восстановлении разрушенной войной экономики, ее развитию в 1950–1960-е годы.

В 1949 году запущено производство латекса, в производство была запущена серия уникальных каучуков специального назначения, определяющая лицо завода и по сегодняшний день. Профессиональная закалка помогла многим заводчанам стать крупными руководителями, учеными, высококвалифицированными специалистами. Здесь после окончания КХТИ начинал Петр Анатольевич Кирпичников, который три года проработал на Казанском СК-4 аппаратчиком, потом — заместителем начальника технического отдела. Как известно, Кирпичников — знаменитый ученый, член-корреспондент Академии наук СССР, более 25 лет проработавший ректором Казанского химико-технологического института. Что касается Сафина, то он сменил на посту руководителя Михаила Семеновича Позднякова, работавшего директором в послевоенные годы.

ТРУДОВОЙ СТАЖ НА ПРЕДПРИЯТИИ — 606 ЛЕТ

При директоре Сафине Казанский завод синтетического каучука заметно преобразился. Это стало уже далеко не то предприятие, что проектировали и строили энтузиасты в 1930-х годах. При Сафине это был уже комплекс науки и современных технологий, реализованный в производстве синтетических каучуков и продуктов на их основе, не имевший аналогов на территории России. «Качество продукции и рынок сбыта увеличивались за счет расширения ассортимента продукции, внедрения современнейших технологий, — сообщает сайт предприятия. — Наличие тесных научно-практических связей предприятия с институтами Татарстана и России, большой резерв производственных мощностей, высокая фондовооруженность производства, относительно низкие цены по сравнению с зарубежными конкурентами дают перспективу выхода его продукции на мировые рынки».

Ну а если не брать в расчет какие-то заоблачные выси и дали, то все, кто знал директора Сафина, говорили о нем как о вполне реальном руководителе, которого каждый день можно было встретить на производстве. Он ходил по заводу, здоровался за руку с рабочими, мастерами и другими руководителями производства, — словом, был гуще заводских событий. Значительны были достижения предприятия также и в социальной сфере. Решены были проблемы обеспечения детсадами и общежитиями, велось сооружение жилья, были построены заводской дом быта, санаторий-профилакторий, развивалось подсобное хозяйство.

Вообще, этот завод несколько отличает тот факт, что по крайней мере в сафинские годы его можно было назвать не только коллективом, но и каким-то живым организмом, даже семьей. Кстати, о семейственности: на сравнительно небольшом предприятии было довольно много рабочих династий, многие из которых берут начало в далеких и легендарных для предприятия 30-х годах прошлого столетия. Сафин отлично знал каждую из них — Бекшанские, Городецкие, Кондратьевы, Манкеевы, Марфины, Папенковы, Шамаевы, Шонины и многие другие. «Трудовая семья Кондратьевых имеет трудовой стаж на предприятии 606 лет, — писала в начале XXI века заводская многотиражная газета „Кировец“. — Это пример замечательных достижений, для которой понятия о трудовой чести и доблести сформировались как о чести и доблести собственной фамилии. Вот уже для нескольких ее поколений эти понятия неразделимы со словами „труд“ и „завод“». Освоение новых высоких технологий было бы невозможно не только без надлежащей рабочей квалификации, но и, если хотите, какого-то заводского (как сейчас скажут — корпоративного) патриотизма…

В 1976–1985 годы, на предприятии было внедрено 55 новых технологических процессов, освоен выпуск 46 видов новой продукции, в том числе 35 — впервые в отрасли В 1976–1985 годах на предприятии было внедрено 55 новых технологических процессов, освоен выпуск 46 видов новой продукции, в том числе 35 — впервые в отрасли Фото из архива Михаила Бирина

РОССИЯ, США И ЯПОНИЯ. ТОЛЬКО ТРИ СТРАНЫ В МИРЕ

При Сафине, в 1976–1985 годах, на предприятии было внедрено 55 новых технологических процессов, освоен выпуск 46 видов новой продукции, в том числе 35 — впервые в отрасли. Указом президиума Верховного Совета СССР в 1986 году директору Казанского завода СК было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Производство полисульфидных каучуков было единственным в России и одним из трех в мире (США, Япония), что открывало большую перспективу для производства. Особое место в мировом производстве занимают герметики, используемые в производстве стеклопакетов, которые отличаются высокими прочностными свойствами, высокой и стабильной адгезией к стеклу и дюралю, большой скоростью к вулканизации и стабильностью свойств. Нельзя не сказать о самом старом производстве синтетических каучуков, с которого и начался Казанский завод синтетического каучука в ноябре 1936 года и которое успешно работает и сейчас — производство натрий-бутадиенового каучука. В свое время это было самое крупнотоннажное производство каучука, который широко используется и сегодня в резинотехнической и пищевой промышленности.

Первое и единственное в стране производство силиконовых кремнийорганических каучуков стало для завода высокорентабельным и значимым. На его основе было организовано производство специальных силиконовых резиновых смесей, герметизирующих материалов для авиационной техники, приборостроения, радиоэлектроники. Продукция завода нашла применение в самолетостроении, космической технике, приборостроительной, радиоэлектронной, электротехнической и кабельной промышленности. Она же стала популярна в медицинской, пищевой промышленности и в быту. ОАО «Казанский завод синтетического каучука» выпускает свыше 160 наименований продукции, обширна география его поставок — около 3 тыс. потребителей в России и ближнем зарубежье. И 30-летний вклад директора Сафина в эти достижения предприятия просто неоспорим.

Закария Зуфарович Сафин умер в 1994 году. На административном здании Казанского научно-производственного объединения «Завод синтетического каучука им. Кирова» установлена посвященная ему мемориальная доска с текстом на татарском и русском языках.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (6) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    20.04.2019 08:54

    В общем, судя по описанию, не особо примечательный средний руководитель.

    • Анонимно
      20.04.2019 10:27

      Описание нормальное - завод в советское время был секретным и имел адрес П\Я и не о всех достижениях заводчан можно подробно рассказывать даже сейчас.

      Наша семья связана была с заводом СК.
      Дети без проблем ходили в детские ясли и детский сад.
      Летом детей за счёт завода вывозили в детские лагеря отдыха.
      Рабочие и ИТР получали общежитие, коммуналки и отдельные квартиры.
      При заводе функционировал великолепный ДК с очень хорошей библиотекой и многочисленными секциями.
      Зарплата была достойная. работники выходили на пенсию досрочно с приличной пенсией.
      Были и недостатки - но в целом трудовая, культурная, спортивная и иная жизнь была отлажена хорошо.
      Героя Соц.труда в СССР даром не давали - заслужить и заработать надо было кропотливым каждодневным трудом.
      Спасибо руководству, в том числе и З.З.Сафину.

      • Анонимно
        20.04.2019 10:42

        Ныне ДК завода СК "перепрофилировали" в Филармонию РТ.

  • Анонимно
    20.04.2019 09:57

    Знаю Закарию Зуфаровича с 1985 года. Душевный и отзывчивый человек.

  • Анонимно
    20.04.2019 12:45

    Нашим увядающим промышленным производствам в Казани, да и в РФ, очень нужны такие руководители, как Сафин. Патриоты своего дела, без лишних амбиций, знающие производство и людей, а главное стремящиеся к достижению результатов, полезных для страны и предприятия. Дефицит руководителей такого уровня привёл к нынешним результатам. Коммерсанты продают. Финансисты считают. Производить должны производственники - профессионалы. Сейчас это кажется фантастикой. Но это именно то, что нужно ! Чтобы там нынешняя кадровая философия нам не пела...

  • Анонимно
    20.04.2019 20:31

    Жаль ,что завод сейчас практически закрыт,загубили реальное производство.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль