Интернет-конференции 
27.12.2019

Рустам Абдулхаков: «Мы кровно заинтересованы в том, чтобы добиться снижения теплопотерь в сетях»

Руководитель «Казэнерго» о снижении теплопотерь в сетях, удержании роста тарифа и фестивале света в Казани

«Износ тепловых сетей достигает 60 процентов, и это связано с тем, что ежегодная потребность в ремонте — порядка 4 процентов от общего количества тепловых сетей, а с учетом объема финансирования, учтенного в тарифе, получается ремонтировать только 3 процента», — объяснил хронический недоремонт сетей генеральный директор АО «Казэнерго» Рустам Абдулхаков. Отвечая на вопросы читателей «БИЗНЕС Online» в ходе интернет-конференции, Рустам Рифгатович рассказал о текущих задачах и стратегии развития компании.

Рустам Абдулхаков: «На сегодняшний день на балансе АО «Казэнерго» 124 котельных, 26 центральных тепловых пункта, где ведется подготовка горячей воды, порядка 532 километров трубопроводов тепловых сетей в однотрубном исчислении» Рустам Абдулхаков: «На балансе «Казэнерго» 124 котельных, 26 центральных тепловых пункта, где ведется подготовка горячей воды, порядка 532 километров трубопроводов тепловых сетей» Фото: Андрей Титов

«ВЕДЕМ РЕМОНТНЫЕ РАБОТЫ, ИСХОДЯ ИЗ СВОИХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ»

— Рустам Рифгатович, предлагаю начать разговор с вопроса читателя Кириллова: «Какое хозяйство в активе Казэнерго: сколько котельных, километраж трубопроводов и электросетей?»

— На сегодняшний день на балансе АО «Казэнерго» 124 котельных, 26 центральных тепловых пункта, где ведется подготовка горячей воды, порядка 532 километров трубопроводов тепловых сетей в однотрубном исчислении. В сфере наружного освещения предприятие обслуживает около 82 тысяч светоточек и более 2,7 тысячи километров сетей наружного освещения.

— А если хозяйство оценить с точки зрения качества — каков процент износа?

— Износ тепловых сетей достигает 60 процентов.

— Про эти 60 процентов слышу с 90-х! Почему с годами ничего не меняется?

— Это связано с тем, что ежегодная потребность в ремонте — порядка 4 процентов от общего количества тепловых сетей, а за те средства, которые у нас учтены в тарифе на тепловую энергию, получается ремонтировать только 3 процента. 1 процент ежегодно остается вне ремонта, а за 10 лет это уже 10 процентов, 53 километра.

— А котельное хозяйство в каком состоянии?

— Не все в идеальном, но в работоспособном состоянии. Уровень износа объектов теплоснабжения — котельных, ЦТП, тепловых сетей — составляет 63 процента. В этом году мы изыскали дополнительные источники для ремонта крыш и перекрытий котельных. У нас даже крыши были худые и вода попадала на оборудование. На сегодняшний день мы это устранили. После разрушения котельной на Портовой, 17 мы приняли стратегическое решение о том, что необходимо все здания проверить на предмет соблюдения требований промышленной безопасности. Конечно, не за месяц, а в течение года, но, исходя из этого анализа, мы и инвестиционную программу построили, и значительные средства направляем на приведение зданий в соответствие с промбезопасностью. 

— Летом инженерные сети активно ремонтируют. Думаю, это требует денег немалых. Из каких источников формируется инвестиционная программа «Казэнерго»? Бюджет города и республики помогает? Может быть, есть какие-то федеральные программы? (Дмитрий А.)

— «Казэнерго» — 100-процентно городская компания, но все-таки мы коммерческая организация, поэтому ведем ремонтные работы, исходя из своих возможностей. Наша инвестиционная программа формируется исключительно из собственных средств предприятия. Источником финансирования мероприятий является амортизация, учтенная в тарифе на тепловую энергию. В 2019 и 2020 годах объем финансирования инвестиционной программы АО «Казэнерго» составил 189 миллионов рублей в год. Примерно 100 миллионов направляется в тепловые сети, остальное — на реконструкцию зданий и оборудования котельных и ЦТП. Бюджетное финансирование на реконструкцию объектов теплоснабжения АО «Казэнерго» не выделяется.

Да, есть федеральные программы по поддержке коммунальных предприятий, но они рассчитаны на города с населением до 500 тысяч человек. На федеральном уровне обсуждается вопрос, чтобы включить в программу города-миллионники. Мы готовы заявиться в данную программу, но законодатель пока не позволяет нам это сделать. Это помогло бы существенно выправить ситуацию и более качественно подготовить наши сети к последующим отопительным сезонам.

«Уровень износа объектов теплоснабжения — котельных, ЦТП, тепловых сетей — составляет 63 процента. В этом году мы изыскали дополнительные источники для ремонта крыш и перекрытий котельных» «Уровень износа объектов теплоснабжения — котельных, ЦТП, тепловых сетей — составляет 63 процента. В этом году мы изыскали дополнительные источники для ремонта крыш и перекрытий котельных» Фото: kzn.ru

 Чьи трубы вы используете? Есть ли у вас претензии к их качеству? Технологии в их производстве изменились со временем? (Дамир.)

— Мы постоянно участвуем в промышленных выставках на территории России, видим новое оборудование и трубы. Есть разные виды труб, например, полиэтиленовые мы сегодня используем для горячего водоснабжения — более 60 процентов сетей ГВС уже заменили. Мы предполагаем, что эти трубы прослужат не менее 30 лет. Хотя, конечно, срок службы трубы и правильность нашего решения можно будет оценить только с годами. Но мы видим, что эти трубы более долговечные, не требующие досрочного ремонта и замены. Для теплоснабжения используем трубы с ППУ-изоляцией.

Практически каждый год появляется что-то новое, более эффективное в эксплуатации. Четыре года назад на складе лежала труба даже из нержавейки — когда-то люди считали, что ее можно применить, но только время показывает, эффективно это или нет. Что касается производителей в Казани — да, они есть. Это хорошие трубы, их можно укладывать. В силу ФЗ-223 мы все должны покупать на конкурсной основе, поэтому у нас побеждает тот, кто даст более привлекательную цену на то качество оборудования, которое мы затребовали.

— Многие жалуются на то, что из-за торгов вынуждены покупать товар плохого качества, поскольку производитель дал более низкую цену. У вас не так?

— Есть же четкие параметры технического задания. Если они не будут соблюдены, мы просто не примем товар.

— У вас бывало такое, что заменили трубы, закопали траншею, траву посеяли, а новая труба вдруг прорвалась?

— Такое случается, если на данном участке агрессивная среда, заболоченность, происходит подвижка грунтов. Либо некачественно были сварены стыки. Не скрою, такое бывает. Но мы достаточно жестко ведем приемку сданных объектов. 

«Что касается производителей в Казани — да, они есть. Это хорошие трубы, их можно укладывать» «Что касается производителей в Казани — да, они есть. Это хорошие трубы, их можно укладывать» Фото: kzn.ru

«КРОВНО ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ В СНИЖЕНИИ ТЕПЛОПОТЕРЬ В СЕТЯХ»

 Имеет ли АО «Казэнерго» стратегию своего развития? Интересно, что вы взяли за цель и какие этапы ее достижения наметили? (Хайруллин.)

— Конечно, стратегия развития у нас есть. Основная наша задача — это надежное и качественное теплоснабжение потребителей. Вторая задача — снижение теплопотерь в сетях. Если на сегодняшний день теплопотери составляют порядка 11,5 процента, то за ближайшие три-четыре года эта величина должна опуститься до 9,2 процента. Поверьте, в теплоэнергетике это очень серьезная задача при такой протяженности сетей. Даже снизить на 1 процент стоит больших денег и усилий, но самое главное — нужен грамотный подход, ведь это же не только теплоизоляция и качественные трубы, но и настройка оборудования самих котельных. Сегодня у нас 58 котельных и ЦТП работают полностью в автоматизированном режиме, без присутствия обслуживающего персонала.

Мы сегодня рассматриваем разные возможности, где можно позаимствовать деньги сроком на 15–20 лет. Ведем переговоры с банками. У банков сегодня есть механизмы, когда они готовы вкладываться в жилищно-коммунальные проекты на большой срок. Это целевые кредиты или лизинг оборудования. Есть так называемый контракт жизненного цикла (КЖЦ), его механизмы мы сейчас изучаем. У нас есть потенциальный инвестор, который по данному контракту готов финансировать.

Исходя из этого, мы формируем программу модернизации, которая позволит нам сделать качественный рывок. Эта программа подразумевает порядка 300 миллионов рублей вливаний. Модернизация котельных, перевод их в более эффективный режим работы, закольцовки тепловых сетей, замена труб и оборудования внутри котельных позволят нам серьезно повысить эффективность, что скажется на снижении себестоимости. По крайней мере, если предельный рост тарифа — 4 процента, а нам регулятор установил повышение на 3,1 процента, то, возможно, мы сможем еще год-два оставаться на уровне 2–3 процентов роста. То есть сможем сдерживать рост тарифа в рамках «предельника» на 1,5–2 процента. Но самое главное — повысится надежность теплоснабжения, мы уйдем от порывов теплосетей в отопительном периоде. 

— Кредитная нагрузка на вас большая?

— Выработав тепло сегодня, оплату за него мы получаем только через месяц, а за газ нам надо расплачиваться день в день, поэтому приходится пользоваться кредитами.

«Модернизация котельных, перевод их в более эффективный режим работы, закольцовки тепловых сетей, замена труб и оборудования внутри котельных — позволят нам серьезно повысить эффективность» «Модернизация котельных, перевод их в более эффективный режим работы, закольцовки тепловых сетей, замена труб и оборудования внутри котельных позволят нам серьезно повысить эффективность» Фото: kzn.ru

— В некоторых местах трубы отопления или горячей воды лежат на поверхности и, естественно, теряют тепло. А потом эти потери ложатся на плечи потребителей? Сколько таких мест в Казани и ведете ли вы работу по их ликвидации? (Рифкат Хасанович.)

— Да, мы понимаем, что есть необходимость все трубы убрать под землю, и не только для того, чтобы снизить теплопотери, — мы и на поверхности можем их так качественно заизолировать, что потери в сети станут в рамках норматива. Но не везде есть возможность опустить трубы под землю.

— Потому что под землей место занято другими коммуникациями?

— Да, конечно. Все не так просто.

— О своих планах о снижении теплопотери с 11,5 до 9,2 процента вы рассказываете в госкомитете РТ по тарифам?

— Не только рассказываем, данные обязательства учтены госкомитетом РТ по тарифам при установлении долгосрочного тарифа на тепловую энергию. Если за определенный срок мы не сумеем достичь планируемого снижения, то вся эта разница ляжет на наши убытки, а не на потребителей, потому что тариф уже будет сформирован, исходя из потерь 9,2 процента. Поэтому мы кровно заинтересованы в том, чтобы добиться снижения теплопотерь в сетях.

«25 процентов потребителей Казани: это более 3,7 тысячи объектов, в том числе 1970 многоквартирных домов, 327 объектов социальной сферы. Остальное обслуживают «Татэнерго» и ТГК-16, принадлежащая ТАИФу» «25 процентов потребителей Казани: это более 3,7 тысячи объектов, в том числе 1970 многоквартирных домов, 327 объектов социальной сферы. Остальное обслуживают «Татэнерго» и ТГК-16, принадлежащая ТАИФу» Фото: kzn.ru

«КАЗЭНЕРГО» ОБЕСПЕЧИВАЕТ ТЕПЛОМ И ГОРЯЧЕЙ ВОДОЙ 25% ПОТРЕБИТЕЛЕЙ КАЗАНИ

— Какую часть Казани «Казэнерго» обеспечивает теплом и горячей водой?

— Только 25 процентов потребителей Казани: это более 3,7 тысячи объектов, в том числе 1970 многоквартирных домов, 327 объектов социальной сферы. Остальное обслуживают «Татэнерго» и ТГК-16, принадлежащая ТАИФу.

— А на карте города как выглядят эти 25 процентов?

— Это Советский, Приволжский и Вахитовский районы, частично Кировский и совсем немного Авиастроительный.

— Жилые дома растут в Казани, как грибы после дождя. А коммунальных ресурсов хватит на всех? Возникают ли проблемы с обеспечением теплом и светом новых жилых комплексов? (Надежда Краснова.)

— Есть схема теплоснабжения города, которая ежегодно актуализируется. В ней прописаны зоны действия той или иной ЕТО — единой теплоснабжающей организации. Схема разработана, исходя из зоны эффективной работы теплоснабжающей организации.

— Выходит, уже есть некая матрица, а вы работаете внутри нее?

— Да, это так. Если жилой комплекс строится вблизи, допустим, зоны эффективного теплоснабжения от ТЭЦ-3, которая принадлежит ТГК-16, то ни «Казэнерго», ни «Татэнерго» там не появятся. Если в схеме единой теплоснабжающей организацией прописана ТГК-16, то теплоснабжением строящегося жилого комплекса будет заниматься именно она.

— В комментариях между нашими читателями разгорелся спор: что выгоднее — ТЭЦ или котельные? И вопрос такой есть: «Годах в 90-х в Казани начали активно строить котельные на микрорайон, а потом оказалось, что такое тепло гораздо дороже. Но котельные-то не убрали, к ТЭЦ не подключили. А что дешевле на самом деле для населения — тепло от ТЭЦ или котельных?» (Ирина Антонова.)

— Если сравнить тариф «Татэнерго», услугами которого пользуются около 60 процентов жителей Казани, то их тариф всего лишь на 50 рублей на 1 гигакалорию ниже, чем наш. И это несмотря на то, что у них когенерация, то есть выработка как электроэнергии, так и тепла. Разница в 50 рублей на гигакалорию в счет-фактурах — это 3–4 процента. Для примера: если «Татэнерго» выставит счет на 2000 рублей, то мы — на 2060. 

«Если сравнить тариф «Татэнерго», услугами которого пользуются около 60 процентов жителей Казани, то их тариф всего лишь на 50 рублей на одну гигакалорию ниже, чем наш» «Если сравнить тариф «Татэнерго», услугами которого пользуются около 60 процентов жителей Казани, то их тариф всего лишь на 50 рублей на одну гигакалорию ниже, чем наш» Фото: kzn.ru

— Раньше эта разница больше была. За счет чего она сократилась?

— За счет того, что мы эффективно работаем. Я только так это оцениваю.

— Почему все-таки не отказались от котельных, если они более дорогое тепло вырабатывают?

— Дело в том, что есть определенная зона эффективной работы ТЭЦ. Есть даже такой термин — «радиус эффективного теплоснабжения». И если жилой массив строится за зоной эффективности, но, несмотря на это, они все-таки проложат свои сети, то себестоимость тепловой энергии будет очень высокой. Кроме того, необходимы значительные капитальные вложения в строительство тепловых сетей. Для того чтобы донести до этого потребителя качественное тепло, им потребуется потратить много ресурсов. Поэтому в удаленных микрорайонах ставятся небольшие котельные, и это более эффективно. Но тариф складывается не только из диаметра и протяженности трубы, но и из стоимости газа, электроэнергии и так далее.

Сегодня мы переключаем четыре свои котельные на тепловоды «Татэнерго». Эти котельные расположены близко к тепловым сетям «Татэнерго», поэтому наиболее простые для переключения, но капитальные вложения уже составили более 50 миллионов рублей. При этом все потребители этих котельных в год потребляют тепловую энергию на сумму менее 30 миллионов рублей. Переключение других котельных потребует еще бо́льших капитальных вложений. А источника финансирования, кроме тарифа на тепловую энергию, нет. Как вы считаете, необходимы ли такие мероприятия?

 Отопление — самая дорогая коммунальная услуга. Неужели нет способов снизить тарифы? Конечно, вам это невыгодно, но все же: какие меры могли бы способствовать производству более дешевого тепла? (Лидия К.)

— Снизить зарплаты, уменьшить стоимость газа и электричества — все это невозможно. А из этого как раз и складывается себестоимость: 57 процентов от выручки уходит на оплату газа, 9 процентов — расходы на электроэнергию, 19 процентов — фонд оплаты труда с налогами, 10 процентов — амортизация и ремонт. А есть еще налоги, затраты на воду, водоотведение, охрану труда, экспертизы промышленной безопасности и так далее.

Снижение себестоимости тепловой энергии за счет реализации энергоэффективных мероприятий, внедрения современного оборудования, тепловой изоляции, автоматизации и диспетчеризации не только нужно, но и обязательно для выживания предприятия. Но с учетом недоремонтов, необходимости сохранения, а в идеале повышения надежности системы сэкономленные средства будут направляться и направляются не на снижение тарифа, а на увеличение объемов реконструкции котельных и тепловых сетей. Теплоснабжение на сегодняшний день жестко недофинансировано. Я уже говорил, что при нормативе замены 4 процентов мы меняем в год только 3 процента тепловых сетей.

— Разве автоматизация котельных не позволит сэкономить на фонде заработной платы?

— Внедряя автоматизацию и диспетчеризацию, мы не сокращаем фонд заработной платы котельных операторов, чтобы повысить зарплату тем, кто остается. 

«Из этого как раз и складывается себестоимость: 57 процентов от выручки уходит на оплату газа, 9 процентов — расходы на электроэнергию, 19 процентов — фонд оплаты труда с налогами, 10 процентов — амортизация и ремонт» «Из этого как раз и складывается себестоимость: 57 процентов от выручки уходит на оплату газа, 9 процентов — расходы на электроэнергию, 19 процентов — фонд оплаты труда с налогами, 10 процентов — амортизация и ремонт» Фото: «БИЗНЕС Online»

ПОТРЕБИТЕЛИ ЗАДОЛЖАЛИ 204 МЛН РУБЛЕЙ

— Сколько зарабатывает АО «Казэнерго», какова структура дохода? Много ли задолжало население на ваши услуги? Есть ли должники-юрлица?

— Основной доход АО «Казэнерго» получает в сфере теплоснабжения. В 2019 году планируемый объем выручки составляет около 2,7 миллиарда рублей. За содержание систем наружного освещения АО «Казэнерго» получает около 117 миллионов рублей в год.

С учетом жесткой ограниченности в финансовых средствах вопрос дебиторской задолженности населения и юридических лиц очень важен для нас. Задолженность всех потребителей на 31 ноября составила 204 миллиона рублей, в том числе населения — 150 миллионов.

— С долгами населения работают управляющие компании, а платежи вам идут через единый расчетный центр. Не эффективнее ли получать платежи населения напрямую и работать с должниками самим? 

— Тогда у нас служба сбыта вырастет, и значительно, это ляжет на себестоимость тепловой энергии. Считаю, сложившаяся схема расчетов оптимальна. Другие регионы пытаются перейти на прямые договора, но мы не видим в этом необходимости, потому что в Татарстане собираемость платежей за коммунальные услуги — одна из самых высоких в стране. 

 В многоквартирных домах установили ИТП, и теперь вода подогревается непосредственно в подвале. Это как-то сказалось на бизнесе «Казэнерго»? (Илья.)

— ИТП — это индивидуальные тепловые пункты, программа по их установке реализовывалась «Татэнерго». Именно они год назад приняли стратегическое решение об установке ИТП во всех домах, ликвидировали ЦТП — центральные тепловые пункты. Мы же подогреваем воду централизованно — в 26 ЦТП и в котельных, а чтобы уйти от постоянного ремонта трубопровода, меняем трубы на полиэтиленовые.

«Основной доход АО «Казэнерго» получает в сфере теплоснабжения. В 2019 году планируемый объем выручки составляет около 2,7 миллиарда рублей» «Основной доход АО «Казэнерго» получает в сфере теплоснабжения. В 2019 году планируемый объем выручки составляет около 2,7 миллиарда рублей» Фото: kzn.ru

— В доме установили регулятор тепла в зависимости от погоды. И теперь в морозы холодно в квартирах, а когда на улице тепло, в квартире — жара, поэтому балкон открывали и улицу обогревали. Что за регуляторы такие?! «Казэнерго» имеет к этому отношение? Что посоветуете, чтобы нормализовать температурный режим? (Мария Петровна.)

— Узлы погодного регулирования — это внутридомовое имущество. За установку, надлежащую эксплуатацию ответственность несет организация, обслуживающая жилой фонд. В принципе, узел погодного регулирования должен обеспечить комфортную температуру в квартирах в течение всего отопительного сезона. А если в квартире слишком тепло или холодно, то значит, регулятор неправильно настроен. Надо обратиться в управляющую компанию.

 Большие заводы, КАПО и КМПО, уже перешли на собственное отопление. Почему нельзя начать постепенный перевод и жилого фонда на домовые котельные, уйдя от ежегодной перекопки километров дорог для перекладки труб? Нигде в мире не тянут километры труб от ТЭЦ до жилых домов. Это все социалистическая глупость, от которой жизнь все равно заставит отказаться, когда люди будут не в состоянии оплачивать всевозрастающие аппетиты тепловиков. (Комментарий читателя «БИЗНЕС Online».)

— У «Казэнерго» сегодня 124 котельных, которые отапливают более 1,5 тысячи домов. По задумке автора этого комментария нужны тысячи и тысячи домовых котельных. Во-первых, на кого лягут затраты? Во-вторых, все ли жители многоквартирного дома согласятся на такой вид отопления? В-третьих, кто будет обслуживать котлы? На это потребуются затраты. К тому же газ — повышенная опасность. И стоимость газа все равно будет расти. Считаю, мнение вашего читателя — это из области фантастики. 

«За последние 8 лет значительно увеличен уровень автоматизации управления системами наружного освещения» «За последние 8 лет значительно увеличен уровень автоматизации управления системами наружного освещения» Фото: kzn.ru

ОСВЕЩЕНИЕ ВЛИЯЕТ НА НАСТРОЕНИЕ И ДАЖЕ НА ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

— Какое «электрическое» хозяйство вы приняли в свое время и каких результатов достигли на сегодняшний день? (Эдуард.)

— За последние 8 лет значительно увеличен уровень автоматизации управления системами наружного освещения. Если на начало 2012 года уровень автоматизации управления наружным освещением составлял 42 процента, то к концу 2019 года он достиг 97,5 процента. Из 883 пунктов включения автоматизирован 861 пункт. За последние три года построено более 6,5 тысячи новых светоточек, протяженность сетей наружного освещения выросла на 190 километров. В 2018 году в рамках заключенного с городом энергосервисного контракта заменено 6,1 тысячи устаревших, энергозатратных светильников на современные светодиодные лампы. Всего за последние три года было заменено около 7 тысяч неэффективных светоточек на современные светодиодные светильники. В 2020-м планируется продолжить эту работу.

В планах АО «Казэнерго» на первом этапе — замена еще 7,1 тысячи неэффективных светильников. На втором этапе планируется решить проблему со светильниками индивидуального включения, работающими в неэффективном режиме потребления электроэнергии. Замена более 6 тысяч таких светоточек в рамках энергосервисного контракта позволит не только значительно снизить потребление электрической энергии, но и повысить качество и надежность наружного освещения.

По завершении всех мероприятий порядка 20 тысяч светильников в городе будут светодиодными.

«Уже пятый год реализуется республиканская программа по модернизации освещения и строительства светоточек в поселках. Казань по этой программе получает сегодня 25 — 30 миллионов рублей ежегодно» «Уже пятый год реализуется республиканская программа по модернизации освещения и строительства светоточек в поселках. Казань по этой программе получает сегодня 25–30 миллионов рублей ежегодно» Фото: kzn.ru

— Остальные светильники со временем тоже поменяете?

— Дело в том, что существуют дороги, имеющие пять полос в одну сторону, например БКК, и на их освещении экономить нельзя. Это дороги первого класса, артерии повышенной опасности, где надо очень выверенно подходить к освещению. За срок окупаемости в 5–7 лет лампы имеют свойство деградировать, и нужно так рассчитать светотехнику, чтобы за период окупаемости и деградации лампы мы не ушли за нормы освещенности дорог. 

— О солнечных батареях для наружного освещения, наверное, в нашей полосе речи нет?

— Но мы все-таки в уме это держим. Планируем для эксперимента на одну из котельных поставить солнечную батарею, чтобы получать электричество от энергии солнца.

— Наверное, чтобы освещать одну эту котельную, а не жилой массив?

— Конечно, только одну котельную, но не только освещать, а еще использовать для работы основного оборудования котельной. Это снизит себестоимость вырабатываемой теплоэнергии.

—  Сколько стоит освещение улиц такого города, как Казань? (Эдуард.)

— За содержание систем наружного освещения города Казани в исправном состоянии «Казэнерго» в 2019 году получит порядка 117 миллионов рублей. За само электричество платит тоже муниципалитет — порядка 300 миллионов рублей.

— То есть вся эта красота стоит более 400 миллионов рублей…

— Это не только красота, но и безопасность — как на дорогах, так и во дворах. Я однажды был в Лионе на тестовой площадке компании Signify, подразделения Philips, и мне наглядно показали, как освещение влияет на настроение и на циркадные циклы человека. На освещение мы смотрим только как на источник света, не задумываясь о том, что оно может повлиять на настроение человека. Вплоть до того, что освещением можно давать команду людям: сделали освещение более холодным, притушили его, и площадь опустела. И архитектурное освещение влияет на настроение, к нему тоже с умом надо подходить. Даже на продолжительность жизни освещение влияет!

— Кстати, об архитектурном освещении: им тоже «Казэнерго» занимается?

— Нет, это делает сам застройщик в рамках принятой стратегии развития в сфере архитектуры Казани.

«На содержание систем наружного освещения города Казани в исправном состоянии «Казэнерго» в 2019 году получит порядка 117 миллионов рублей. За само электричество платит тоже муниципалитет — порядка 300 миллионов рублей» «На содержание систем наружного освещения города Казани в исправном состоянии «Казэнерго» в 2019 году получит порядка 117 миллионов рублей. За само электричество платит тоже муниципалитет — порядка 300 миллионов рублей» Фото: kzn.ru

— Центр Казани освещен сегодня неплохо. А вот во многих дворах — тьма непроглядная. Когда «лампочка Ильича» дойдет до каждого двора? (Сания.)

— «Лампочка Ильича» никогда уже не придет, поскольку это лампочка накаливания, а она уже ушла в прошлое… «Казэнерго» обслуживает все светоточки города, в том числе во дворах. Но сама система освещения Казани находится на балансе у муниципалитета. Поскольку мы не собственники систем наружного освещения, «Казэнерго» самостоятельно не планирует работы по установке новых светоточек. Данные работы выполняются по планам и программам собственника систем наружного освещения. 

Уже пятый год реализуется республиканская программа по модернизации освещения и строительства светоточек в поселках. Казань по этой программе получает сегодня 25–30 миллионов рублей ежегодно. И постепенно мы зажигаем свет в поселках. Еще не все поселки имеют освещение, а там, где оно есть, это неэффективные лампочки. Во дворах Казани на 6 тысячах светильников ртутные лампочки мы уже заменили. Некоторые дворы остаются без освещения в силу того, что там просто его не было. Но программа «Наш двор» позволит нам за ближайшие три года построить освещение там, где его сегодня нет.

— Куда обратиться нашей читательнице, чтобы свет дошел до ее двора? 

— Можно и к нам напрямую, но лучше в комитет внешнего благоустройства исполкома Казани, потому что задание по освещению мы именно от него получаем.

«Новогоднее оформление города выполняется за счет республиканского и муниципального бюджетов. Но монтажом занимается в том числе и «Казэнерго», поскольку всё это связано с подключением к сетям» «Новогоднее оформление города выполняется за счет республиканского и муниципального бюджетов. Но монтажом занимается в том числе и «Казэнерго», поскольку все это связано с подключением к сетям» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ПЛАНИРУЕМ ПРОВЕСТИ ФЕСТИВАЛЬ СВЕТА В КАЗАНИ»

—  Новогодняя иллюминация на Баумана и в других местах шикарная! А кто и сколько за это платит? (Данилов А.)

 Новогоднее оформление города выполняется за счет республиканского и муниципального бюджетов. Но монтажом занимается в том числе и «Казэнерго», поскольку все это связано с подключением к сетям.

— Центр города к Новому году украшен хорошо, но районы к празднику совсем не освещены, можно сказать. Может быть, денег не хватает? Или главы администраций районов не дорабатывают в плане освещения улиц?

— Прежде всего вопрос упирается в финансирование. Чтобы получить зримый эффект, требуется много денег. Но ведь видно, что Казань начиная с прошлого года в плане новогодней подсветки качественно обновилась. Очень большое внимание этому уделяют руководство города и архитектурное сообщество. И с каждым годом все больше освещенных мест появляется. Сегодня в каждом парке установлена какая-то иллюминация.

На мой взгляд, Казань очень хорошо подсвечена. Впору и европейским городам перенимать у нас опыт. Две недели назад в Лионе я познакомился с руководителем организации Lucia, в которую входят порядка 70 европейских и североафриканских городов, занимающихся освещением. Думаю, в 2020 году мы представим Казань в этой организации, чтобы поделиться своим опытом и в иллюминации, и в освещении. И, конечно, чтобы набраться опыта других городов. Это та международная площадка, на которой сегодня происходит самое живое общение по вопросам освещения городов. 

— Чтобы попасть в эту организацию, что нужно сделать — представить проект, заплатить взнос?

— От города подать заявку и заплатить небольшой взнос — 100–200 тысяч рублей в год. Эти деньги идут на организацию мероприятий. Исполнительный орган состоит всего из 8 человек, они приезжают и подтягивают все экспертное сообщество, которое прилетает за собственные средства. 

— Хотите пригласить их в Казань?

— Именно это сейчас для меня стратегическая задача. Планируем провести фестиваль света в Казани. Но это 2022–2023 годы, не раньше.

«Планируем провести Фестиваль света в Казани. Но это 2022–2023 год, не раньше» «Планируем провести фестиваль света в Казани. Но это 2022–2023 годы, не раньше» Фото: Андрей Титов

«ВСЕ ДУМАЮТ, ЧТО У ЭНЕРГЕТИКОВ БОЛЬШАЯ ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА…»

— Испытываете ли вы нехватку кадров, в том числе квалифицированных? Работа-то у вас — не сахар… Сколько платите? (Мусин Руслан.)

— Да, есть проблемы, особенно с такой низкооплачиваемой профессией, как оператор котельной, где люди работают по так называемому графику «сутки через трое», хотя они работают не сутки, а 12 часов. Еще год назад ситуация с заработной платой там была просто удручающей. Во время тарифной кампании нам ежегодно закладывают некоторый процент для повышения зарплаты. В конце 2018 года в стоимость нашего тарифа было добавлено порядка 23 миллионов рублей, и мы все эти деньги направили на повышение зарплаты именно операторов котельных, и больше никому. 

— Интересно, с какой до какой суммы вы увеличили?

— Увеличили качественно — на 3–4 тысячи рублей. Еще многое зависит от графика, от количества наработанных часов оператором. На выходные и праздничные дни есть повышающие коэффициенты. Зарплату подняли с 14 тысяч до 18 тысяч рублей. В этом году еще увеличим. Но у нас есть операторы, которые в среднем по году в месяц получают 25–28 тысяч рублей, в зависимости от выработки. 

— Наверное, операторами работают в основном пенсионеры?

— Либо пенсионеры, либо работающие еще где-то.

— А какая средняя зарплата по «Казэнерго»?

— 30 тысяч рублей. Да, не очень высокая, тем более для такой отрасли. Все же думают, что у энергетиков большая заработная плата. Стратегию для увеличения зарплаты мы видим в автоматизации, диспетчеризации и оптимизации процессов. Если видим, что какие-то процессы можно отдать на аутсорсинг, если выгодно, то мы это делаем.

«У нас работают более 1,3 тысячи человек. Некая текучесть присутствует, но это рабочий процесс. После того, как сумели поднять зарплату операторам котельных, а это порядка 400 человек, текучка стабилизировалась» «У нас работают более 1,3 тысячи человек. Некая текучесть присутствует, но это рабочий процесс. После того как сумели поднять зарплату операторам котельных, а это порядка 400 человек, текучка стабилизировалась» Фото: kzn.ru

— Коллектив «Казэнерго» — большой? Есть ли вакансии?

— У нас работают более 1,3 тысячи человек. Некая текучесть присутствует, но это рабочий процесс. После того как сумели поднять зарплату операторам котельных, а это порядка 400 человек, текучка стабилизировалась.

— Штат оптимальный, как считаете? Увеличения или сокращения не требуется?

— Штат сбалансированный. Надо еще учесть, что есть второе направление нашей деятельности — наружное освещение. За счет объединения мы смогли оптимизироваться, сократив административно-управляющий персонал и получив синергический эффект.  

— Как привлекаете молодые кадры?

— Приток молодой крови всегда нужен. Мы успешно и плотно работаем с вузами города, готовящими энергетиков — КГЭУ, КГАСУ, принимаем студентов на практику, участвуем в комиссиях по защите дипломов, приглашаем на работу понравившихся выпускников.

Очень серьезно занимаемся с энергетическим колледжем: там наши пенсионеры проходят повышение квалификации, а мы присматриваемся к молодежи для пополнения своего штата.  

— У вас остались какие-то непрофильные активы, которые давят на себестоимость и увеличивают тариф? Санатории или детские лагеря не содержите?

— Таких объектов у нас нет.

— Новогодний корпоратив проводите?

— Конечно.

— Это не ляжет на себестоимость вашего продукта?

— Все такие затраты идут из прибыли. Мы не убыточная компания, прибыль у нас есть. В этом году мы построили много освещения в парках и скверах, в смете было заложено 34 процента прибыли.

— Некоторое время назад муссировался вопрос о присоединении «Казэнерго» к «Татэнерго». Сегодня этот вопрос все еще на повестке дня?

— Если «Татэнерго» очень хочет присоединить нас, то наша компания стоит 4 миллиарда рублей. Если они могут заплатить такие деньги, то вопросов нет.

— А вы хотите присоединиться?!

— Эти 4 миллиарда могли бы пойти на развитие инфраструктуры и благоустройство города. Но я могу ответить только за себя: мы «Татэнерго» к себе присоединять не собираемся (улыбается). Тот груз ответственности, который на нас лежит, достаточен. Мы работаем, и работы еще очень много предстоит. Хозяйство нам досталось тяжелое, и мы его приводим в порядок, чтобы оно соответствовало реалиям сегодняшнего дня.

«Если «Татэнерго» очень хочет присоединить нас, то наша компания стоит четыре миллиарда рублей. Если они могут заплатить такие деньги, то вопросов нет» «Если «Татэнерго» очень хочет присоединить нас, то наша компания стоит 4 миллиарда рублей. Если они могут заплатить такие деньги, то вопросов нет» Фото: kzn.ru

«БЫТЬ ДЕПУТАТОМ — ЭТО ВОЗМОЖНОСТЬ УСЛЫШАТЬ ПРОБЛЕМЫ ЛЮДЕЙ»

— Вы много лет депутатствуете в Госсовете РТ. Во-первых, зачем вам это надо? Во-вторых, кому и какую пользу вы приносите? Не лучше ли сосредоточиться на своей профессиональной деятельности? (Валиев Ахат.)

— Я сосредоточен на своей профессиональной деятельности, но это не мешает мне заниматься еще и вопросами населения. В этом созыве я представляю жителей Приволжского района — зоны «Теплоконтроля», поселков Борисково, Мирный, Петровский. Жители этих поселков для меня не чужие. Быть депутатом — это возможность услышать проблемы людей, непосредственно общаясь с ними. В должности директора крупной компании всегда можно помочь людям, зная их проблемы.

— Наверное, еще и лоббируете …

— Интересы компании? И это, конечно, тоже. Статус депутата дает возможность защищать и продвигать интересы компании. Тем более что она городская, а не частная. Но если сравнить в процентном соотношении, то 80 процентов — это защита интересов людей, 20 — компании.

— Какие, например, проблемы населения вам удалось решить?

— Взял шефство над мальчиком 11 лет, которого бросили родители, он с бабушкой живет на одну ее пенсию. Дом отапливают дровами, а чтобы купить их на всю зиму — дорого. Спрашиваю его: «Хочешь помочь бабушке? Тогда запишись на дзюдо». У них в школе есть такая секция. Говорю: «Я куплю тебе форму, а бабушке — дрова. И получится, что ты эти деньги заработал тем, что пошел на секцию». Депутатство — это социальная нагрузка. У нас, как правило, если возглавляешь крупную компанию, должен выполнять и социальную задачу.  

«Я и в школе был активистом, был капитаном команды в спортивных соревнованиях. Поэтому я вступил в ряды «Единой России», а партия выдвинула меня кандидатом в депутаты Госсовета РТ» «Я и в школе был активистом, капитаном команды в спортивных соревнованиях. Поэтому вступил в ряды «Единой России», а партия выдвинула меня кандидатом в депутаты Госсовета РТ» Фото: «БИЗНЕС Online»

— Неожиданный ход… На секцию — это чтобы, во-первых, по плохой дорожке не пошел, во-вторых, чтобы к халяве не привыкал?

— Да. Не будь я депутатом, скорее всего, не услышал бы об этом ребенке. Сейчас у него есть система мотивации. Буду и дальше заниматься этой семьей.

— С чего началось ваше депутатство — вас рекомендовали или вы сами так решили?

— Сам так решил. Я и в школе был активистом, капитаном команды в спортивных соревнованиях. Поэтому вступил в ряды «Единой России», а партия выдвинула меня кандидатом в депутаты Госсовета РТ. Первые два созыва я становился депутатом по партийному списку, а потом решил, что уже хватит пользоваться авторитетом власти, надо самостоятельно выдвигаться по одномандатному избирательному округу. Выбрал Шаляпинский и уверенно победил на выборах.

— Вы начинали в «Золотом колосе». Кто вас туда привел? Загидуллин, который был вашим преподом в университете? (Нурали.)

— Читатель перепутал два «Золотых колоса». Я работал в той компании, которая занималась закупкой и продажей зерна. В то время еще студентом был, и это стало первым моим «бизнесовым» опытом. Я всегда себя больше с бизнесом ассоциировал, поэтому и первый опыт такой был. Потом занимался транспортной реформой Казани, возглавлял МУП «Казгорсвет».

— Вы окончили юрфак КГУ, Казанский государственный энергетический университет и школу управления «Сколково». Зачем так много? 

— Сейчас учусь в Казанском строительно-архитектурном университете. Я считаю, всегда надо повышать свои знания.

— Рустам Рифгатович, спасибо за обстоятельный разговор. Успехов вам!

На правах рекламы

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (4) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    27.12.2019 10:13

    Главную ёлку Казани у центра семьи тоже Казэнерго осветило? Молодцы, здорово получилось!

  • Анонимно
    27.12.2019 11:04

    Деловой, прогрессивный , порядочный человек ! Очень многим помогает, всегда отзывчив , люди к нему идут со своими проблемами, всегда старается помочь! Желаю ему успехов работе, мира в семье и крепкого здоровья! Ленар

  • Анонимно
    27.12.2019 13:00

    Удачи "Казэнерго" и всем энергетикам в наступающем году!

  • Малай №1
    27.12.2019 17:40

    Износ тепловых сетей достигает 60 процентов. Ужас! Это какие инвестиции нужно вливать

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль