• $75.76-0.25
  • 89.93-0.33
  • 45.98-0.08
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год
    комментарии 51в закладки

    Дмитрий Квартальнов: «Минниханов сразу сказал: «Берешь семью и перевозишь ее в Казань»

    Главный тренер «Ак Барса» о том, как коронавирус изменит спорт, взяла бы команда Кубок Гагарина, и «молодых ребятах» в следующем составе

    Дмитрий Квартальнов завершил первый год работы в качестве главного тренера «Ак Барса». Результат налицо: казанская команда стала первой в Восточной конференции, а в плей-офф уверенно прошел «Нефтехимик» (4-0). Дальше вмешался коронавирус, из-за которого сезон в КХЛ был завершен досрочно. В большом интервью «БИЗНЕС Online» Квартальнов подвел итоги чемпионата, рассказал о селекции клуба и своих эмоциях от самоизоляции.

    «КАЗАНЬ В 2004-М И СЕЙЧАС — ДВА РАЗНЫХ ГОРОДА»

    — Дмитрий Вячеславович, прошел год после вашего назначения в «Ак Барс». Вы играли здесь 16 лет назад, но это было до новой эпохи в истории клуба. Насколько сложно оказалось прижиться в Казани?

    — Нет, все было знакомо. Пришли в клуб, начали работать — многих ребят уже знал. У нас хороший коллектив, поэтому никаких проблем не было. Понятно, что ХК сильно изменился с того времени, когда я играл, но есть и те, с кем пересекался здесь хоккеистом.

     Тень Зинэтулы Билялетдинова над вами довлела?

    — Думаю, что нет, но тень в любом случае есть. Три Кубка Гагарина — это серьезно, и я понимаю, что меня всегда будут сравнивать с ним. Он давал результат, меня тоже станут оценивать по результату.

     Это у нас предвзятое мнение, что «Ак Барс» — особенная команда для города и республики, или подобное действительно так?

    — Конечно, особенная. В Казани сразу дали понять масштабы и серьезные намерения по отношению к клубу. Вы же видите, что люди здесь очень любят хоккей, руководители республики сами играют. Это очень важно. В КХЛ есть 6–7 больших команд, и «Ак Барс» определенно входит в их число. Хотя везде есть свои привилегии и сложности. Если в Москве, куда ни плюнь, везде эксперты, то в Казани все знают, что журналисты колючие. Везде тебя и мотивируют, и критикуют.

     Можно ли считать вас полноценным казанцем? Семья ведь уже с вами переехала, а младший сын перешел в молодежную команду.

    — С сыном, кстати, вопрос очень простой. Вы же знаете, что мою должность в «Ак Барсе» согласовывал президент Рустам Минниханов. И он мне открытым текстом сказал: «„Ак Барс“ — дело серьезное, поэтому берешь семью и перевозишь ее в Казань». А с Сашкой (младший сын Дмитрия Квартальнова — прим.ред.) такая ситуация получилась: он перешел сначала в «Спартак», и оказалось неудобно жить на два города. Жена постоянно ездила к нему туда-сюда, и его целый год не было с нами, поэтому приняли решение, что все вместе переезжаем в Казань. Москву отодвинули на второй план.

    «Тень в любом случае есть. Три Кубка Гагарина — это серьёзно, и я понимаю, что меня всегда будут сравнивать с ним. Он давал результат, меня тоже будут оценивать по результату»«Тень в любом случае есть. Три Кубка Гагарина — это серьезно, и я понимаю, что меня всегда будут сравнивать с ним. Он давал результат, меня тоже станут оценивать по результату»Фото: «БИЗНЕС Online»

     У вас уже есть своя недвижимость в Казани?

    — Пока нет, мы снимаем квартиру. Если получится пробыть тут так же долго, как Зинэтула Хайдярович, то, конечно, будем думать. (Улыбается.)

    — Кстати, многие хоккеисты, которые даже в «Ак Барсе» никогда не играли, живут в Казани.

    — Согласен. Очень многие. Я в других командах иногда спрашивал игроков: «Где живешь?» Они отвечают, что в Казани. Ну а что такого? Мы же видим, что город и республика развиваются. Здесь все условия для детей — школы, университеты. К спорту тут очень серьезное отношение. Столица РТ — крайне красивый город. Казань в 2004-м, когда я уходил игроком, и сейчас — это два разных города. Небо и земля. Здесь очень комфортно жить.

     Вы уже объявили, что летние сборы команда проведет в Казани. Приняли бы такое решение без ситуации с коронавирусом?

    — Да. У нас в столице РТ есть все условия. Ребята после тренировок смогут пойти домой, отдохнуть с семьей.

     Раньше ведь, наоборот, старались на время сборов игроков убирать от семей.

    — В прошлые годы мы тоже всю предсезонку проходили дома и нормально себя чувствовали. В этом плане я не вижу ничего плохого. В Москве, например, тяжелее провести сборы, а в Казани в этом плане все есть. Днем ребята могут отдохнуть на базе, а вечером — пойти к семье. Такое нормально, потому что в сезоне мы неделями бываем на выезде.

    — Как у вас сложились отношения с президентом клуба Наилем Магановым?

    — Хорошие рабочие отношения, позитивные. Надо сказать, что мы много общались по ходу сезона. Несмотря на свою занятость, Наиль Ульфатович всегда находил время зайти после тех матчей, которые посещал, в раздевалку к ребятам, в тренерскую. У нас складывается конструктивное, профессиональное общение. Мы придерживаемся тех ориентиров, которые он обозначил при подписании контракта, в том числе на развитие молодых игроков, своих воспитанников.

    «Вы же знаете, что мою должность в «Ак Барсе» согласовывал президент Рустам Минниханов. И он мне открытым текстом сказал: «Ак Барс» — дело серьезное, поэтому берешь семью и перевозишь её в Казань»«Вы же знаете, что мою должность в «Ак Барсе» согласовывал президент Рустам Минниханов. И он мне открытым текстом сказал: «Ак Барс» — дело серьезное, поэтому берешь семью и перевозишь ее в Казань»Фото: ak-bars.ru

    «КОГДА ПРИЕХАЛ В МОСКВУ И УВИДЕЛ ПУСТОЙ ГОРОД, СРАЗУ ПОНЯЛ, ЧТО КОРОНАВИРУС — ЭТО СЕРЬЕЗНО»

    — Из новостей Первого канала мы узнали, что часть карантина вы провели в Ялте. Почему именно это место?

    — В Ялте море поближе, поэтому решили на какое-то время съездить туда. В Москве и Казани обстановка была одна и та же: все закрыто, ничего не работает.

     Психологически на вас давила ситуация с коронавирусом?

    — Если брать конкретно меня, то ничего не давило. Опять же, когда есть чем заниматься — книги, интернет или телевизор, это не так тяжело. Очень много фильмов посмотрел про войну, документальных кино.

     В вашем ритме, наверное, полтора месяца отдыха дома — подарок?

    — Ну а что сейчас об этом говорить? Мы все в такой ситуации. Думаю, многим было некомфортно. Общение с друзьями вживую все равно ничего не заменит. Я чувствовал небольшой дискомфорт, но в целом все оказалось нормально.

     На каком этапе вы поняли, что ситуация с пандемией серьезная?

    — Когда приехал в Москву и увидел пустой город. Трудно было в это не верить, когда люди начали заболевать, а больницы — заполняться. Я живу недалеко от клинического госпиталя имени Лапина. Как-то мимо проезжал и увидел, что он полностью закрыт — много заболевших людей лежали. Тогда прекрасно осознал, что все это не шутки.

     Были ли заболевшие среди ваших знакомых или друзей?

    — Я родом из Воскресенска, у меня брат там работает. И он рассказывал, что все больницы в городе переквалифицировали в инфекционные. У меня в это время у мамы произошел гипертонический криз, я вынужден был вызывать ей скорую помощь из Москвы. Врачи говорили, что нельзя ее класть в больницы Воскресенска — имелся риск заражения. Искали «чистую» больницу, но хорошо, что все обошлось.

    «Мы же сейчас видим на примере немецкого футбола, что без болельщиков это совсем не то. Болельщики серьёзно влияют на психологию спортсмена»«Мы же сейчас видим на примере немецкого футбола, что без болельщиков это совсем не то. Болельщики серьезно влияют на психологию спортсмена»Фото: «БИЗНЕС Online»

    — Как, на ваш взгляд, данная ситуация скажется на людях? Вернутся ли они после всего на спортивные мероприятия?

    — Надеюсь, что все будет нормально. Спорт потихоньку начал возвращаться, думаю, люди соскучились по нему. Сейчас ведь вообще нет ничего из досуга: ни театров, ни кинотеатров, ни спортивных мероприятий.

    — Можете представить, что хоккейный сезон начнется без зрителей?

    — Это будет очень плохо. Мы же сейчас видим на примере немецкого футбола, что без болельщиков это совсем не то. Последние серьезно влияют на психологию спортсмена. Хотя нам сейчас тяжело о подобном рассуждать. Я надеюсь, что фанаты вернутся на трибуны. До сезона еще три месяца — все может наладиться.

    — Любой кризис — время новых возможностей. Как думаете, какие возможности для спорта откроются сейчас?

    — Пока не знаю. Спорт точно будет другим. Если представить, то это окажется что-то вроде товарищеских или выставочных турниров, хотя даже на таковые болельщики раньше приходили.

     Вы за свою карьеру повидали много кризисов. С каким из них можно сравнить нынешний?

    — Самый серьезный был, когда менялась страна. Играли одни команды, а потом появились другие. Тот же воскресенский «Химик» — очень мощная команда была, но сейчас ее нет в элите нашего спорта. Думаю, для нашего хоккея те времена оказались самыми серьезными, а остальные кризисы мы как-то переживали.

     Мы сейчас видим, что зарплаты многих игроков стали открываться. Как вы к этому относитесь?

    — Зарплаты открываются, и мы видим, кому их урезают. Что касается потолка зарплат (со следующего сезона клубы КХЛ не могут тратить на зарплаты хоккеистам более 900 млн рублей — прим.ред.), хороший момент в том, что все команды станут соблюдать правила игры. Около 10 клубов точно окажутся в равных условиях, соответственно, и сезон пройдет тяжелее. Он будет намного ровнее. В той же НХЛ «Сент-Луис» выбрался с последнего места и выиграл Кубок Стэнли. Это же очень хорошо.

     Как сказалась история с потолком зарплат на «Ак Барсе»?

    — Мы ее хорошо прошли. Никаких проблем с составом не возникло. Конечно, хочется усилиться еще кем-то, но у нас сейчас нет такой возможности.

    «Спорт будет другим, это точно. Если представить, то это будет что-то вроде товарищеских или выставочных турниров. Хотя даже на такие турниры болельщики раньше приходили»«Спорт точно будет другим. Если представить, то это окажется что-то вроде товарищеских или выставочных турниров, хотя даже на таковые болельщики раньше приходили»Фото: «БИЗНЕС Online»

     Тренерская роль возрастает в условиях потолка зарплат?

    — Она не только у меня возрастает. Разве у менеджеров не так? Представьте, у нас травмируются два основных вратаря. Может быть такое? Да. И тут уже огромная ответственность на менеджерах, которые должны будут решить эту проблему: кого-то отдать, кого-то купить, есть ли вообще на рынке игроки.

    — Давайте оставим несостоявшийся Кубок Гагарина за скобками и подведем итог сезона. Все ли получилось реализовать из задуманного?

    — Ничего не бывает идеально, но многое удалось. Нам надо было просто поставить свою рабочую этику. Это нормально — каждый тренер видит ее по-своему. Мы ее поставили — и работа пошла. Хорошо прошли регулярный чемпионат, кроме зимы, когда мы вернулись из Эмиратов и две-три недели «плавали», хотя ожидали, что будет такой спад, у меня потом имелись сомнения. Мы не должны были настолько слабо выглядеть. Нам особенно тяжело было на Дальнем Востоке, когда мы проиграли «Адмиралу» 1:5. После нас там выступал ЦСКА — и он победил со счетом 5:1. Послематчевая статистика оказалась один в один с нашей. Броски в створ, время в атаке — просто один в один. Только ЦСКА обыграл их, а мы потерпели поражение. Бывает такое иногда: ты ведешь игру лучше по всем показателям, а забить не можешь.

     Может, просто у ЦСКА лучше уровень исполнителей?

    — Это понятно. Если мы в плохом состоянии, у нас и уровень исполнения хуже.

     Как вашу рабочую этику восприняли игроки?

    — Никаких проблем не возникло. Главное ребятам было принять ее, а потом уже мы подстраивались под них. Чувствовали, где и что нужно добавить или, наоборот, убрать.

     А что вообще собой представляет ваша рабочая этика?

    — У каждого тренера она своя.

     А лично у вас какая?

    — На тренировках мы должны выкладываться, будь то серьезная или восстанавливающая. Серьезный подход необходим во всем: в разминке, заминке и остальных мелочах. Могу сказать, что ребята приняли мою этику и никаких проблем с этим у нас не имелось.

    «На тренировках мы должны выкладываться, будь это серьезная или восстанавливающая тренировка. Серьёзный подход должен быть во всём: в разминке, в заминке и в остальных мелочах»«На тренировках мы должны выкладываться, будь то серьезная или восстанавливающая. Серьезный подход необходим во всем: в разминке, заминке и остальных мелочах»Фото: «БИЗНЕС Online»

    «ЕСЛИ ТРЕНЕР К ТЕБЕ ЦЕПЛЯЕТСЯ, ЗНАЧИТ, Чего-ТО ХОЧЕТ»

     Часто приходится слышать, что во всех командах Квартальнова всегда хорошая атмосфера внутри коллектива. За счет чего это удается?

    — Опять же есть рабочая этика. Надо ее соблюдать — и никаких проблем не будет. Например, есть тренировка — на ней нужно выложиться без всяких улыбок и шуток, а уже после нее мы все вместе посидим, чай попьем и посмеемся. Необходимо разграничивать. Хоккей — очень серьезный вид спорта, который требует отдыха. Крайне важно не перегореть на работе.

     Смотрите на личные качества игрока, когда планируете подписать с ним контракт?

    — Есть такой момент, потому что самое главное — это коллектив. Если мы берем игрока, то в любом случае обращаем внимание на индивидуальные характеристики. Это есть, без такого никуда. Хотя разные ребята бывают: есть одиночки, но которые все равно нормально ведут себя в коллективе. Мы все разные, понятно, но можем не взять спортсмена в команду, если по игровым качествам он нужен нам, а по личностным не подходит.

     Приходилось в минувшем сезоне избавляться от игрока только потому, что он токсичный?

    — У нас очень хорошая атмосфера в команде, хотя были и тяжелые матчи, и серии из поражений, где игра не шла. В данном плане очень важно, чтобы в коллективе была хорошая атмосфера и правильная рабочая этика. В нашей команде ребята всё это понимали.

     Вы быстро отходите после поражений?

    — Скорее всего, да.

    «Если мы берем игрока, то в любом случае обращаем внимание на индивидуальные характеристики. Это есть, без этого никуда»«Если мы берем игрока, то в любом случае обращаем внимание на индивидуальные характеристики. Это есть, без такого никуда»Фото: «БИЗНЕС Online»

     А долго можете обиду хранить?

    — Нет, я не злопамятный человек. Всегда стараюсь быть объективным с ребятами. И если ты получаешь, то только за дело. Помню, говорили, что у меня с Эмилем Галимовым какие-то натянутые отношения, но у нас все нормально было. В каких-то моментах я, может, и цеплял его. Мы немного меняли Эмиля — он ведь никогда не играл в больших командах. Галимов — молодец: работал и справлялся, но вот точно не фонил. Я искренне хотел сохранить его в команде.

    Я вообще считаю так: если тренер тебе что-то говорит, как-то цепляется, значит, он чего-то хочет от тебя, а если перестает с тобой говорить — это конец. Для меня страшно, если наставник замолкает и вообще ничего тебе не говорит. Бывает, что игроку неприятно — от него что-то требуют, тренер цепляется. Ну а как по-другому? Ты выбрал такую профессию, на тебе большая ответственность. Ничего легко не бывает.

     Какой спортсмен точно не сможет заиграть в вашей системе?

    — Допустим, медленный хоккеист не подойдет под мою систему, ленивый и без характера — тоже.

     Казалось, что как раз у Владимира Ткачева, которого клуб обменял зимой, были проблемы со скоростью.

    — Нет, он не медленный. Дистанционную скорость набирал очень здорово.

    «Мы смотрели игры «Салавата», анализировали её. Нам очень важно было хорошо сыграть против них именно в неравных составах»«Мы смотрели матчи «Салавата», анализировали их. Нам очень важно было хорошо сыграть против данной команды именно в неравных составах»Фото: «БИЗНЕС Online»

    «АК БАРС» БЫЛ СПОСОБЕН ДОЙТИ ДО ФИНАЛА КУБКА ГАГАРИНА» 

     Был ли у «Ак Барса» в минувшем сезоне шанс завоевать Кубок Гагарина?

    — Шансы имелись у любой команды, в том числе и у нас. Мы сейчас можем что угодно заявлять и представлять, но не хочу так говорить. Скажу только одно: шанс у нас был.

     Чемпионство оставим за скобками, в финальной серии высок фактор непредсказуемости, а вот перспективы на остальной плей-офф можно оценить. Была возможность дойти до финала Кубка Гагарина?

    — Да, наша команда была способна на это. В первую очередь за счет хорошей игры. У нас имелась сильная вратарская бригада, особых проблем я не видел в обороне и атаке. В физическом плане у нас еще существовал запас после серии с «Нефтехимиком», хотя игры были серьезными. Мы, в принципе, так и готовили команду. Можно сказать, что еще не вышли на пик формы и двигались по нарастающей.

     Вы ведь наверняка анализировали игру «Салавата Юлаева», с которым должны были сыграть во втором раунде?

    — Очень интересная команда для плей-офф. У нее были сильные индивидуальные мастера, но у нас имелся четкий план, как против «Салавата» играть.

     А что за план? Сейчас ведь уже можно рассказать.

    — Мы смотрели матчи «Салавата», анализировали их. Нам очень важно было хорошо сыграть против данной команды именно в неравных составах. Нейтрализовать двух «демонов», по-русски говоря, — Теему Хартикайнена и Линуса Умарка.

    «Умарк такой парень, который любит говорить громкие слова. Он вроде бы в начале сезона говорил, что «Салават» будет чемпионом. Если он говорит так, значит, был уверен в этом»«Умарк — такой парень, который любит произносить громкие слова. Он вроде бы в начале сезона утверждал, что «Салават» будет чемпионом. Если он говорит так, значит, был уверен в этом»Фото: «БИЗНЕС Online»

     Можно ли «Салават» обыграть, нейтрализовав только одно самое сильное звено?

    — Там много хороших ребят, просто Умарк и Хартикайнен особенно хорошо играют в плей-офф. С ними нам нужно было быть внимательнее. Если вы посмотрите, «Салават» в плей-офф уже чуть по-другому выступал: спортсмены отошли в оборону, ждали своего шанса. У них мастерства хватало играть на ошибках соперника.

     Линус Умарк говорил, что у него было ощущение, что они пройдут «Ак Барс».

    — Умарк — такой парень, который любит произносить громкие слова. Он вроде бы в начале сезона утверждал, что «Салават» станет чемпионом. Если он говорил так, значит, был уверен в этом. Мы прекрасно понимали, как против них играть, в чем сильные и слабые стороны. Сюрпризов для нас не имелось, да и состав у нас оказался ровнее.

    — Статистика очень хорошо показывает разницу в подходах. Лучшие звенья «Салавата» могли позволить себе играть смены чуть ли не по 2 минуты, а у вас — по 20–30 секунд. Уфа просто не смогла бы выдержать ваш темп.

    — Умарк — такой мастер, что даже после двухминутной смены опасен.  

     Если бы у вас были игроки уровня Умарка или Хартикайнена, вы бы строили команду вокруг них?

    — У нас свои игроки есть очень хорошие, которые по уровню не уступают им.

     А смог бы Умарк заиграть у вас?

    — А почему нет? Любого хорошего игрока хочется взять и внедрить в свою систему. Это, кстати, работа тренера — взять и внедрить спортсмена в свою систему. Умарк здорово ведет игру.

    «Есть момент касаемо Мэтта Фрэттина. В регулярном чемпионате он сыграл нормально, а в плей-офф прямо очень хорошо»«Есть момент касаемо Мэтта Фрэттина. В регулярном чемпионате он сыграл нормально, а в плей-офф прямо очень хорошо»Фото: «БИЗНЕС Online»

    «МЫ НЕ МОЖЕМ ВСЕХ ОСТАВИТЬ ИЗ-ЗА ПОТОЛКА ЗАРПЛАТ»

     Если отмотать время назад, имеется какое-то решение в сезоне, которое вы приняли и теперь жалеете?

    — Есть момент касаемо Мэтта Фрэттина. В регулярном чемпионате он сыграл нормально, а в плей-офф прямо очень хорошо. И нам не хватило буквально еще одной серии в плей-офф, чтобы посмотреть на него и, возможно, оставить в команде. С «Нефтехимиком» он выступил здорово, для принятия решения нам необходимо было еще понаблюдать за ним. Я бы очень хотел оставить Мэтта, но нам нужен был игрок под большинство, поэтому взяли Да Косту.

     С Эмилем Галимовым, который покинул команду в межсезонье, такая же ситуация?

    — С ним, думаю, больше финансовый вопрос был. Первое, что здорово, — Эмиль весь сезон прошел без травм. У нас имелись сомнения на этот счет, потому что в предыдущие сезоны он часто травмировался. Потом Галимов в игровом плане очень серьезный сезон провел, хотя ему помогли партнеры по звену Глухов и Лукоянов. Они много отрабатывали, а Эмиль всегда был на острие.

    Сожалею, что он покинул нас. Я вообще бы всех ребят сохранил, но так не бывает. Мы не можем всех оставить из-за потолка зарплат. У нас закрыта ведомость и, по-русски говоря, нет денег.

     Вы говорите, что хотели бы сохранить весь состав, но ведь есть опасения, что без конкуренции игроки расслабятся.

    — Не скажу, что у нас всегда играли одни и те же. Молодых ребят было много в составе постоянно. Я вам скажу, что и в следующем сезоне у нас будут молодые игроки.

     Есть молодые хоккеисты для главной команды?

    — Да, и не один. Вы обязательно их увидите. Имеется уже определенный список, в нем очень перспективные ребята. Один из кандидатов — мальчишка 2001 года рождения Илья Сафонов. Он еще в прошлом году проходил с нами предсезонку, ездил на турнир в Ригу.

    «Сожалею, что Эмиль покинул нас. Я вообще бы всех ребят сохранил, но так не бывает. Мы не можем всех оставить из-за потолка зарплат. У нас закрыта ведомость и, по-русски говоря, нет денег»Фото: «БИЗНЕС Online»

     Вы сказали, что Галимов был подвержен травмам. У новичка команды Стефана Да Косты тоже периодически возникали проблемы со здоровьем. У вас нет опасений на этот счет?

    — Стефан играет практически все плей-офф, всегда в строю. Он и в моих предыдущих командах хорошо выступал: и с Радуловым в ЦСКА, и без него. В «Локомотиве» и «Автомобилисте» у него тоже были хорошие кубковые матчи.

     В каком звене вы его видите?

    — Посмотрим еще. Может, где-то на краю, возможно, в центре.

     Другой новичок команды — нападающий Александр Бурмистров. Что сыграло решающую роль в его приглашении?

    — Это местный парень, который хорошо умеет играть на точке вбрасывания. К тому же Саша способен сыграть в разных линиях — и в сдерживающей тройке, и выйти под большинство. У Бурмистрова хороший возраст, «Ак Барс» для него что-то значит.

     Сейчас можно считать селекцию клуба завершенной?

    — Да. Мы бы и хотели кем-то усилиться, но возможностей уже нет. Следующие трансферы, думаю, будут по ходу сезона. Посмотрим, как начнем, кто и как проявит себя.

    Дмитрий Квартальнов

    Дата рождения: 25 марта 1966 года. 

    Место рождения: Воскресенск (Россия).

    Карьера в качестве игрока: «Химик» (Воскресенск) — 1982–1991; «Сан-Диего» (ИХЛ) — 1991/92; «Бостон» (НХЛ) — 1992–1994; «Амбри-Пиотта» (Швейцария) — 1994–1997; «Клагенфурт» (Австрия) — 1997–1999; «Йокерит» (Хельсинки) — 1999–2000; «Ак Барс» (Казань) — 2000–2004; «Химик» (Воскресенск) — 2005/06; «Крылья Советов» (Москва) — 2005/06; «Северсталь» (Череповец) — 2006/07.

    Достижения в качестве игрока: чемпион мира (1989), бронзовый призер чемпионата мира (1990), чемпион Европы (1989, 1991), серебряный (1989) и бронзовый (1991) призер чемпионата СССР, бронзовый призер чемпионата Швейцарии (1996), серебряный призер чемпионата Австрии (1997), серебряный призер чемпионата Финляндии (2000), серебряный (2002) и бронзовый призер (2004) чемпионата России.

    Карьера в качестве тренера: «Северсталь» (Череповец) — 2009–2012; «Сибирь» (Новосибирск) — 2012–2014; ЦСКА (Москва) — 2014–2017; «Локомотив» (Ярославль) — 2017–2019; «Ак Барс» (Казань) — с 2019 года.

    Достижения в качестве тренера: чемпион России (2015), обладатель Кубка континента (2015, 2016, 2017).

    Айрат Шамилов, Руслан Васильев
    Фото на анонсе: «БИЗНЕС Online»
    Инфографика: «БИЗНЕС Online»
    Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
    версия для печти

    Комментарии 51

    Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут.
    Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария.
    Правила модерирования.