Интернет-конференция 
26.08.2020

Олег Бачурин: «Банк Казани помогал своим клиентам преодолеть этот кризис»

Как с помощью банка быстро перезапустить бизнес и нарастить обороты

«Время — деньги» — эту расхожую фразу знают все, а бизнесмены ощущают ее на себе ежедневно. Именно скорость работы Банк Казани возвел в один из своих принципов. Второй не менее важный принцип банка — индивидуальный подход в решении проблем клиентов, востребованность которого возрастает в период кризисов и посткризисного развития. О режиме самоизоляции и путях выхода из него рассказал председатель правления ООО КБЭР «Банк Казани» Олег Бачурин в ходе интернет-конференции «БИЗНЕС Online».

Олег Бачурин: «Коронавирус — это не как предыдущий кризис, во время которого экономика вся рухнула, а потом плавно восстанавливалась, в этот раз были предприятия, которые продолжали работать активно»Фото: Андрей Титов

«ВСЕ КЛИЕНТЫ БАНКА КАЗАНИ ЗАПУСТИЛИ СВОЙ БИЗНЕС ПОСЛЕ РЕЖИМА САМОИЗОЛЯЦИИ»

— Олег Сергеевич, из-за пандемии коронавируса население и экономика испытывают определенные трудности. Наш читатель Ильшат Нуруллин задает такой вопрос: «Чем неустойчивее политическая власть и экономическое положение в стране, тем меньше народ доверяет банкам. У нас сегодня как раз такая ситуация. К тому же в экономические кризисы банки объективно не могут привлечь клиентов высокой ставкой по депозитам и низкой по кредитам. Как в такой ситуации живут банки вообще и Банк Казани в частности? Пришлось ли менять стратегию/тактику работы?»

— Действительно, коронавирус внес коррективы в работу всех предприятий — и частных, и государственных, и системообразующих, и несистемообразующих. Пострадали, а вернее, изменились абсолютно все. Говорить «все пострадали» — это не совсем корректно, потому что одни компании, например фармацевтические, наоборот, выиграли от этой ситуации, другие никак ее не почувствовали. Банк Казани работает с госгарантиями через интернет по всей России, и мы знаем, что есть много компаний, которые выполняют госконтракты, — вот они никак на себе эту ситуацию не почувствовали, потому что бюджеты на госконтракты были утверждены ранее, тендеры проводились и контракты выполнялись. Естественно, наиболее пострадала сфера услуг, но и она разделилась на два сегмента: на тех, кому было сложно вновь запустить свой бизнес после режима самоизоляции, и тех, кто просто приостановил свою работу на этот период, а после разрешения работать вышли на прежние обороты буквально в первую же неделю.

— Кто, например, так быстро восстановил свои обороты?

— Это, к примеру, часть рестораторов, у которых нишевые рестораны. У них сегодня полная посадка, особенно вечером пятницы. Ряд ресторанов — да, не поднялся. Довольно плохо себя чувствует рынок непродуктовой розничной торговли, чью нишу занял интернет. А сфера торговли в интернете поднялась в данной ситуации.

Коронавирус — не как предыдущий кризис, во время которого экономика вся рухнула, а потом плавно восстанавливалась, в этот раз были предприятия, которые продолжали работать активно. Поэтому Банк Казани как работал, так и продолжал работать. В тот момент до 40 процентов сотрудников мы переводили на «удаленку». Что самое интересное, 30 процентов так на «удаленке» и остались, потому что мы почувствовали, что так работать можно и даже удобно.

— Держать сотрудников на «удаленке» — это выгодно банку?

— Да, хотя зарплату мы никому не уменьшили. Что касается сотрудников, то они не тратят время и деньги на дорогу, больше времени проводят с семьей. И качество их работы даже улучшилось. У нас и раньше были удаленные рабочие места. Наша структура в плане контроля и информационной безопасности к этому времени была построена, десяток человек уже работали на «удаленке», и мы просто тиражировали этот опыт на других сотрудников. Мы вообще стараемся постоянно оптимизировать бизнес-процессы, чтобы быть, с одной стороны, конкурентными, с другой — чтобы было все быстро, удобно и с минимальными затратами для наших клиентов.

— Но от офисов вы все-таки не откажетесь?

— Отказываться от офисов не будем, потому что есть ряд вопросов, по которым клиентам удобнее приходить в офисы. Даже в период самоизоляции посещаемость банка была активной. Мы сначала оставили открытым только один офис в Казани, но вскоре пришлось открыть все, потому что количество вопросов, которые клиенту удобнее решать в офисе, довольно большое. Банк Казани со своей стороны помогал своим клиентам преодолеть этот кризис. Мы быстро открыли все офисы, потому что в этой ситуации у клиентов возникло много нетипичных вопросов. Знаете, когда в экономике все хорошо, у бизнеса все вопросы типичные, а когда начинаются проблемы, люди обращаются с совершенно разными вопросами.

— Кто больше любит приходить в офис — юридические или физические лица?

— Наверное, все-таки юридические. Физические лица больше приходят за обменом валюты — мы достаточно комфортные курсы держим. А у юридических лиц возникают совершенно разные вопросы. Для примера приведу такой случай. Мы всегда рефинансируем своих клиентов, а в период пандемии коронавируса к нам за помощью обратилась турфирма, которая обслуживается в одном из федеральных банков. Спрашиваем: «Чем помочь? Рефинансировать?» Отвечает: «У меня нет кредита. Проблема в другом». Оказалось, что турфирме надо было вернуть клиентам деньги за отмененные туры, но в том банке довольно высокие тарифы за перевод денег со счета юрлица на счета физлиц. Турфирма и так пострадала, а тут еще потеряет на банковских тарифах. И мы индивидуально по ним приняли решение и предложили вернуть деньги безналом с минимальной комиссией. Нестандартных вопросов имелось огромное количество, и не всегда они были связаны с кредитами и платежами, но мы в любое время стараемся идти навстречу клиентам.

— «Что вы можете сказать о рефинансировании? У вас проводится?» (Степан)

— Практически 94 процента юридических лиц, обратившихся к нам за рефинансированием, его получили.

— А почему не получили эти 6 процентов?

— По ряду причин, в частности, была просрочка по погашению кредита ранее, а коронавирус они пытались просто использовать.

— Рефинансирование реально помогло бизнесу, как считаете?

— С июня мы начали опрашивать своих клиентов, которых рефинансировали, запустились они или нет, вышли на прежние объемы или нет. И очень хорошая статистика: из 90 рефинансированных в июне клиентов всего двое не запустили свой бизнес, и это были рестораторы, которым в то время просто нельзя было работать. А июльский опрос показал, что все наши клиенты запустили бизнес, кроме одного, который из-за снижения прибыли думает, стоит ли продолжать этот бизнес. Поэтому, считаю, мы поработали очень хорошо.

— «ЦБ РФ рекомендовал банкам до 31 декабря продолжать реструктурировать кредиты пострадавшим от коронавируса гражданам. Много ли у вас таких клиентов?» (Андрей Федоров)

— Центробанк — молодец, что сделал такой правильный посыл и дал нам возможность рефинансировать, но уже в июле таких обращений практически не было. Сейчас все бизнесы стремятся как можно быстрее получить кредит, чтобы залить деньги в оборот, и какие-то льготы по обслуживанию. Мы сегодня рассматриваем возможность снижения тарифных планов, чтобы минимизировать нагрузку на бизнес на стартовом этапе. Мы, в отличие от некоторых банков, ни на день не останавливали работу офисов и не замораживали ни одну из программ. Некоторые банки, например, замораживали кредитование юрлиц: ты сначала выживи, а потом мы тебя поддержим…

— То есть банки так хотели минимизировать свои риски?

— Да. А мы приняли для себя решение помогать бизнесу выжить в этот сложный период.

— Сохранив таким образом своих клиентов.

— И даже приобретя новых! В кредитовании мы не отказывали практически никому.

«В январе – феврале в Банке Казани был отток вкладов, но он связан с тем, что у нас достаточно большой профицит ликвидности и мы пытаемся снизить стоимость фондирования»

«ОБОРОТ НА СЧЕТАХ КЛИЕНТОВ ГОВОРИТ О ВОССТАНОВЛЕНИИ АКТИВНОСТИ БИЗНЕСА»

— «Мне кажется, банки можно считать зеркалом деловой активности в городе, регионе, стране. Что чувствует Банк Казани сегодня: оживление в экономике пошло? В каких слоях лучше ситуация — в крупном бизнесе, среднем или малом предпринимательстве? В какой сфере больше активность? Что делают физлица — несут деньги в банк или, наоборот, снимают свои вклады и покупают валюту?» (Владимир Кривоносов)

— Мы провели внутренний анализ по оборотам на счетах своих клиентов, что и характеризует деловую активность. В апреле – мае падение составило порядка 25–30 процентов, а на текущий момент оборот полностью восстановлен. И по заявкам на кредиты мы заметили повышение активности бизнеса. По кредитным ставкам Банк Казани — не самый дешевый, но мы стараемся выдавать кредиты очень быстро, у нас есть продукты, которые мы выдаем юрлицам в течение одного дня. Люди приходили к нам и говорили, что им не важна ставка, главное — быстро получить кредит, чтобы запустить бизнес сейчас, иначе их место просто займут те, у кого есть деньги. Так что наш сегмент клиентов свой бизнес полностью восстановил. Как я уже сказал, проблемы испытывает розничная торговля товарами массового потребления — одежды, обуви и т. п. Но с этой категорией бизнеса мы не работаем.

— Чтобы понять репрезентативность вашей статистики, хотелось бы знать, сколько всего у вас клиентов-юрлиц и каковы доли по отраслям?

— «Физики» — 90 процентов и 10 — юридические лица. Если брать кредитование, то там 70 на 30. По отраслям преобладает сфера торговли — 26 процентов, строительство — 16 процентов, производство — 12, транспорт — 6 процентов и так далее.

— А как себя вели физлица в этот период: снимали свои вклады или, наоборот, несли к вам деньги, чтобы сохранить хоть что-то?

— В период самоизоляции никто ничего не нес и ничего не забирал. И такая статистика практически по всем банкам. Да, часть вкладов забрали, но это и логично: у кого-то прекратились поступления, и люди забирали часть вклада на жизнь.

В январе – феврале в Банке Казани был отток вкладов, но он связан с тем, что у нас достаточно большой профицит ликвидности и мы пытаемся снизить стоимость фондирования. Мы уже не раз говорили, что достигли своей цели — 50 на 50. Если региональные банки зачастую фондируются деньгами «физиков», то у нас фондирование за счет денег физлиц ровно 50 процентов, а другая половина — это средства юридических лиц. Депозиты юрлиц мы тоже активно выдаем. В прошлом году запустили услугу онлайн, и любое юрлицо, решив перевести деньги с расчетного счета на депозит, может сделать это в два клика.

— Фондирование 50 на 50 — это для устойчивости банка? Но ведь не все банки придерживаются такой политики, отдавая предпочтение «физикам» или «юрикам».

— Есть банки, которые занимают более рисковую позицию, а мы для себя решили, что будем диверсифицировать свой портфель. В том числе по отраслям — мы отслеживаем, чтобы не уходили только, например, в нефтянку или в торговлю, фармацевтику. Да, это хорошие отрасли, но бывают различные перепады в экономике, когда отрасль может проседать. А когда у тебя портфель диверсифицированный, чувствуешь себя достаточно свободно, поскольку даже если какая-то отрасль просядет, то все остальные тебя поддержат. С фондированием то же самое: если, например, в силу каких-то причин «физики» начнут забирать вклады, то этот отток ликвидности мы свободно переживем за счет средств «юриков», и наоборот.     

— «Мне кажется, что в Татарстане более активно, чем ранее, стало воздействие таких банков, как ВТБ, даже сильнее, чем Сбербанка. Как думаете, почему? Или я ошибаюсь?» (Павел)

— Федеральные банки действительно активны, потому что Татарстан — очень лакомый регион для них. А сравнивать ВТБ и Сбербанк по их активности я не стал бы, потому что есть и другие банки и все они активно работают.

К сожалению, пока не все люди понимают, что их пароль от системы — это то же самое, что и кошелек «К сожалению, пока не все люди понимают, что их пароль от системы — это то же самое, что и кошелек» Фото: pixabay.com

— «Все больше наша жизнь становится зависимой от цифры, а пандемия коронавируса ускорила и углубила этот процесс. И банки — в первых рядах цифровизации своих процессов. Но от мошенников так никто практически и не застрахован на 100 процентов. Как в Банке Казани с цифровой безопасностью обстоят дела? Часто ли вашу систему взламывают и у клиентов снимают деньги?» (Альмир)

— Мы в основном используем отечественные разработки в сфере защиты, и есть целый комплекс мер. Подробно на этом останавливаться не стану, скажу одно: будь то крупный или небольшой банк, информационная безопасность — это то ключевое направление, которое есть в стратегии, и бюджеты данного направления достаточно высоки. В Банке Казани есть комитет по информбезопасности, который я сам возглавляю. Естественно, мы стараемся максимально защитить как банк в целом, так и своих клиентов. Случаи мошенничества действительно есть, и в федеральных банках они более развиты, поскольку мошенникам это выгоднее — атаковать небольшие региональные банки дорого по себестоимости. Хотя, конечно, исключать подобного нельзя.

Но основные атаки идут не на банк, а на клиентов. К сожалению, пока не все люди понимают, что их пароль от системы — это то же самое, что и кошелек. Когда незнакомый человек, представляясь сотрудником банка, спрашивает их пароль клиента банка, некоторые его называют. Наверное, это больше вопрос не к банкам, а к уровню образованности клиентов в данном вопросе. Взрослое поколение воспринимает банковскую карточку как кусок пластика, а деньги — только в кошельке. Поэтому пароль они могут отдать незнакомцу, а кошелек — нет. В сознании каждого должно появиться, что пароль — это деньги. Такая же проблема с электронной подписью, с помощью которой не только деньги можно снять, а подписать любой договор от лица компании. К сожалению, мы пока видим, что не все юридические и физические лица относятся к электронной подписи с должным вниманием. Никто, наверное, не подпишет 10 пустых листов, а вот цифровую подпись с легкостью отдают в другие руки.

В Банке Казани есть системы, которые позволяют и закрыть банк от внешнего проникновения, и отслеживать аномалии со стороны клиентов, когда идут нетипичные платежи. В таких случаях мы останавливаем платежи и звоним клиенту для подтверждения. И с клиентами мы работаем — раздаем памятки, проводим разъяснительные беседы, каждый раз, когда выдаем карту, напоминаем, что это и есть кошелек. На телефон приходит СМС для подтверждения снятия денег, у многих есть мобильное приложение банка, поэтому и телефон становится кошельком, его нельзя отдавать незнакомым людям.

Считаю, не столько увеличился интеллектуальный потенциал мошенников, сколько пока не высока финансовая грамотность нашего населения.


«ПРИБЫЛЬ ЗА 7 МЕСЯЦЕВ СОСТАВИЛА 63,2 МИЛЛИОНА РУБЛЕЙ»

— Каковы итоги работы Банка Казани за 7 месяцев, можно ли спрогнозировать итоги по году?

— Портфель у нас составляет более 6 миллиардов рублей. Мы не просели и не выросли, это тот объем, который нам комфортен. И здесь у нас была проведена диверсификация: портфель мы разделили на портфель гарантий и портфель кредитов, каждый из которых примерно по 6,5 миллиарда. Прибыль за 7 месяцев составила 63,2 миллиона рублей. Это выше, чем в прошлом году за аналогичный период. За весь 2019-й мы заработали чуть больше 100 миллионов.

Скажу прямо: на текущий момент мы пересматриваем бюджет ежеквартально и даже порой ежемесячно, и это связано с тем, что меняется и внешняя, и внутренняя ситуация, правительством и Центральным банком применяются какие-то временные меры. Конечно, все это очень сильно влияет на нашу прибыль. Если перед началом режима самоизоляции мы пересмотрели свой бюджет и решили, что сработать близко к нулю — это нормально, то сегодня мы понимаем, что отрасли наших клиентов сильно не просели и наши доходы не просядут. Жизнь не остановилась, она довольно быстро восстановилась.

— Но специалисты говорят, что осенью коронавирус может опять вернуться вместе с другими сезонными вирусами…

— Поэтому я сейчас не буду строить прогноз по итогам года. Хорошо бы закончить его не хуже, чем предыдущий, но впереди осень с коронавирусом и выборами.

— Коронавирус — понятно, а как выборы могут повлиять на работу банка?

— Выборы могут повлиять прежде всего сменой руководства. Это у нас, в Татарстане, все стабильно и есть системность в исполнении выбранной стратегии, а в других регионах не так. Мы же по госгарантиям работаем со многими регионами, а смена власти часто подразумевает смену вектора развития. Например, сегодня в Татарстане банковские гарантии стабильно идут и в федеральных программах, и в республиканских, объем работ большой. Если все это станет и дальше так продолжаться, то все будет здорово и даже какие-то ограничения из-за коронавируса роли не сыграют.

— «Чем докажете устойчивость Банка Казани? Все банкиры красиво говорят, а потом оказывается, что многомиллиардная дыра в бюджете. Мусин — тому пример…» (Аркадий)

— Конечно, когда один банк падает, нет ничего хорошего всем остальным — доверие к банкам тоже падает… Первое, на что надо смотреть, — это проверки Центрального банка. В начале текущего года Банк Казани успешно прошел такую проверку, и это служит гарантией его устойчивости. Грань между бизнес-рисками и мошенничеством у любой компании тонкая. У нас есть «просрочники» по кредитам, и первое, что мы пытаемся определить, — что привело к этому: бизнес-риски или мошенничество. Если бизнес-риски, тогда мы идем по стандартной процедуре — судимся, изымаем залоги, банкротим. Но случаи мошенничества, к сожалению, тоже бывают среди наших заемщиков, и тогда мы обращаемся в компетентные органы.

С осени 2018 года Центральный банк централизовал текущий банковский надзор, который ранее осуществляли региональные его подразделения. Поэтому мы сегодня подотчетны напрямую Москве, одному из департаментов ЦБ «С осени 2018 года Центральный банк централизовал текущий банковский надзор, который ранее осуществляли егорегиональные подразделения. Поэтому мы сегодня подотчетны напрямую Москве, одному из департаментов ЦБ» Фото: «БИЗНЕС Online»

 — Просрочка растет или сокращается?

— На текущий момент она убывает, потому что в 2018 году мы активно проводили работу по снижению среднего чека и выявили ряд клиентов, у которых большой кредит взят давно, и они не в состоянии эту сумму переварить. И мы начали работать с ними. Именно сейчас виден результат этой работы — очень много погашений кредитов по проблемным клиентам. Наверное, из-за коронавируса кто-то из клиентов допустит просрочку, но это объективно. Даже если предприниматель запустил свой бизнес, требуется время на наращивание объемов. Мы это понимаем и даем время, реструктуризируем кредиты.

— Вернемся к вопросу доказательства устойчивости Банка Казани…

— Второе, на что может посмотреть потенциальный клиент, — это отчетность банка. У нас она прозрачна, в полном объеме публикуется на нашем сайте. Один из основных показателей — объем резервов. Если доля создаваемых резервов по отношению к совокупному объему кредитного портфеля находится на уровне средних значений по банковскому сектору, это означает, что у банка нет каких-либо проблем и он просто создает страховую подушку для покрытия возможных потерь за счет зарабатываемой прибыли, и в дальнейшем при возникновении проблем у кредитуемых клиентов другие клиенты не пострадают. Отчетность Банка Казани есть и на сайте Центробанка.

Кроме того, с осени 2018 года Центральный банк централизовал текущий банковский надзор, который ранее осуществляли его региональные подразделения. Поэтому мы сегодня подотчетны напрямую Москве, одному из департаментов ЦБ. Естественно, они абсолютно непредвзяты, и с ними работать вполне комфортно. Вот говорят, что есть какие-то нападки на маленькие банки, но мы на себе такого не ощущаем. Они и хорошее в нашей работе подчеркивают, и на недочеты указывают. Если раньше между проверками ЦБ банки два года жили довольно вольготно, то сегодня такого нет, потому что идет ежемесячный контроль в онлайн-режиме. На мой взгляд, это хорошая и верная методика — лучше предотвращать недочеты и нарушения, чем их исправлять радикальными мерами.

— Вы назвали Банк Казани маленьким…

— Я считаю, что большие банки — это топ-50 или даже топ-30. А Банк Казани на сегодняшний день занимает 165-е место в России по величине собственного капитала и 175-е — в рейтинге по показателю величины активов.

— А амбиции стать крупным федеральным банком у вас есть?

— Есть амбиции больше расти по прибыли. Что касается федерального уровня, то госгарантии мы выдаем практически по всей России. В объемах мы расти не можем, потому что это связано с капиталом. К примеру, госгарантии мы выдаем очень активно и можем наращивать этот портфель, но есть нормативы ЦБ, которые не позволяют держать портфель активов больше определенной суммы по отношению к капиталу. Свой капитал Банк Казани растит исключительно за счет прибыли. Каждый год мы направляем прибыль на увеличение капитала, и Банк Казани растет плавно.

Бренд Казани банку на руку. Кроме того, все видят, что в структурах власти в Москве много выходцев Татарстана, и это тоже играет для нас положительную роль «Бренд Казани банку на руку. Кроме того, все видят, что в структурах власти в Москве много выходцев Татарстана, и это тоже играет для нас положительную роль» Фото: «БИЗНЕС Online»

«КАКИМ-ТО БАНКАМ КРЕДИТОВАТЬСЯ ПРИХОДИТСЯ, А НАМ — НЕТ»

— Госгарантии по стране вы выдаете онлайн, а офисы за пределами Казани есть?

— Есть офисы в Москве, Нижнем Новгороде, Набережных Челах и Нижнекамске.

— В Москве хорошо отнеслись к названию «Банк Казани»?

— Очень даже здорово отнеслись! Мы думали, что в первую очередь клиентами станут те компании, которым мы выдавали госгарантии. А первой пришла бабушка: «О, Казань! У вас же там все хорошо!» И открыла вклад… Бренд Казани банку на руку. Кроме того, все видят, что в структурах власти в Москве много выходцев Татарстана, и это тоже играет для нас положительную роль. Свой офис в Москве мы уже окупили.

— Планируете расширять сеть по стране?

— Сеть сильно расширять не планируем, потому что достаточно нескольких офисов для решения каких-то нетипичных вопросов. Мы рассматривали еще ряд крупных городов, но из-за коронавируса пока непонятно, как будет развиваться экономика в других регионах. В Татарстане мы видим поддержку предпринимательства со стороны властей и сильные вливания в экономику по госконтрактам, поэтому здесь можно работать. Не хочется попасть в регион, где такой поддержки бизнеса нет.

— Но нацпроекты по всей стране реализуются, деньги всем выделяются…

— Знаете, деньги выделяются везде, но расходуют их по-разному… Сравните Казань по состоянию дорог и благоустройству с некоторыми российскими городами — разница колоссальная! А чтобы поддерживать хорошее состояние города, представляете, сколько это рабочих мест?..

— «Сбербанк имеет филиалы в других странах, а у вас есть филиалы в других государствах? Если нет, то что мешает этому?» (Валера)

— Таких филиалов у нас нет и не планируется. Но, если бизнес клиента будет развиваться в другую страну, мы его поддержим. Кстати, недавно мы давали гарантии китайцам, когда компания из Татарстана выполняла их заказ. В Китае и Казахстане принимают гарантии Банка Казани. Да, этот продукт для нас нестандартный, но опыт такой уже есть.

— Читатель Иванов спрашивает: «У вас есть кредиты от Внешэкономбанка или других банков? Если есть, на какую сумму?» Банкам вообще приходится кредитоваться? На какие цели?

— Каким-то банкам кредитоваться приходится, а нам — нет. Мы сами кредитуем, в основном Центральный банк.

— Банк Казани кредитует Центральный банк?!

— Все банки открывают свой корсчет в Центральном банке, и, когда ЦБ проводит аукцион для привлечения денежных средств на определенные срок и нужды, все банки вправе участвовать.

— Под какой процент Центробанк берет кредит?

— Ниже ключевой ставки, но это оправдано абсолютной безрисковостью сделки. А вообще, рынок межбанковского кредитования существует, но этим чаще пользуются крупные банки для привлечения ликвидности в момент какой-то крупной сделки.

Почему у нас профицит почти 3 миллиарда рублей, который мы держим на счетах в Центральном банке? Потому что мы часть кредитного портфеля заменили портфелем госгарантий «Почему у нас профицит почти 3 миллиарда рублей, который мы держим на счетах в Центральном банке? Потому что мы часть кредитного портфеля заменили портфелем госгарантий» Фото: «БИЗНЕС Online»

 «В РЕЙТИНГЕ MARKSWEBB БАНК КАЗАНИ ВХОДИТ В 10–20 ЛУЧШИХ БАНКОВ СТРАНЫ»

— «Ваш банк, я смотрю, хочет, как Тинькофф работать — дистанционно и так далее. Что у вас лучше, чем у них, а в чем вы хотели бы их догнать, то есть улучшить?» (Гумер)

— «Тинькофф» на «дистанционке» специализируется, они молодцы, что нашли свою нишу. Банк Казани полностью дистанционным быть не хочет, чтобы у клиентов существовал выбор. Но наша задача, чтобы все операции, которые проводятся в офисе, можно было произвести и в интернет-банке. На текущий момент решения этой задачи мы практически добились, за исключением тех операций, для которых законодательно требуется первичное присутствие клиента, например, чтобы провести идентификацию. «Тинькофф» для этого направляет своих курьеров, а мы курьерской службой пока не пользуемся. Хотя пилотный проект по удаленной идентификации у нас был, и, возможно, в ближайший год мы к этому придем.

Что касается того, какие процессы мы хотим улучшить… Знаете, мы уже три года участвуем в рейтинге агентства Markswebb и по многим позициям входим в 10–20 лучших банков страны. Что удивительно, в этом рейтинге нет банков, кроме нашего, которые в общем списке находятся ниже сотни. Кроме составления рейтинга, это агентство делает анализ плюсов и минусов банков. Рейтинг для нас не столь важен, а вот анализ недочетов более интересен. Два года мы участвовали в рейтинге по физлицам, а в этом году впервые по юрлицам и разным показателям заняли 19–20-е место. Хорошо, конечно, быть первыми в данном рейтинге, но это требует больших вложений. Мы каждый год, работая над ошибками, стремимся занять все более высокое место. Что особенно ценно, в этом рейтинге банковские сервисы тестируют обычные люди и высказывают свое мнение.

— «Что изменилось в работе Банка Казани в связи с пандемией и негативной ситуацией в экономике? Пришлось ли внедрять новые продукты?» (Ильгизар Зарипов)

— Нет, новые продукты мы не разрабатывали, вполне достаточно существующих. Клиенты обращаются с разными просьбами, не только за рефинансированием. Самое главное — индивидуальный подход в решении проблем клиентов. Такому небольшому банку, как наш, это сделать проще — нет большой вертикали согласований. Наш кредитный комитет собирается 2 раза в неделю, но, чтобы выручить клиента, может собираться хоть каждый день. Например, некоторые клиенты хотят досрочно погасить свой кредит, чтобы он не давил на бизнес.

— И вы идете на досрочное погашение без всяких условий? Банкам же подобное невыгодно, и многие выдвигают жесткие условия. Предприниматели жалуются на это…

— Абсолютно никаких дополнительных условий мы не выдвигаем. Единственное требование — за 30 дней предупредить о полном досрочном погашении кредита.

— «Банк Казани предоставляет банковскую гарантию, за что спасибо от лица предпринимателей. Но разве банку это выгодно — суммы там и процент небольшие? Или „курочка по зернышку клюет“?..» (Жуков А.)

— Объясню. Чтобы выдать кредит, мы привлекаем деньги с депозита своих клиентов, и наша маржа в этом случае — разница между ставками депозита и кредита. В данную маржу «зашиваются» коэффициент риска на весь портфель и трудозатраты. Что остается сверх этого — прибыль банка. Кстати, часто спрашивают, почему после уменьшения ключевой ставки процент по кредитам не уменьшается. Да потому, что мы эти деньги привлекаем на полгода-год по предыдущим ставкам, и, чтобы вся наша экономика «срослась», ставки по депозитам мы изменяем сейчас, а ставки по кредитам — только через полгода.

А что происходит по гарантии? Первое — для гарантии не требуется фондирование, то есть деньги вкладчиков не нужны. Почему у нас профицит почти 3 миллиарда рублей, который мы держим на счетах в Центральном банке? Потому что мы часть кредитного портфеля заменили портфелем госгарантий. И уходит самая большая статья расходов в процентной ставке по кредиту — за фондирование. Второе — коэффициент риска по гарантиям ниже, чем по кредитам, потому что мы выдаем госгарантии, где компании проверяет и тендерная площадка. Третье — сопровождение кредита более затратное, а госгарантию выдал, и все.

— При выдаче госгарантии бывали случаи мошенничества или когда у компании что-то не получилось?

— Мошенничества не было, а что-то не получалось — да, бывает. Но процент таких случаев очень низкий. Для понимания: банковской гарантией мы поручаемся за клиента какой-то суммой перед государством. Если клиент не выполнил свою работу, то нам предъявляют гарантию и мы выплачиваем полную сумму, но выставляем ее клиенту, который должен нам ее вернуть в течение определенного срока. И возвратность по госгарантиям гораздо больше. К тому же суммы госгарантий небольшие, например по экспресс-гарантиям — до 10 миллионов рублей.

— «В чем разница между банковской гарантией и банковской гарантией в формате „экспресс“? Можно ли оформить БГ, если контракт заключен в Нижнем Тагиле?» (Ирина)

— Экспресс-гарантия выдается онлайн, без посещения офиса, она до 10 миллионов рублей и выдается по всей России.

— А какая сумма по обычной госгарантии?

— Норматив нам позволяет выдавать до 500 миллионов рублей на одну компанию.

— И какая самая большая сумма гарантии, которую вы выдали?

— Была гарантия чуть более 400 миллионов, но она уже закончилась. Из действующих есть гарантия более 300 миллионов.

— «Какие ставки по банковской гарантии сейчас? Брал год назад у вас. Изменились?» (Николай)

— На текущий момент ставка 2,4 процента для тех, кто повторно обращается к нам за госгарантией, а для тех, кто обращается впервые, — 2,7 процента.

Когда разрабатывали стратегию развития банка, у нас была мысль заниматься монетами, золотом. Но когда мы начали вычищать свои продукты, отказались даже от ипотеки, потому что у нас нет «длинных» дешевых денег государства «Когда разрабатывали стратегию развития банка, у нас была мысль заниматься монетами, золотом. Но, когда мы начали вычищать свои продукты, отказались даже от ипотеки, потому что у нас нет «длинных» дешевых денег государства» Фото: pixabay.com

«PAYCONTROL — ЭТО ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЗАЩИТА ОТ МОШЕННИЧЕСТВА»

— «Если я самозанятый, могу ли получить кредит в Банке Казани и какие документы мне нужно предоставить? Можно ли самозанятому рефинансировать имеющиеся кредиты?» (Ильнар)

— Да, все можно. Еще в прошлом году мы решили, что выделять самозанятых в какую-то отдельную категорию будет неуважительно по отношению к ним. Для нас самозанятый — это гражданин, который официально получает доход и платит налог. По любой действующей у нас программе он может обратиться.

— А вообще, физические лица часто обращаются за рефинансированием своего кредита?

— Да, процент обращений довольно большой — более 20 от всей выдачи.

— Физлица какие обычно суммы кредита берут?

— В среднем до миллиона, 700–900 тысяч рублей. Но могут взять любой кредит — до 500 миллионов в одни руки. Но для этого должны быть подтверждены официальные доходы человека.

— «Являюсь вашим клиентом, недавно узнал, что у вас появилась услуга PayControl. Могу ли я самостоятельно подключить услугу PayControl без посещения офиса? Если да, то как именно?» (Денис)

— PayControl — это дополнительная защита от мошенничества юридически значимой подписи документа, которая хранится в мобильном телефоне. Подключить данную услугу можно самостоятельно, позвонив в контакт-центр банка. Просто надо поставить мобильное приложение, и все заработает. Советую всем нашим клиентам. Во-первых, это очень высокая степень защиты, во-вторых, это удобно, потому что мобильный телефон всегда с собой. По статистике, если человек забыл дома телефон, он обнаружит это в течение 5–10 минут, в то время как о забытом кошельке, паспорте или правах вспомнит не сразу. Поэтому мы решили, что телефон наиболее защищен с точки зрения того, что владелец буквально не выпускает его из рук.

— «Нужны средства на исполнение контракта. Контракт — первый, могу ли я рассчитывать на положительное решение банка при выдаче кредита?» (Начинающий предприниматель)

— На первый контракт у нас предусмотрена определенная процедура, потому что это стартаповский риск. Мы стараемся помогать своим клиентам развивать бизнес, а не брать на себя их риски начала бизнеса. Но, когда обращаются, все равно рассматриваем.

— Что конкретно вы рассматриваете?

— Чем можно нивелировать риски. Возможно, эта компания уже вела какую-то деятельность и впервые решила принять участие в госзакупках. Понятно, что контракт — первый, но мы рассматриваем бизнес в целом, его устойчивость. Если даже компания контракт не выполнит и мы заплатим госгарантию, то у компании есть чем покрыть наши убытки. Надо понимать, что банк — это тоже бизнес и деньги не наши, а вкладчиков, и мы не можем ими сильно рисковать.

— А если начинающий предприниматель в залог банку может предложить только свое единственное жилье? Вы такие залоги принимаете?

— Мы анализируем предложенный залог. Если по каким-то причинам нам этот залог не подходит, мы, естественно, его не берем. Здесь нет универсальных ситуаций и ответов, к данному вопросу мы тоже подходим индивидуально. Некоторые думают: «Что может дать в залог начинающий бизнес, если фирма пока ничего не имеет?» На самом деле можно заложить свое имущество и даже имущество третьих лиц. Вариативность огромная.

— «Чем ваши экспресс-кредиты отличаются от известных микрофинансовых, которые заполонили страну?» (Марат)

— «Экспресс» — это значит быстро, мы такие заявки рассматриваем в течение 8 часов и даем ответ. Это до 10 миллионов рублей.

— «В СМИ пишут, что сегодня выгодное вложение — только золото. А вы как считаете? В вашем банке его можно приобрести? В слитках продаете или только в монетках? Слитки разные по весу/цене?» (Юсупов Дамир)

— Мы не занимаемся продажей золота. Когда разрабатывали стратегию развития банка, у нас была мысль заниматься монетами, золотом. Но, когда мы начали вычищать свои продукты, отказались даже от ипотеки, потому что у нас нет «длинных» дешевых денег государства. А без этого заниматься ипотекой слишком рискованно. У нас даже деньги муниципальных предприятий составляют незначительную часть пассивов, хотя город является одним из наших акционеров. Мы работаем только в рынке и привлекаем деньги вкладчиков и юридических лиц.

— Если у вас даже нет денег муниципалитета, он вам не дает средства для развития, то какая выгода от такого акционера?

— «Выгода от акционера» — понятие относительное… Это банк должен приносить выгоду акционерам.

— И какая выгода муниципалитету от Банка Казани?

— Во-первых, банк платит налоги, во-вторых, дивиденды — акционерам. Правда, последний раз это было два года назад. Каждый год выносим на обсуждение акционеров вопрос, куда направить прибыль — оставить в капитале или выплатить дивиденды. Пока принималось решение оставить в капитале.

— «Какая ключевая ставка планируется на осень? Ставки по депозитам и кредитам — в какую сторону ждать изменений и ждать ли? Курс рубля до какой планки может упасть по отношению к доллару и евро? Ожидать ли народу дефолт?» (Маршида)

— Мы не ощущаем возможности дефолта. Что касается прогнозов, то пока сложно сказать что-то определенное.

«Поскольку я уже работал в этом банке, принять предложение возглавить правление было проще, чем если бы меня позвали на эту должность в другой банк, и не факт, что я его принял бы» «Поскольку я уже работал в этом банке, принять предложение возглавить правление было проще, чем если бы меня позвали на эту должность в другой банк, и не факт, что я его принял бы» Фото: Андрей Титов

«У НАС ПРАВЛЕНИЕ ЧИСТО РАБОЧЕЕ, В НЕМ ВСЕГО ТРИ ЧЕЛОВЕКА»

— «Переманиваете ли вы кадры из других банков? Какими качествами должен обладать сотрудник высшего звена — ваш партнер?» (Максим Ф.)

— Переманивать — это, наверное, громко сказано, хотя все банки ищут профессионалов на рынке под какие-то свои цели. Это задача управления по работе с персоналом, и они могут выполнять ее разными путями. Но мы все-таки стараемся, чтобы росла в своих компетенциях наша команда.

— А какое главное качество должно быть у топ-менеджмента?

— Ответственность и системность. Если мы говорим про топ-менеджмент, то ответственность на первом месте, потому что мы отвечаем за деньги клиентов и муниципальных организаций.

— «Сколько у вас сотрудников и сколько они получают? С какими компетенциями вам нужны сотрудники? Есть ли вакансии?» (Зуфар)

— На данный момент сотрудников — 380, средняя зарплата — около 43 тысяч рублей. Но надо понимать, что у сотрудников «первой линии», кто занимается продажей продуктов банка, зарплата состоит из двух частей — небольшого оклада в 25–30 тысяч рублей и процентов от сделок, в итоге наиболее активные зарабатывают 80–100 тысяч рублей. Но, чтобы столько зарабатывать, надо уметь продавать, общаться с клиентом, уметь ему что-то предложить по его потребностям. Навязать что-то клиентам невозможно — они грамотные сегодня.

— Одно дело — закрепить клиента, который сам пришел в банк, другое — найти нового и привлечь его. Поощрение сотрудников варьируется?

— Да. В поисках новых клиентов мы анализируем многие источники, в том числе «БИЗНЕС Online» — ваши обзоры деловой активности. У нас сегодня очень сильная команда работает на «первой линии», я очень доволен ими.

— Какой средний возраст сотрудников, в основном молодые?

— В основном молодые. Хотя такой задачи мы себе не ставим, у нас нет отсечки по возрасту. Главное, человек должен быть энергичным.

— Вакансии есть?

— Возникают периодически, мы размещаем заявки на сервисах по персоналу.

— «Мне непонятно, для чего в банках избирают правление банка? Например, в ТФБ в правлении был премьер-министр Халиков, и что, это спасло банк? У вас кто в правлении банка находится?» (Аркадий)

— У нас правление чисто рабочее, в нем всего три человека — я и два моих заместителя, профессиональная команда.

— «Тяжело ли было принять решение стать председателем правления? Чувствуете ли свои возможности? Влияете ли на процессы? Как оцениваете то время, которое отработали в БК?» (Максим Федоров)

— Решение действительно было непростым, потому что очень большая ответственность. Поскольку я уже работал в этом банке, принять предложение возглавить правление было проще, чем если бы меня позвали на эту должность в другой банк, и не факт, что я его принял бы. А в Банке Казани я к тому времени проработал уже несколько лет, знал всю работу изнутри, участвовал в создании стратегии развития. Но любое решение принимать сложно, пришлось взвешивать все «за» и «против».

— А руководить-то вам дают? Свобода в управлении у вас есть?

 — Все тактические решения всегда за мной. С акционерами мы определили стратегию развития, бюджеты. Но тактика — за правлением. Акционеров такая схема полностью устраивает, это позволяет не находиться постоянно в банке. Для оперативного управления есть мы, члены правления. Еще раз подчеркну: правление — это абсолютно рабочий орган управления банком, команда профессионалов. Акционеры выказывают нам полное доверие и поддержку, не вмешиваясь в тактические вопросы. И это правильно.

«Какое самое трудное решение было принято вами на посту председателя правления банка?» (Игорь)

— Все решения сложные, потому что большая ответственность, и в то же время простые, если их осознанно принимать.

— Газету «БИЗНЕС Online» часто читаете? Ваши пожелания как читателя?

— Я утро начинаю с того, что открываю ваше издание. И в обед смотрю, потому что у вас в это время выходит новая статья на тему дня. Мне нравится, что вы компонуете все самое нужное для республики, причем и федерального, и муниципального уровня: все, что нужно для работы и что мне интересно. Нравится, что газета часто меняется, затрагивает порой необычные темы, проводит конкурсы, в том числе совместно с Банком Казани. Меня в вашей газете все устраивает и как читателя, и как бизнесмена. Работать с вами очень приятно.

— Спасибо за интересный и полезный разговор, Олег Сергеевич!

На правах рекламы

Видео:

Бачурин Олег Сергеевич родился 18 октября 1983 года. Окончил факультет ВМК КГУ по специальности «системный программист» (2006), прошел повышение квалификации по специальности «инновационный менеджмент» в КФУ в рамках президентской программы подготовки управленческих кадров (2014).

До 2014 года — работа в ОАО АКБ «Энергобанк», ОАО «Ипотечное агентство РТ», ОАО «АИКБ „Татфондбанк“».

2014–2018 — руководитель управления автоматизации и технологий в ООО «КБЭР „Банк Казани“». Также руководил подразделениями клиентских программ, потребительского кредитования, отделами по работе с корпоративными клиентами, андеррайтинга и рефинансирования.

С 16 апреля 2018 года по настоящее время — председатель правления ООО КБЭР „Банк Казани“».

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (8) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    26.08.2020 08:38

    Действительно, хороший, а главное стабильный банк.

  • Анонимно
    26.08.2020 09:13

    Отлично работает с МСБ, в отличии от всех остальных.

  • Анонимно
    26.08.2020 10:00

    По гарантиям они отлично отрабатывают. По личному опыту знаю

  • Анонимно
    26.08.2020 10:18

    Олег вообще молодец, знаю его лично. Целеустремленный и грамотный! Удачи ему!

  • Анонимно
    26.08.2020 12:29

    Чем больше малых банков, тем лучше. Большое монстеры неповоротливы. Поэтому радует. Что в республике ещё росыпь независимых банков.

  • Анонимно
    26.08.2020 14:02

    Малый и быстрый, клиента не динамят, успехов!

  • Анонимно
    26.08.2020 14:41

    парень очень толковый, далеко пойдет, могут переманить и в столичный банк

  • Анонимно
    26.08.2020 14:41

    Олег умный и порядочный, знаю лично

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль