• $75.45-0.02
  • 90.030.14
  • 48.15-0.46
  • за все время
  • сегодня
  • неделя
  • год
    комментарии 328 в закладки

    Дмитрий Хафизов: «Когда Казанская икона вернется, Россия обретет прежнее могущество»

    Кто вернул икону в столицу РТ, о чем говорили Камиль Исхаков и папа римский, где сегодня первоявленная и при чем тут старообрядцы. Часть 1-я

    На этой неделе, 4 ноября, в России отметили не только День народного единства, но также и важный для православного мира День почитания Казанской иконы Божией Матери. «У вас впервые расскажу эту историю целиком. «БИЗНЕС Online» я уважаю, потому вам доверяю», — начал свой увлекательный рассказ о возвращении чудотворной Казанской иконы Божией Матери участник всех тех событий, советник мэра Казани по вопросам религии Дмитрий Хафизов на интернет-конференции с читателями нашей газеты.

    Дмитрий Хафизов: «Патриарх Алексей II взял у нас слово, что у нас восстановится и монастырь, тогда он вернет икону в Казань. Так и случилось» Дмитрий Хафизов: «Патриарх Алексий II взял с нас слово, что у нас восстановится собор и монастырь, тогда он вернет икону в Казань. Так и случилось» Фото предоставлено Дмитрием Хафизовым

    БЕЗ КОГО КАЗАНСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ НЕ ВЕРНУЛАСЬ БЫ В КАЗАНЬ?

    — Дмитрий Иосифович, всех интересует, кому пришла идея привезти Казанскую икону Божией Матери из Ватикана, какую роль в этом деле сыграли лично вы?

    — Знаете, вопрос вроде бы простой, а на самом деле я считаю его основным на сегодняшний день. Дело в том, что это самая интересная тема и есть. Потому что ничего не происходит случайно. Все в руках Господа, мы являемся его орудием. Я хочу сразу расставить точки над i. У вас впервые расскажу эту историю целиком. Потому что я много слышал воспоминаний разных людей, которые себя относят к возвращению той самой иконы.

    — Да, и Рафаэль Хакимов нам рассказывал, и Камиль Исхаков…

    — Да, очень много людей. Камиль Шамильевич часто повторял известную истину: у победы много отцов, а поражение всегда сирота. И вторая истина имеет место: всегда происходит наказание невиновных и награждение непричастных.

    Я предлагаю разделить этот вопрос на две части. Первая — кто являлся инициатором. Таких в России было трое. Первым я поставлю покойного патриарха Алексия II. Переговоры велись закрыто между церквями. Это был top secret. И потому о таких переговорах, естественно, никто не знал. Второй человек, кто проявил инициативу, — первый президент РТ Минтимер Шарипович Шаймиев. И третьим стал Камиль Шамильевич Исхаков. Это те, кто проявил инициативу. Но важно не это. Вот все спрашивают: кто сделал так, чтобы икона вернулась? А я спрошу так: а без кого икона не вернулась бы?

    Есть три фигуры. Первая — это Камиль Шамильевич Исхаков. Однозначно. Без всяких вопросов и вне конкуренции. Второй — Минтимер Шарипович Шаймиев. Третий — патриарх Алексий II.

    Патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй (слева) и кардинал Вальтер Каспер (в центре) во время церемонии передачи иконы Казанской Божией Матери Патриарх Московский и всея Руси Алексий II (слева) и кардинал Вальтер Каспер (в центре) во время церемонии передачи иконы Казанской Божией Матери Фото: Юрий Машков / ИТАР-ТАСC

    — Те же самые фигуры.

    — Но расстановка другая. Я назвал по важности. Сейчас расскажу, в чем тут секрет. Все, что я сообщу, — это эксклюзив. Хорошо, что у вас будет данная история. «БИЗНЕС Online» уважаю, потому вам доверяю.

    Патриарха Алексия II забывают, старательно его имя убирают отовсюду. И связано это с иконой, с возвращением. Для меня подобное очень странно, потому что я хорошо знаком с данной историей и имею на руках документы. Кстати, на все, о чем я буду говорить, в отличие от остальных людей, которые об этом рассказывают, не считая Камиля Исхакова, у меня есть документы, и готов пообщаться с любым, кто станет выдвигать встречные аргументы. По этим документам в конце 80-х годов, когда Россия готовилась к празднованию 1000-летия крещения Руси, тогда патриарх Алексий II провел первые переговоры, связанные с данной иконой. Он являлся тогда митрополитом Санкт-Петербурга. И в это время к нему обратился из Сиэтла адвокат Питер Андерсон, который был его личным другом, у которого патриарх, когда приезжал в Америку, останавливался. Адвокат обратился к нему с информацией, что есть некая икона, которую неплохо было бы вернуть в Санкт-Петербург.

    Алексий II зацепился за это дело, потому что в то время Казанский собор в Санкт-Петербурге не отдавали церкви. Требовалась аргументация для Бориса Ельцина. Будущий патриарх прекрасно знал, что та икона, которая хранилась в Князь-Владимирском соборе, была не той, которая существовала до революции в Петербурге. Он считал, что икона в этот момент находилась не у папы, а в руках организации «Синяя армия» (Blue Army) в Фатиме. Алексий II решил, что эта икона вернется в Россию для того, чтобы вернуть Казанский собор в Санкт-Петербурге в лоно церкви. Патриарх Пимен сказал: «Да, возможно». И началась работа именно по возвращению в Северную столицу.

    Далее патриархом становится Алексий, и он меняет свою точку зрения. Потому что в то время уже стало известно, что данная икона не из Санкт-Петербурга, размер ее не тот. И в тот период эксперты сказали, что это, скорее всего, первоявленная икона, а многие считали, что первоявленная хранится в Москве. И патриарх решает, что икона должна храниться в Москве, а на праздники ездить в Санкт-Петербург. Алексий обратился со словами, что для этой иконы надо восстановить Казанский собор на Красной площади, который взорвали в 1930-х годах XX века.

    Одно из писем митроп Алексия члену Синей Армии Питеру Андерсону по вопросу возвращения иконы в россию Одно из писем митрополита Алексия члену «Синей армии» Питеру Андерсону по вопросу возвращения иконы в Россию Фото предоставлено Дмитрием Хафизовым

    Собор восстанавливают, но случается некое политическое событие, которое поссорило Ватикан и РПЦ между собой, и возник тупик: католическая церковь не была готова отдавать икону без приезда папы в Россию, патриарх не планировал принимать икону с приездом папы. И тема закрылась. Это произошло в середине 90-х годов.

    И тут появились мы, Казань. Немного забегая вперед, объясню: тогда патриарх Алексий II взял с нас слово, что у нас восстановится собор и монастырь, тогда он вернет икону в Казань. Так и случилось. Камиль Шамильевич восстановил монастырь, а сейчас уже усилиями митрополита Феофана восстанавливается собор. Это тоже для иконы сделано. Одна икона восстановила все три собора! Это та, которая хранится сейчас у нас.

    А в 90-е годы на какое-то мероприятие в Казань приехала делегация из Германии, в которой был крупный католический деятель, и он по секрету рассказал Рафаэлю Хакимову при встрече, что есть Казанская икона и находится она вроде бы у папы римского. Вроде бы, потому что к этому времени, когда проходили переговоры у патриарха с папой, икону перевезли из Фатимы к папе римскому. Тот хранил уже у себя и собирался привезти ее в Россию. И вот Шаймиев дает команду, пишется письмо, которое посылается в Ватикан, с вопросом об этой иконе. На данное письмо никакого ответа не получили. Президент РТ упрекнул Хакимова, что он занимается ерундой, и тему закрыли.

    — Все-таки Хакимов сыграл свою роль…

    — В этом деле, кроме Хакимова, есть роль президента Владимира Путина. Очень серьезная, гораздо больше, чем Хакимова. Есть значимость очень многих уважаемых людей. Я рассказываю все, никого не пропущу из тех, кто этим занимался.

    Передача иконы послу Ватикана из Фатимы Передача иконы послу Ватикана из Фатимы Фото предоставлено Дмитрием Хафизовым

    ВОЗВРАЩЕНИЕ ИКОНЫ ВКЛЮЧИЛИ В ПРОГРАММУ 1000-ЛЕТИЯ КАЗАНИ

     И дальше данной темой немножко начал заниматься я, потому что в это время разрабатывал вопрос 1000-летия Казани и имиджа города. Мною было предложено заниматься Казанской иконой, включить такой пункт в программу подготовки к 1000-летию.

    — Откуда вы узнали про икону?

     Мой очень хороший друг Сергей Королев был заместителем председателя всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Одновременно он являлся казначеем в восстановленном Казанском соборе в Москве. К нему пришла информация о том, что эта икона находилась в 60–70-х годах в США. Получилось так, что однажды президент США Билл Клинтон во время визита в Россию, гуляя по Красной площади, зашел к ним в собор. У Клинтона умерла мама, и как раз Королев предложил поставить свечку за нее у Казанской иконы. И сказал: «А вы знаете, что икона, по нашей информации, в 60-е годы была в США?» Клинтон знал церковных деятелей, он был посредником между нашим патриархом и папой римским. И Сергей сказал: «Не могли бы вы помочь, узнать историю иконы, где она сейчас?» Клинтон пообещал и через некоторое время прислал письмо (у меня есть копия), в котором написано, что икона в 60–70-е годы была в Америке, но дальнейшую судьбу ФБР, к сожалению, не смогло определить.

    Тогда Сергей Королев обратился ко мне: «У тебя есть в Казани что-то известное про эту икону? Ты что-нибудь знаешь?» Я немного узнал от Георгия Фролова, казанского краеведа и фотографа, что он об этом думает. Потом Сергей Королев сказал мне, что концы надо искать в Англии, потому что из США икона попала в Великобританию. И тогда Королев сообщил мне по секрету, что ведутся переговоры с папой римским и данная икона находится у него в Ватикане, но проверить этого не получается.

    В это время я занимался 1000-летием Казани и взял на себя инициативу — съездил в Ватикан и поработал в его секретных архивах вместе с академиком и моим учителем Миркасымом Абдулахатовичем Усмановым. И с нами еще был Адольф Хампель — профессор теологии Гиссенского университета, очень хороший друг Казани, который помогал с 1000-летием. И когда мы работали в архивах Ватикана, много чего интересного нашли по истории, связанной с 1000-летием. А я предложил просто взять и зайти в администрацию Ватикана внаглую втроем. И рассказал историю иконы, показал документы, которые были у меня на руках. И мы зашли, встретили там иезуита, отца Джозефа Майя и спросили у него про Казанскую икону. Улыбаясь нам, он ответил: «Нет, никакой иконы у нас нет, о чем вы говорите?» Когда мы вышли, я сказал: «Икона точно у них. Раз они так отказываются, значит, это серьезное дело. Давайте доложим на коллегии по 1000-летию Казани».

    И вот на этой коллегии я доложился о данной истории. Камиль Шамильевич долго молчал, и тут выступил Хакимов: «А я об этой ситуации слышал. Год назад мы в Ватикан отправляли письмо за подписью президента РТ». И когда все разошлись, Камиль Шамильевич сказал мне: «Работай на свой страх и риск. Ты занимаешься 1000-летием Казани, по ходу дела можешь работать по этому вопросу». Вот так все началось.

    А Хакимов был в нужное время на нужном месте. Он подтвердил эту историю. Но дальше в работе Рафаэль Сибгатович участия нигде не принимал. Но, конечно, он был членом делегации в Ватикан и организатором встреч Шаймиева с патриархом. Дальше вся работа велась Камилем Шамильевичем, а я оставался исполнителем. И до встречи Исхакова и папы римского прошло полтора-два года работы, чтобы мы пришли на эту встречу с какими-то документами. Мне поставили задачу найти документы, четко подтверждающие то, что данная икона находится у папы. Мы сразу обратились к архиепископу Маккэррику в Америке, который якобы занимался этими делами. Но все сказали, что никакой иконы у папы нет. Информации нет — всё!

    Тогда было принято решение проехать по всему пути иконы: Великобритания, США, Португалия — Фатима. Соответственно, где-то надо было найти документы, людей, которые занимались данным делом, так или иначе. И мы прошли по всему этому пути, собрали документы. В Фатиме не все были довольны, что Blue Army отдала икону папе.

    Однажды президент США Билл Клинтон во время визита в Россию, гуляя по Красной площади, зашел к ним в собор. У Клинтона умерла мама, и как раз Королев предложил поставить свечку за маму у Казанской иконы Однажды президент США Билл Клинтон во время визита в Россию, гуляя по Красной площади, зашел к ним в собор. У Клинтона умерла мама, и как раз Королев предложил поставить свечку за нее у Казанской иконы Фото предоставлено Дмитрием Хафизовым

    «ЕСЛИ РОССИЯ НЕ ПОВЕРНЕТСЯ К БОГУ, ТО МИР НИКОГДА НЕ ВОССТАНОВИТСЯ»

    — Blue Army — что это за организация?

    — В свое время в Фатиме произошло явление Божией Матери. И когда проводили подтверждение, чтобы церковь приняла явление, одним из факторов, который послужил в пользу этого, было то, что в Казани случилось точно такое же явление. А казанское явление воспринимали как факт. То есть Фатима оказалась признана по Казани. Связь установилась между Фатимой и Казанью. Это первое. Второе — в Фатиме, когда явление случилось, Богоматерь сказала, что весь мир рухнет, Россия отвернется от Бога, и если не повернется к нему, то мир никогда не восстановится. И тогда был создан католический орден Blue Army, который поставил себе цель — вернуть Россию на духовную линию, вернуть стране Бога.

    Это те, кто в 70-е годы с риском для жизни раскидывали Библии на русском языке по почтовым ящикам. Много чего они делали, чтобы Россия повернулась к Богу. И в данную организацию попадает Казанская икона, и они сделали все, чтобы ее выкупить, потому что видели связь между Казанью и Фатимой. И, кроме того, с иконой связана легенда: только она вернется в Россию, как та обретет свое могущество. В организации было много русских эмигрантов, которые такую легенду знали. Они выкупили икону и долгое время пытались вернуть ее в Россию. И в администрацию Ватикана они ее отдали «для передачи в Россию, когда рухнет коммунизм», как было написано в сопроводительных документах. Я очень уважаю папу Иоанна Павла II, но он не передал нам икону.

     Почему они напрямую России не передали?

    — А потому, что мы в свое время не брали ее. Нам предлагали много раз.

    — В каком году папе передали?

    — Папе передали в 1993 году.

    — В 1991-м могли отдать Ельцину…

    — Тогда уже была договоренность между папой и патриархом. И папе передали именно по этой договоренности.

    Мы получили на руки документы о передаче иконы из Фатимы папе лично — секретная переписка, у меня была копия. Имея документы, требовалось об этом рассказать всему миру. Как это сделать, каким образом? Первая мысль — давайте снимем кино, которое получится показать на Западе и в России. Мы сделали два фильма — один русский, другой немецкий — и прокрутили по каналам ARTE на весь мир. В то время я познакомился с графом Шереметиевым, который нам очень много помогал потом.

    В этот момент мы были уверены, что икона первоявленная, потому что прошла пять экспертиз, которые мы имели на руках, причем люди делали экспертизы в течение многих лет. И Ватикан провел отдельную. И все экспертизы говорили, что икона первоявленная. Что она та, которая была или в Казани, или в Москве. До сих пор ученые не знают, где сохранилась первоявленная.

    Съемка Казанского образа в Ватикане перед отправкой его в Москву Съемка Казанского образа в Ватикане перед отправкой его в Москву Фото предоставлено Дмитрием Хафизовым

    И что было дальше?

    — У нас имелись эти документы на руках, мы людей ознакомили, а как от Ватикана услышать признание? Нам надо было сделать так, чтобы Ватикан признался, что икона у них. В тот момент мы не знали о переговорах между патриархом и Ватиканом, мы услышали об этом через несколько лет после данной истории. Мы знали только, что вот есть икона, которую прячет у себя Ватикан и почему-то не отдает России. И мы хотели, чтобы эту икону вернули, желательно в Казань. Потому что в Москве имеется Казанская икона чудотворная, в Петербурге тоже. У нас также есть на Арском кладбище, но мы не знали, что это за икона, и быстро сделали экспертизу. Оказалось, что это XIX век, выносной список. И мы хотели, чтобы икона вернулась в Казань, что логично. Наша задача стала такой. И потому нам надо было получить подтверждение Ватикана, что икона у них. Это оказалось сложно сделать.

    — И как же удалось получить признание Ватикана?

    — Мне пришла в голову идея. Мы приехали со съемочной группой в Фатиму, зная, что там будет папа и что после этого состоится пресс-конференция. Задача была попасть на эту пресс-конференцию. Там со всего мира находились съемочные группы. И я прошел с немцами, потому что русскую не пустили. И когда шла пресс-конференция, я задал вопрос. Просто взял и на весь мир спросил: «Правда ли, что Казанская икона хранится в Ватикане?» Они растерялись. Посовещавшись, пресс-секретарь папы ответил, что да. Не врать же на весь мир перед видеокамерами!

    С этого момента мы начали работать, получили полную информацию и возможности. Вот тогда я начал заниматься организацией встречи Камиля Исхакова с Папой Римским. Для чего? Чтобы вести переговоры, чтобы икону вернуть в Казань. Мы разными путями ходили. Но теперь я понимаю, почему Москва не хотела вмешиваться: ей надо было сохранить лицо, потому что она обещала, что папа приедет в Россию, привезет икону, встретится с патриархом. Они хотели сохранить лицо: и Ватикану, и Москве. То есть Господь нас «подсунул». Мы оказались орудием в руках Божьих, даже не понимая, что происходит. Вот так оно произошло. После этого начались переговоры.

    «Когда меня спрашивают, кто эту икону вернул, я отвечаю: «А с кем встречался Папа? С Камилем Шамильевичем. В этом весь ответ» «Когда меня спрашивают, кто эту икону вернул, я отвечаю: «А с кем встречался папа? С Камилем Шамильевичем. В этом весь ответ» Фото предоставлено Дмитрием Хафизовым

    «ПАПА СКАЗАЛ: «Я УСЛЫШАЛ ПРОСЬБУ О ВОЗВРАЩЕНИИ ИКОНЫ В КАЗАНЬ»

    — Когда меня спрашивают, кто эту икону вернул, я отвечаю: «А с кем встречался Папа? С Камилем Шамильевичем. В этом весь ответ».

    — Какие препоны пришлось преодолеть, чтобы попасть в Ватикан на прием к папе? (Эмилия)

    — Это было очень сложно. Потому что папа встречался максимум 8 минут с президентами стран. Это оказалось практически нереально. Но пошли тремя путями. Был у нас такой молодой католический архиепископ в Саратове Клеменс Пиккель. А Саратов — мой родной город, и у меня остались связи хорошие здесь. И я попросил, чтобы нам организовали встречу чисто дружескую, и мы с ним встретились. Я описал ему всю ситуацию. Пиккель отнесся с крайним пониманием. Он сказал, что это будет красиво. Единственное, он задал мне вопрос: «Что в Казани с католическим храмом?» И вот тут возникает следующая легенда, которую все прекрасно знают. Глупая легенда.

    — Что возврат католического храма был условием возвращения иконы?

    — Да. Я, конечно, вообще не знал ситуацию с католическим храмом. Я сказал, что приеду и узнаю. Я прибыл и слышу, что у нас маленькая часовенка на Арском кладбище. Я спрашиваю у Камиля Шамильевича: «А что с храмом?» Учитывая, что уже отдали синагогу, отдали храмы православным, протестантам. А католикам, которые нам оказались нужны в тот момент, нет… Выяснилось, что в этом старом католическом храме размещена аэродинамическая труба КАИ. И нам сказали, что ее перенести в другое место очень дорого стоит, легче построить 10 таких храмов. А храм надо возвращать тот, который был. И на том же самом месте, потому что оно намоленное. И мы уговаривали Пиккеля: давайте мы вам в другом месте сделаем, точно такой же по схеме построим, какой был. Потому что это в 10 раз дешевле. Тут Камиль Шамильевич выступил как хороший бизнесмен, иначе стало бы очень плохо. Мы обошли крайне сложный вопрос. Папе римскому все равно было, где храм, он никаких не ставил условий. Это сделали просто для разговора с католиками, чтобы попасть на прием к папе. Чисто по-человечески мы должны были этот вопрос решить. И когда мы поговорили с Пиккелем, он написал письмо с просьбой, чтобы нас встретили. А Пиккеля, наверное, папа Иоанн Павел II знал и уважал, потому что назначение молодого епископа без него явно не обошлось. 

    И третий ход имелся. К этому времени я уже в Ватикан много раз приезжал. Со многими встречался, многих знал, например личного переводчика папы. Были и другие люди из окружения. Они, правда, на папу, как оказалось потом, особого влияния не имели, но тем не менее мы просили, чтобы какие-то бюрократические препоны убрали. Потом мы встретились с немецким кардиналом. Это была большая работа почти на год. Нам даже встреча Камиля Шамильевича с папой не так важна стала. Мы тогда не придавали подобному большого значения, просто по глупости не понимали, насколько это круто. Для меня было важнее завести вместе с ним съемочную группу. Мы знали, что икона стоит у папы в часовне. Прямо рядом, где он принимает посетителей. Мы знаем, что кого-то туда иногда водили. Мы со съемочной группой приехали вместе и стали ждать. Но снимать нам не разрешили. Это делать имеет право только ватиканское телевидение. Первая моя встреча с папой не состоялась, потому что я стоял за дверью и ждал. После произошло две встречи, но тогда не вышло.

    Данная история — серьезная работа всего аппарата, но все переговоры по поездке в Ватикан проводил я. Вообще, такую встречу придумал Камиль Шамильевич, а у меня была идея снять видео. Идея мэра оказалась очень продуктивной.

    И вот встретились с папой, причем об этой встрече тоже по-разному рассказывают. Знаете, какой она была? Сначала папа встретился с Камилем Шамильевичем, и только потом запустили всех остальных.


     И о чем они договорились, когда были вдвоем?

    — Это был визит вежливости. Камиль Шамильевич подарил ему халат и проект мечети Кул Шариф, по-моему. Папа сразу начал задавать вопросы про Казанскую икону, про Казань. Они разговаривали только об иконе, о межконфессиональных отношениях. Разговор настолько оказался папе интересен, что в целом встреча шла 35 минут. Никогда до этого и после он не встречался с региональными представителями, а с президентами США минут 12 общался. Все были изумлены из аппарата.

    — Принципиально о чем на первой встрече договорились? Ее роль какова была?

    — Папа сказал: «Я услышал просьбу о возвращении иконы в Казань». Потому что мы просили, чтобы икону вернули в Россию, и желательно в Казань. Мы не знали в тот момент еще до конца, как пройдет процедура возвращения. И переговоры велись не под запись, это была просто дружеская встреча. Папа интересовался Казанью как местом явления Божией Матери. У него стояла цель попасть во все места, где явилась Божия Матерь, и церковью это признано. Единственное место, где он не побывал, — Казань.

    «Президент РФ встречался с Папой и не раз, многие министры и послы помогали» «Президент РФ встречался с папой, и не раз, многие министры и послы помогали. Во время встреч говорили о Казанской иконе, и она каждый раз была рядом» Фото: kremlin.ru

    — А таких мест много в мире?

    — В мире очень мало. Таких, которые церковью утверждены, четыре: Фатима, Лурд, Казань, Гваделупа. И столицу РТ я бы назвал первой.

    — И что, католики признают Казань как место явления Богоматери?

    — Да, именно. Казань вообще признается всеми. Дело в том, что Лурд признается только католиками, Фатима — католиками, а патриарх Кирилл недавно сказал такую фразу: «Все, что случилось в Фатиме, — от Бога, все, что об этом говорят католики, — от дьявола». То есть признают частично. А вот Казань признают и православные, и католики, и даже старообрядцы.

    — В какой момент было принято решение, что папа вернет Казанскую икону? Ведь шли определенные торги: он сам привезет или не сам…

    — Этой работой занималось огромное количество людей, начиная с Владимира Путина. Президент РФ встречался с папой, и не раз, многие министры и послы содействовали. Даже Владимир Жириновский умудрился помочь делу: он сделал запрос в Госдуму, почему эта икона не возвращается из Ватикана в Россию. Благодаря этому мы с министром культуры РФ Михаилом Швыдким создали совместную комиссию, которая поехала в Ватикан и сделала экспертизу иконы. Возглавлял данную комиссию замминистра культуры РФ Павел Хорошилов. Он очень помогал мне работать в России по иконе.

    Я расскажу вам, чем горжусь больше всего за все время работы по возвращению иконы. Возник абсолютный тупик в переговорах, потому что папе в РПЦ пообещали, что он лично приедет в Россию с иконой. Тем более он хотел посетить Казань как единственное место явления Богородицы, в котором не смог побывать. Он просил посетить Казань как простой паломник! Но, конечно, Россия не готова оказалась принять папу, потому что это выглядело шантажом с его стороны. И подобный тупик никак не мог разрешиться.

    И решение данного вопроса я взял на себя. В это время я от имени российского правительства вел переговоры с Ватиканом, с кардиналом Каспером. Вместе со мной в переговорах участвовал Александр Кибовский, который сегодня в московском правительстве занимается вопросами охраны памятников. Моей задачей было попросить папу поменять позицию. Если он икону передает РПЦ, то обязан сам приехать в Россию. А я хотел предложить ему такую трактовку: передача иконы российскому народу в лице православной церкви. Надо было, чтобы кто-то донес до него такую формулировку. Но сделать этого никто не мог. Даже его личный переводчик сказал мне: «Папа никого не слушает». Я спросил, кто его духовник. Оказалось, он из первой волны русской эмиграции, ему было 90 лет в то время. Я попросил устроить встречу с ним. Я приехал к нему, рассказал всю историю и попросил донести до папы предлагаемую нами формулировку передачи иконы. Но он заявил, что папа никого не послушает, даже своего духовника. И советников у него нет. Спрашиваю: «А как он принимает решения?» Мне ответили так: «Он заходит в часовню, молится, и Господь дает ему решение».

    Папа молился у иконы 3 раза в день Папа молился у иконы три раза в день Фото предоставлено Дмитрием Хафизовым

    Опять тупик! Тогда мне в голову пришла другая идея. Я спросил у переводчика, какие СМИ читает папа? Он назвал мне две европейские газеты и журнал Inside the Vatican, который издают в США. Я решил найти этого американского издателя, и каково же было мое удивление, когда он оказался моим знакомым. Роберт Мойнихан в 90-е годы приезжал в Казань от имени одного из американских фондов, и мы с ним встретились, поскольку его интересовала Казанская икона. Он предложил мне написать про нее для его журнала. Но я ему отказал. Прошло два года, и тут я узнаю, что он по-прежнему издает журнал Inside the Vatican. Более того, моя знакомая итальянская маркиза Иммаколата Соларо дель Борго, представительница древних княжеских родов, по матери — Колонна ди Пальяно, по отцу — Дентиче ди Фрассо, оказалась его родственницей. Мы встретились у нее, она за меня поручилась, и мы заключили с издателем договор о том, что в трех номерах напечатают мои материалы.

    Я пообещал эксклюзивную информацию в обмен на то, что в конце публикации поместят мое прямое обращение к папе. Все так и получилось. В конце третьей публикации я написал: «Ваше Святейшество, вопрос не решится, если вы не поменяете свою позицию». И предложил свою формулировку. Мои друзья в Ватикане сделали так, чтобы этот номер журнала обязательно попал к папе. И не прошло недели, как он поменял свою позицию относительно передачи Казанской иконы! А если ее возвращают не РПЦ, а народу, то поехать в Россию может второе лицо Ватикана, что в итоге и случилось — приехал кардинал Каспер.  

    Я вместе с Камилем Шамильевичем присутствовал в Ватикане при передаче иконы Касперу. Была большая служба, со слезами прощались с ней. Это было очень трогательно. Пришло огромное количество народу и католического духовенства. Папа выступил с речью, часть из которой оказалась на русском языке. Такую часть по его просьбе я корректировал. Папа подарил мне книгу со своим автографом.

    Презентация Проекта Центра паломничества и получение благословения Презентация проекта центра паломничества и получение благословения Фото предоставлено Дмитрием Хафизовым

    «НАЗВАНИЕ ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕИ — ПОКРОВ ЦАРИЦЫ НЕБЕСНОЙ»

    — Вот такая программа была написана мной. Смысл состоял в чем? Что мы находим и возвращаем икону в Казань. Эта икона становится катализатором возрождения монастыря и центра паломничества в Казани, как оно было до революции. И на основе трех таких мест, как Казань, Дивеево и Тихвин, ну и остальных, сделать общенациональную российскую идею, которая единственная может объединить православных и мусульман. Называется Покровом Царицы Небесной над Россией. То, что предложил в свое время Солженицын, кстати. Он в свое время ее очень долго защищал. Но тема эта еще до революции была, многие старцы говорили об этом. Почему? Она оказалась связана с мусульманами. Название этой идеи — Покров Царицы Небесной. А дело в том, что после того, как династия Романовых перестала царствовать у нас, у православных считается, что власть перешла к Божией Матери. Икона как раз это символизирует. И второй момент, для мусульман: есть сура в Коране, где написано, что Царица Небесная, Божия Матерь, Марьям — царица всех женщин на небесах. Там есть еще другая фраза, что если бы она была мужчиной, то стала бы пророком.

    Потому данный смысл близок и мусульманам, и православным, и католикам. Поэтому такая идея была, такая программа. Я знаю, что она дошла до президента Путина. И, кстати, вот этот праздник, который появился потом 4 ноября. Люди не понимают, что за праздник такой. А это праздник единства именно на Казанской иконе.

    — То есть этот праздник придумали в Казани, вы?

    — Я не думаю, нет. Праздник не могли придумать в Казани, это сделал Путин или его окружение. Но я считаю, что это связано с той программой. По крайней мере, тут прямая связь видна сразу, невооруженным глазом. Потому что это хорошая национальная идея, которая говорит о том, что те, кто живет в России, — Богом избранная нация. А, кроме того, накладывает обязательства. Не гордость лишнюю, а обязательства. Если Господь или Божия Матерь выбрала, что будет у нас, тогда мы должны на себя взять обязательства соответствующие. Мы обязаны соответствовать, понимаете? Не зря до революции эта тема звучала. И Солженицын при всех его недостатках человек неглупый и предлагал ту же идею. Потому очень многие работали, чтобы икона вернулась. В русской эмиграции верили, что, когда это случится, Россия обретет былую мощь.

    — В чем смысл этой иконы для России, для мира? И какую роль она сыграла 4 ноября?

    — Когда я занимался поиском первоявленой иконы, я перво-наперво решил выяснить, где до революции она находилась. Потому что довольно странной казалась реакция Москвы первое время, когда икона исчезла в Казани. Тут же проиграна была Японская война и случилась революция 1905 года… Поисками иконы занимались три серьезные партии. Первая — Елизавета Федоровна и митрополит Тобольский Гермоген. Их противников возглавлял Распутин, который это дело все и остановил. В третью партию входили люди из царской семьи и градоначальник Москвы, а также настоятельница казанского монастыря. Третья партия хотела выдать подменную икону за первоявленную. Этот заговор был еще до революции, поэтому я решил выяснить, где икона находилась.

    В энциклопедии Брокгауза и Ефрона написано, что первоявленная икона вместе с ополчением пришла в Москву и хранится там, в храме на Красной площади. В дореволюционной богословской энциклопедии написано, что да, икона хранилась на Красной площади, пока Петр I не перенес столицу в 1703 году в Санкт-Петербург, куда по его заданию икону перенесли с Красной площади. Что пишут научные издания тех лет, в том числе «Православный собеседник» и «Казанский свет»? Пишут: да никуда ее не переносили, она как находилась в Казани, так и осталась, а в других местах — это списки с нее. А цари считали, что царский список был передан сразу Ивану Грозному. Есть информация, как только икону обрели, ее сразу отправили Ивану Грозному. И якобы он ее украсил камнями драгоценными и отправил обратно в Казань. Но это неправда. Никогда в жизни Грозный так не поступал. В 1547 году в Москве сгорел Кремль, сгорели все святыни. А в то время в православной России действовал византийский принцип, что столица там, где святыни. Потому Иван Грозный и вел те войны странные: захватывал соседние территории, забирал иконы чудотворные, привозил в Москву, с них делали копии, богато украшали их камнями и отправляли обратно. И тут, значит, из Казани присылают ему чудотворную икону… Есть гравюра-миниатюра, где он коленопреклоненный стоит и встречает икону вместе с сыновьями. Явно это был не список, да? И написано, что он взял, украсил камнями и отправил обратно в Казань. Да никогда! И потому есть информация о царском списке.

    Есть четыре списка. Почему православная церковь и в наши дни запрещает проводить экспертизы икон? Да потому, что церкви все равно, какая икона где. Считалось, что четыре иконы — первоявленные. Казанскую называли утешительницей и целительницей, она исцеляла простых людей. Та икона, которая в Москве, защищала от внутренней смуты. Она спасла, во-первых, от смуты, во-вторых, от этой истории с польской возможностью напасть с католицизмом на православную церковь. Икона, которая в Петербурге, — от внешнего врага: от шведов вплоть до Великой Отечественной войны. А царский список был у царской семьи — сначала Рюриковичей, а потом Романовых, она хранила царскую семью. Четыре иконы, а защищали Россию со всех сторон.

    Есть гравюра-миниатюра, где он коленопреклоненный стоит и встречает икону вместе с сыновьями Явление Божией Матери девочке Фото предоставлено Дмитрием Хафизовым

    — Это миф или нет, что взяли Казанскую икону, поехали с ополчением в Москву и освободили от поляков?

    — Почему многие считают, в энциклопедии пишут, что икона на Красной площади — это та, которая была первоявленной? А вот что происходит. Митрополит Казанский Гермоген уезжает в Москву патриархом, здесь остается его духовный ученик митрополит Ефрем. А патриарха Гермогена заключают в темницу (только не поляки, а наши же предатели) и голодом морят. За что? За то, что он успел отправить, в том числе и в Казань, несколько грамот, где завещал взять ту икону и прийти с ополчением, чтобы икона помогла освободить Москву. И после этого он умирает. И вот Ефрем здесь, в Казани, получает от своего духовного учителя просьбу предсмертную… И что вы думаете, делают список Казанской иконы, которых тогда уже в России было много, и отправляют в Москву с ополчением список? Это смешно. Он отправляет первоявленную икону, это 100 процентов. Ополчение идет в Москву. Действительно, произошли первые чудеса. И когда Первое ополчение разрушилось, данную икону с большой охраной отправляют обратно в Казань.

    И тут происходит странная вещь: икона приходит в Ярославль, куда прибывает ополчение Минина и Пожарского, где у них был временный штаб. Но в Ярославле есть свой список, ярославская Казанская икона, которая тоже считалась чудотворной. А тут приходит отряд с Казанской иконой, которую возвращали с почетом в Казань после неудачи Первого ополчения. И что делает Пожарский? Он оставляет ее, икона становится «Святым знамением» Второго ополчения, и оно с ней идет на Москву. И тут важный факт! Как пишет летописец, по распоряжению Пожарского делают точную копию иконы Первого ополчения, украшают драгоценными камнями и отправляют в Казань вместо оригинала. Возникает вопрос — если это была не первоявленная икона, а только список с нее, зачем делать копию с копии и отправлять ее в Казань?! Что происходит далее? Взятая Вторым ополчением чудотворная Казанская икона творит великое чудо — освобождение Москвы. Она сначала хранится у Пожарского, а потом в центральном Казанском храме России, на Красной площади.

    А когда большевики пришли к власти, что они сделали? Они как будто целенаправленно боролись с этими иконами. В Москве взрывают Казанский собор и делают там общественный туалет. В Казани собор взрывают и делают табачную фабрику. В Санкт-Петербурге храм не взрывают, но делают еще хуже — создают музей атеизма. Изощренное богохульство!..

    Как Казанская икона исчезла из собора в Москве? Почти никто не знает, как это случилось. В 1918 году какие-то жулики пробрались в собор, украли икону вместе с окладом. И никто это дело не расследовал. Только одна газетка писала об этом. То есть все было сделано четко, и икона украдена не просто так. Я думаю, борьба с Казанскими иконами и другими святынями являлась целенаправленной.

    — Когда Минин и Пожарский пришли в Москву, именно икона важную роль сыграла?

    — Существует предание, с которым не нам спорить. Я как человек верующий принимаю это на веру безо всякой критики, потому что такое было. Потому что описано, как это происходило. Икона пришла, и с нею была освобождена Москва. Много есть критики. Я ее, естественно, тоже читаю. Я также знаю, что и как критикуют, и тем не менее. Но кроме этой последней победы ведь есть и промежуточные. Освобождение некоторых монастырей, которые не могли долго взять, например. Просто такие подробности сложно читать, никому и не надо. Берут самый большой факт.

    Дмитрий Хафизов и Папа Римский Дмитрий Хафизов и папа римский Фото предоставлено Дмитрием Хафизовым

    «КАЗАНСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ ЯВЛЯЕТСЯ СИМВОЛОМ СВОБОДЫ»

    — Тогда получается, эта Казанская икона — символ освобождения страны? Символ суверенитета, духовный символ — что это?

    — Казанская икона Божией Матери является символом свободы. Это освобождение страны от внутренней смуты, от угрозы религиозного изменения, потому что была опасность католического вмешательства. Эта икона тут же стала иконой царской семьи, покровительницей с первых Романовых и до последних. Произошло знаковое событие, когда Распутин остановил поиск иконы, которая исчезла из Казани: в 1916 году он послал царской семье телеграмму: «Папа, мама, иконы нет, а княгиня (Елизавета Федоровна прим. ред.) хочет обмануть Бога». И после этого были остановлены поиски. Чем это кончилось для царской семьи? Чем это кончилось для России?

    — Начиная с 1991 года Россия вновь переживает смуту. Как считаете, какую-то роль сыграет икона?

    — Я считаю, что икона пришла вовремя. Существует предание, которое поддерживается священниками, иерархами, что, когда эта икона вернется в Россию, страна обретет прежнее могущество. И когда икону возвращали, у нас проблемы были-то не с российскими властями и не с Ватиканом. На Ватикан-то воздействовали совершенно другие силы.

    — То есть мы сейчас выходим из Смуты, как считаете?

    — Думаю, да. Вы видите, что происходит в мире? Даже Папа Римский начинает признавать однополые браки. Я считаю, что сдают позиции везде. А мы их не сдаем ни с точки зрения веры, ни с точки зрения государственности. Я государственник по своим убеждениям, и все, что делаю, я делаю для того, чтобы наше государство было могучим и счастливым. При этом думаю, что как раз вопросы веры — это те, которых не хватает нам. Духовности не хватает. Если нашему государству добавить духовности, оно станет непобедимо во всем. В хорошем понимании. Не в качестве агрессора.

    — Когда вы поняли, что в Ватикане не первоявленная икона, а список с нее?

    — В момент экспертизы, которую провели по моей инициативе в 2003 году. Вообще, до этого экспертиз было несколько, в том числе в Ватикане. И все делали вывод, что это либо Казанская, либо Московская Богоматерь. Когда нам дали в руки икону, и мы ее вскрыли, стало понятно, что она более поздняя.

    Но Камиль Шамильевич до сих пор считает, что она первоявленная. Объясню почему. Та экспертиза, которая опубликована в прессе, — это обман, который подкинул Сергей Кравец, в то время директор «Российской энциклопедии», ныне директор «Православной энциклопедии». Его в последнюю очередь всунули в нашу комиссию. Мы договорились, что до определенного момента не разглашаем итоги экспертизы, а Кравец дал в СМИ информацию, что это икона конца XVIII века. А в экспертизе написано: «не позднее начала XVIII века». То есть она может быть и 1420 года. Потому что письмо сверху — это одно, но еще есть понятие пемзования. Когда старая икона становилась черной, с доски пемзой снимали краску и писали икону заново. И многие иконы переписаны таким образом. Надо было делать экспертизу доски. Поэтому Камиль Шамильевич считает, что это первоявленная икона.

    Но я-то знал, что у нее размер не подходит. Я нашел в музее икону-раму первоявленной иконы, и ватиканская туда не помещается. Но экспертиза показала, что ватиканский список почитался многие столетия. Она тоже чудотворная, иначе ей не дарилось бы столько и таких подарков. У данной иконы много загадок, но это отдельная история… 

    Экспертиза, 2003 г. Экспертиза, 2003 год Фото предоставлено Дмитрием Хафизовым

    «ПЕРВОЯВЛЕННАЯ СЕГОДНЯ НАХОДИТСЯ НЕ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ»

    — Про икону Божией Матери, обретенную в Казани, написано много. Считается, что вор сжег ее в 1904 году. Вы не верите в это? Поиски продолжаются? (Лилия)

    — Ее не сожгли. Я не прекращаю поиски.

    — Кто вам помогает в этом?

    — Большинство экспедиций спонсирую я сам. По крайней мере, последние 10 лет точно. Моральная помощь, иногда материальная, бывает от руководства Татарстана и Казани, в первую очередь от мэра Ильсура Раисовича. И президент РТ морально поддерживает мою работу в этом направлении. Но надо понимать, что поиск иконы — только одна из тем, которыми я занимаюсь. Главный вопрос для меня — создание центра паломничества в Казани, о котором я рассказываю на международных конференциях. На мое счастье, патриарх Кирилл в последний приезд в Казань сказал, что здесь царит межконфессиональный мир, потому что девочке явилась Божия Матерь. А до этого меня за подобные высказывания клевали. 

    — А что, были противники того, что здесь явилась Богоматерь?

    — Конечно! Явление Богоматери придает нашему городу совсем другой статус. Одно дело — икона, совсем другое — явление Богоматери, причем с младенцем на руках. Значит, это было явление и Иисуса Христа!

    На одну из конференций в Казань приехали москвичи бодаться с нами на данную тему. Один из них в своем выступлении заявил, что не было явления Божией Матери в Казани. Мы все сильно удивились: почему же?! Он объяснил это тем, что явилась не Божия Матерь, а икона. Вот тут в зале начался хохот. Потому что все знают, что Богоматерь является даже голосом, а уж в иконе всегда. А меня подобное подтолкнуло к очень важному моменту, который, кстати, стал открытием в свое время. Я подумал: сначала Божия Матерь являлась девочке сама, а та этого не поняла, тогда Богоматерь явилась в образе иконы с младенцем на руках, в огненных лучах. Это записал Гермоген с ее слов. И только тогда она поняла, что это Божия Матерь! И сказала об этом матери. Ту же самую историю я вижу в Фатиме и Лурде. Когда девочкам являлась Богоматерь, они рассказывали, что видели какую-то даму. А потом она явилась им в образе статуи, они сразу поняли, что это Божия Матерь, и пошли к священнику. Как ребенок поймет, что это явление Божией Матери? Только если увидит ее, как видит в храме: православная девочка — в образе иконы, католическая — в виде статуи.  

    — Что вдохновляет вас на поиск иконы? К этому есть объективные предпосылки?

    — Все считали, что икона сожжена в 1904 году. А я на всех конференциях говорил, что она не была сожжена в это время. И для начала требовалось доказать, что икона не сожжена в 1904 году. Это самое главное на сегодняшний день, все остальное попроще. Давайте разберем аргументы в пользу того, что икона тогда не была сожжена.

    Первый. Кто сказал, что икона сожжена, на чьи слова все ссылаются? Эта информация исходит от трех человек: вора Стояна, Шевлягиной, матери сожительницы, и дочери Жени. Что нам известно про них? Мать — насквозь лживая, дочь — малолетняя проститутка, от которой не было ни одного слова правды. Кстати, эта версия о сожжении — одна из 14. Сохранилась стенограмма суда над ворами иконы, она опубликована, ее можно прочитать. Некоторые утверждают, что суд установил, что икона сожжена. Но нет этого в постановлении суда! Прокурор во время суда сказал, что ворам надо дать высшую меру — 14 лет каторги, потому что они святотатцы, сожгли икону. Но он не стал привлекать себе в доказательство показания ни матери, ни Жени, сказав, что это лживые люди. Председательствующий сказал в завершение суда примерно так: «Закончится этот день, нам надо выйти на улицу и посмотреть в глаза людям. А что мы им скажем? Мы не знаем судьбы иконы…» И срок дали не 14 лет, а гораздо меньше, потому что суд сразу отверг версию сожжения, поскольку не было этому доказательств. Не надо читать беллетристику, читайте документы!

    Второй аргумент — самый серьезный, с моей точки зрения. Почему жандармерия искала икону до 1916 года? Не полиция, а жандармерия! А русская жандармерия и «Моссаду», и Ми-5, и КГБ, ФСБ вместе взятым сто очков вперед даст. Ротмистр Прогнаевский, который занимался данным делом, вырос до полковника. И закончил дело в 1916 году, только «благодаря» Распутину. Есть несколько томов уголовного дела!

    Третий аргумент. Из результатов дела я знаю точно, что воров было четверо, а не двое, как некоторые считают. Сторож церкви говорил о четверых в момент воровства иконы. Если Комов был шестеркой, Стоян — вором в законе, но рангом не очень высоким — «клюквенник», то эти двое, которых не задержали, являлись уголовниками очень серьезного уровня. Каким образом они избежали суда? У них оказалось алиби: они привели доказательства четырех или пяти друзей, что вместе пили в кабаке в то время. И всё, этих людей в суды больше не таскали! У Колова нашли сотую часть сокровищ с иконы, а у Стояна — почти все остальное, 99 процентов. Вопрос: а что досталось тем двум уголовникам, которые были рангом выше?

    Стоян — вор-рецидивист, совершивший воровство более 30 чудотворных икон в храмах и убийство двух жандармов. Это был жестокий человек, клейма ставить негде! Как он воровал? Он срывал ризу с иконы и уносил ее, а если это оказывалось сложно сделать, то уносил икону, чтобы спокойно снять ризу, а потом прятал икону и писал записку в полицию — икону находили и возвращали в храм. Почему он так поступал? Потому что знал, что воровство ризы — это святотатство меньшего уровня, за которое можешь получить не 14 лет каторги, а года четыре. И что, такой человек кому-то расскажет, что украл чудотворную икону?! А по свидетельству Шевлягиной и Жени, он сказал им, что украл икону, вывел их во двор и стал рубить топором какие-то щепки, а потом кинул в печку и сжег на их глазах. Зачем он это сделал?

    «Главный вопрос для меня — создание центра паломничества в Казани, о котором я рассказываю на международных конференциях» «Главный вопрос для меня — создание центра паломничества в Казани, о котором я рассказываю на международных конференциях» Фото предоставлено Дмитрием Хафизовым

    — Чтобы вывести на ложный след?

    — Вот, я к этому веду! Следующий аргумент. Я уже говорил, что несколько партий занималось поиском иконы. И одна из них требовала, чтобы икону нашли срочно. И сделали фальшивку. Когда Прогнаевский пришел к Стояну на допрос, тот сказал ему, что икону сжег, чтобы увидеть, есть Бог или нет. Эта фраза не из протокола, а со слов Прогнаевского, но мы ей верим. Объясню почему. Менее чем за месяц до этого к Прогнаевскому пришли люди от губернатора Москвы и попросили его сделать подделку: уговорить Стояна, чтобы он сказал, что икону не сжег, а спрятал в указанном месте. И этот факт документально зафиксирован. К тому времени старую икону уже закопали в районе Спасской башни в Казани, причем в этом заговоре участвовала настоятельница женского монастыря. Они думали так: если люди узнают, что вернулась святыня, не случится ни войны, ни революции. За услугу Стояна обещали выпустить из тюрьмы, дав деньги. Но он, будучи смертельно больным, отказал им, сказав, что икону сжег и больше ничего говорить не станет.

    Откуда мы знаем эту историю? В 30-х годах вышли воспоминания каторжан. И социал-демократы, которые сидели вместе со Стояном в Шлиссельбурге, написали, что вели с ним партийные беседы, поэтому он отверг грязное предложение московских чиновников и умер героем. Но как такой аморальный человек мог отказаться от свободы? Наверное, причиной был страх. В деле участвовали еще два человека выше его уровнем в уголовном мире. Кто может найти его всегда и везде? Только уголовники.

    Видимо, как все происходило? Он забрал драгоценности с ризы иконы, а саму икону отдал этим двоим, у которых был покупатель. Обычно иконы невозможно продать, а вот у Казанской покупатель находился всегда. У старообрядцев существовала легенда, что, как только Казанская икона вернется к ним, с них сразу снимут запрет. И что происходит? В 1904 году икона исчезает, а в 1905-м происходит разрешение старообрядцев. И два первых храма, которые строятся в Казани старообрядцами, — в честь Казанской иконы. Я задал вопрос одному батюшке-старообрядцу: «Если бы вы оказались в 1904 году и вам принесли Казанскую икону, вы ее купили бы?» Он ответил: «Купил бы. Это наша икона».

    — А почему «наша»?

    — Потому что Казанская появилась еще до раскола Церкви и старообрядцы считают ее истинной.

    — Получается, что заказчиками воровства были старообрядцы?

    — Нет, не так. Я никогда не поверю, что они оказались заказчиками. Но верю, что они стали покупателями. Что эти два уголовника продали старообрядцам? Некую маленькую черненькую дощечку, на которой ничего не было изображено. Старообрядцы ее купили только потому, что знали, что икона украдена. А если вдруг через некоторое время Стоян заявляет, что икону он не сжег, а спрятал, ее достают, торжественно приносят в храм, то что подумают старообрядцы? Не о заговоре московских чиновников. Они решат, что их «кинули». А Стоян подставить этих двоих уголовников высокого ранга не мог, потому отказался врать. И понятно, почему жандармерия искала икону до 1916 года.

    — У вас есть версии, где икона может быть?

    — Я проверил много версий и пришел к выводу, что икона у старообрядцев. Я составил список людей, кто мог купить икону, и Шамов далеко не первый в нем. Я обучал экскурсоводов в университете, и одна из студенток рассказала мне, что из США приезжала женщина и интересовалась Казанской иконой. И пояснила свой интерес тем, что ее семья имеет историю, связанную с этой иконой, потому хочет выяснить. И та американка оставила свой электронный адрес. Я три года с ней переписывался, пока она мне доверилась! Оказалось, что это потомки Смоленцевых – Шмелевых. Они у меня в списке стояли 6-ми. Ее дед, когда бежал за границу, взял с собой только икону, причем без оклада. И она их всю дорогу спасала. А когда приехали в Америку, дед спрятал икону, и даже своему духовнику они ничего о ней не рассказывали. Мы поехали проверять. К сожалению, это не та икона! Но след старообрядческий.

    — А сейчас какая базовая версия, где икона?

    — Я пришел к выводу, что старообрядцы подстраховались и списков с иконы было несколько. Смоленцевы – Шмелевы думали, что у них первоявленная, а оказалось, что список. Думаю, что первоявленная сегодня находится где-то в скитах, причем не на территории России.

    — Шанс есть ее найти?

    — Думаю, да. Самое главное, чтобы никто не подсунул фальшивку. Но и я, и исследователи знаем несколько отличий первоявленной, которые подделать невозможно. На Петербургской иконе тоже сделали трещину, но она проходит не там. Надо искать. Если не ищешь, ничего не находишь.

    Окончание следует

    Дмитрий Иосифович Хафизов родился 27 сентября 1964 года в Саратове. Окончил исторический факультет КГУ (1993), факультет журналистики КГУ (1996).

    1980–1982 — рабочий геофизических работ топографической партии.

    1982–1984 — срочная воинская служба в рядах Вооруженных сил СССР.

    1984–1986 — рабочий геофизических работ треста «Мангышлакнефтьгеофизика».

    1986–1996 — журналист газеты «Комсомолец Татарии» и журнала «Татарстан».

    1996–2003 — заместитель, начальник отдела исторических исследований казанского совета народных депутатов.

    С 2003-го по настоящее время работает в администрации Казани на различных должностях, с 2018 года — в МКУ «Комитет по развитию туризма города Казани».

    С 2008 года по настоящее время — учредитель ООО «Продюсерский Центр Национальная Корпорация».

    На общественных началах:

    1993–1994 — советник первого заместителя председателя Верховного совета РТ Зили Валеевой.

    1996–2005 — советник по вопросам культуры и религии председателя исполкома, а затем мэра Казани Камиля Исхакова.

    С 2005 года по настоящее время — советник по вопросам религии мэра Казани Ильсура Метшина.

    С 2016 года по настоящее время — председатель татарстанского отделения Императорского православного палестинского общества.

    С 2016 года по настоящее время — президент федерации игры го (вейци) РТ.

    С 2018 года по настоящее время — член Общественной палаты РТ.

    Татьяна Завалишина
    Фото на анонсе: предоставлено Дмитрием Хафизовым
    Видео: Амир Сафин
    Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
    версия для печти

    Комментарии 328