Энергетика 
18.02.2014

Кабмин РТ сэкономит на программе экономии

Ключевые игроки рынка — ТГК-16, Генкомпания — оказались не в курсе принципиальных изменений в политике энергосбережения

Как стало известно «БИЗНЕС Online», власти республики резко сокращают объемы финансирования программы энергосбережения: с 227 млрд. рублей, планировавшихся на ближайшие 10 лет, до 41 млрд. на следующие 7 лет. Об этом говорится в новой госпрограмме энергосбережения, принятой кабмином РТ. При этом татарстанская программа «ушла в минус» на фоне трехкратного увеличения финансирования аналогичной федеральной. Впрочем, эксперты предполагают, что документ во многом может носить декларативный характер.

.
Власти РТ резко сокращают объемы финансирования программы энергосбережения

«СЕКРЕТНАЯ» ПРОГРАММА

В этом году в Татарстане начинает действовать государственная программа «Энергосбережение и повышение энергетической эффективности в РТ на 2014 - 2020 годы», утвержденная постановлением кабинета министров РТ №954, которое без особого шума было подписано еще в декабре. Она заменила долгосрочную целевую программу с аналогичным названием, но с иными датами реализации — на 2011 - 2015 годы с перспективой до 2020-го, чье действие, получается, завершено за два года до ее финиша. Кстати, эта программа была принята в бытность министром энергетики Ильшата Фардиева, буквально через пару месяцев после его назначения, и какое-то время была его «коньком».

Что интересно, до момента публикации 954-го постановления о его существовании знал весьма ограниченный круг людей. Как выяснил «БИЗНЕС Online», даже после размещения программы на сайте минэкономики задействованные в программе ключевые игроки ничего не знали об изменениях в одном из стратегических документов республики. Так, заместитель генерального директора ОАО «Генерирующая компания» Айрат Сабирзянов в разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online» заверил, что не осведомлен о выходе новой программы. Гендиректор ОАО «ТГК-16» Рамиль Хусаинов также оказался в неведении, но осторожно заметил, что «если программа была принята, значит так нужно».

И предыдущую, и нынешнюю программы разработал центр энергосберегающих технологий РТ при кабинете министров РТ (ЦЭТ), но сменился оператор: с упразднением минэнерго РТ куратором проекта стало министерство промышленности и торговли РТ. По словам начальника управления анализа и бизнес-планирования ЦЭТ Елены Петровой, необходимость принятия этой госпрограммы продиктована изменениями законодательной и нормативно-правовой базы РФ и РТ: «В соответствии со статьей 179 Бюджетного кодекса Российской Федерации органы государственной власти субъектов Российской Федерации не вправе осуществлять реализацию долгосрочных целевых программ независимо от даты их утверждения. Предыдущая программа являлась именно долгосрочной целевой программой. Таким образом, с 1 января 2014 года она прекращала свое действие». Петрова также проинформировала, что новая программа была доработана с учетом требований постановления кабмина РТ №1199, а также распоряжения правительства РФ №512-р (принято в апреле 2013 года).

ДИЗТОПЛИВА СТАЛИ ПОТРЕБЛЯТЬ НА 40% БОЛЬШЕ

Газета «БИЗНЕС Online», изучив новую и предыдущую программы (обе формировались на базе показателей 2007 года, а до них были еще две программы), обнаружила весьма любопытные данные, характеризующие состояние экономики республики в 2009 - 2012 годах с точки зрения расходования энергии. К примеру, можно понять, насколько за это время изменилось потребление топливно-энергетических ресурсов. В нижеприведенных таблицах указаны объемы (в тоннах условного топлива) потребления топливно-энергетических ресурсов в раскладке по отраслям.

.

Как видно, за три года потребление первичных энергоносителей претерпело изменения. Так, потребление природного газа за указанный период возросло приблизительно на 11%, дизтоплива — почти на 40%. Имеется прирост и по электро- и тепловой энергии, что, очевидно, обусловлено выросшими в это время темпами строительства. При этом значительно снизилось потребление мазута — почти в три раза, бензина — более чем на 11%, потребление угля осталось примерно на предыдущем уровне.

В новой редакции госпрограммы исчезла целая главка с подпрограммой реализации технической политики ОАО «Генерирующая компания» (ГК). Между тем, в соответствии с прежним документом, она была основным производителем тепловой и электрической энергии. Дело в том, что 2010 год, когда принималась предыдущая программа, стал ключевым в трансформации татарстанской генерации. В июне 2010-го состоялась сделка по купле-продаже двух станций: Нижнекамской ТЭЦ-1 и Казанской ТЭЦ-3. Ранее принадлежащие ГК, они были проданы ТАИФу за 6,6 млрд. рублей. В том же году «Татнефть» приобрела у ГК Нижнекамскую ТЭЦ-2 . Таким образом, ГК перестала быть фактическим монополистом на рынке генерации в республике.

Зато в новой программе появился новый пункт: «Риски при реализации программы», о которых в предыдущем проекте было упомянуто лишь вскользь. Теперь же они расписаны подробно. Среди них недостаточный уровень квалификации кадров, ошибки при реализации программы; неспособность участников проекта обеспечить эффективное использование ресурсов, изменение внешних условий (повышение цен, налоговых ставок), неспособность быть гибкими в условиях изменившихся обстоятельств. Это так называемые субъективные риски. Помимо этого, авторы указали и объективные причины, по которым программа может забуксовать. К ним были отнесены инфляция, колебания валютных курсов, изменения стоимости ресурсов на рынке.

ФОНД ЭНЕРГОСБЕРЕЖЕНИЯ КАНУЛ В ЛЕТУ, ТАК И НЕ УСПЕВ РОДИТЬСЯ

Ну и один из ключевых параметров: существенно изменился и объем финансирования программы. В первом случае это были 227,13 млрд. рублей. А на новую программу запланирован только 41 млрд. рублей: 3,5 млрд. — средства бюджета РФ, более 6,6 млрд. — татарстанского, более 31 млрд. планируется привлечь из внедбюджетных источников.

Объемы финансирования программных мероприятий по источникам финансирования
Программа на 2011 - 2020 годы с перспективой до 2020 года (млрд. рублей)

.

Программа на 2014 - 2020 годы (тыс. рублей)

.

Отметим, что в предыдущей программе не были прописаны механизмы участия федеральных денег. Они появились чуть позже с принятием российского закона об энергосбережении вместе со стартовавшим в 2011 году распределением федеральных средств по регионам на реализацию собственных программ. Напомним, что Татарстан три года участвовал в реализации федеральной программы в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности и получал субсидии из центра. В прошлом году их размер составил 442 млн. рублей из общего объема в 5,7 млрд.

В новом документе ничего не сказано о судьбе фонда энергосбережения РТ, создание которого лоббировала прежняя программа — ее авторы предполагали, что фонд будет постоянным источником финансирования проектов по энергосбережению. Однако по всей видимости, идея создания фонда наткнулась на некие непреодолимые препятствия и этот проект канул в лету, так и не успев родиться. Также отметим, что в новой редакции подкорректирован и индикатор энергоемкости ВРП.

Целевые значения индикатора энергоемкости ВРП на период до 2020 года
(программа 2014 - 2020)
(тонна условного топлива/млн. рублей)

.

Целевые значения индикатора энергоемкости ВРП на период до 2020 года
(программа 2011 - 2015) (тонна условного топлива/млн. рублей)

.

Помимо этого, спустя четыре года изменились и задачи, которые ставятся перед программой. Так, в 2010 году приоритетами значились сокращение удельного потребления первичного топлива при производстве электрической и тепловой энергии; снижение удельного потребления электрической и тепловой энергии, воды и природного газа, и так далее. Решение данных задач, по замыслу авторов программы, должно было привести к инвестиционной привлекательности республики в целом (о чем так модно стало говорить в последние пять лет). Результат повсеместной экономии ресурсов нашел отражение в новой программе, которая рассчитана на более глобальный эффект. При реализации проекта планируется добиться не только энергетической эффективности, но и, как следствие, конкурентоспособности. Причем именно за счет технологической модернизации. Во главу угла ставятся внедрение научных разработок и инновационных технологий. Последние получили развитие именно в предыдущую пятилетку. Немало внимания уделено развитию информационного обеспечения мероприятий в области энергосбережения.

РАССЧИТЫВАЛИ НА ИНДЕКСАЦИЮ

Газета «БИЗНЕС Online» обратилась в минпромторг РТ с просьбой разъяснить, в чем главное различие между предыдущей и новой программой, каков эффект от предыдущих трех программ и почему в новой редакции заявлена сумма, кратно меньшая, чем анонсировалась ранее?

Ответ на первый вопрос в комментарии начальника управления энергетики министерства промышленности и торговли РТ Гузель Садриевой прозвучал обтекаемо: «Основной целью программы является формирование эффективной системы управления энергосбережением и повышение энергетической эффективности в Республике Татарстан при неуклонном повышении качества жизни, конкурентоспособности выпускаемой продукции».

.
Гузель Садриева: «Основной целью программы является формирование эффективной системы управления энергосбережением и повышение энергетической эффективности в Республике Татарстан при неуклонном повышении качества жизни, конкурентоспособности выпускаемой продукции»

Что касается денег, то, как выяснилось из ответа Садриевой, объемы финансирования были урезаны в связи с тем, что в Татарстане не оправдались ожидания о ежегодной индексации федеральных вливаний: «При разработке долгосрочной целевой программы «Энергосбережение и повышение энергетической эффективности в Республике Татарстан на 2010 - 2015 годы и на перспективу до 2020 года» объемы финансирования из федерального бюджета были предусмотрены с ежегодной индексацией на 10 - 20 процентов». Однако, как отметила начальник управления, с 2011 года субсидии сохранялись примерно на одном уровне: 2011 год — 456,5 млн. рублей, 2012 год — 494,3 млн. рублей, 2013 — 442,6 млн. рублей. Причем «при определении объемов и источников финансирования государственной программы были скорректированы объемы финансирования с учетом фактических объемов привлеченных внебюджетных средств за предыдущие периоды реализации долгосрочной целевой программы».

По подсчетам минпромторга, фактические объемы финансирования в 2012 и в 2013 годах выглядят следующим образом:

В 2012 году общий объем финансирования составил 5,9 млрд. рублей, в том числе по источникам финансирования:

федеральный бюджет — 494,3 млн. рублей (8,3%);

республиканский бюджет — 1,23 млрд. рублей (20,7%);

внебюджетные источники — 4,25 млрд. рублей (71%).

В 2013 году плановые объемы финансирования программы составили 4,65 млрд. рублей, в том числе по источникам финансирования:

федеральный бюджет — 442,6 млн. рублей (9,5%);

республиканский бюджет — 1,23 млрд. рублей (26,5%);

внебюджетные источники — 2,97 млрд. рублей (64%).

То есть налицо существенное снижение поступлений на реализацию программы — более чем на 1,3 млрд. рублей.

«Фактические значения затрат на выполнение мероприятий в области энергосбережения и энергоэффективности будут подведены по итогам финансового года не ранее 25 января 2014 года», — сообщила Садриева.

Говорить о результативности предыдущих программ пока рано, полагают в ведомстве. И предлагают подождать до 18 марта 2014 года, когда оценка энергоэффективности республики будет дана на заседании правительства.

НИГДЕ НЕ ПРОПИСАНЫ ИСТОЧНИКИ ФИНАНСИРОВАНИЯ

Газета «БИЗНЕС Online» попросила экспертов оценить эффективность государственных программ по энергосбережению.

Иван Грачев — председатель комитета Госдумы РФ по энергетике:

— Нужно менять 261-й закон об энергосбережении. Механизмов его реализации нет, источники финансирования не определены. Мы потихоньку приступили к этому. К примеру, ясно, что не везде нужны энергопаспорта, дальше — налоговые преференции. Такая работа уже идет, но она не всегда находит понимание в том числе и в правительстве. Легче же написать красивые декларации, чем четко определиться с деньгами и налоговыми льготами.

Вы посмотрите, в каком состоянии у нас находятся сети, генерирующее оборудование, да вообще оборудование на предприятиях! Вот сейчас определена сумма на госпрограмму энергосбережения в 28 триллионов рублей — и впервые она реально отражает существующее положение дел. И что, эти средства заложить в тариф? У людей нет таких денег и не будет! Вопрос в том, что нигде — ни в программе федеральной, ни тем более в региональных — не прописаны источники финансирования, нет механизмов привлечения средств. И какой бизнес пойдет на это, если нет четких механизмов возврата средств? Вот представьте, некая компания установила в городе энергоэффективные светильники, а как они должны вернуть затраченные средства? Кто их должен возвращать? Если это людям выгодно, они сделают, если нет — не сделают, сколько им ни грози.

Марат Каримов — директор ООО «Лаборатория энергосбережения»:

— Если программа есть, она должна быть эффективной, особенно если программа государственная. Но все делают люди. И здесь важен подход: если есть желание сделать эффективно — одно дело. Если просто денег заработать — другое, и уже эффективность остается на втором плане. Энергосбережение всегда эффективно, если к нему подойти правильно. У нас государственное отношение к данному вопросу не стимулирует использование энергосберегающих мероприятий, в том числе и по налоговым и иным льготам. Возьмем, к примеру, коммунальное предприятие. Если оно запланировало внедрить энергосберегающие технологии, ему придется поднять тариф на свои услуги. Почему? Судите сами: если компания проводит инновационные мероприятия, оно, соответственно, несет затраты. Естественно, они вкладываются в тариф. В результате тариф растет и ожидающейся экономии не видно! Сейчас такие элементарные вещи, как окна заклеивать, окна закрывать, уже не проходят. Здесь нужно смотреть в рамках развития экономики в целом. Отдельные программы по энергосбережению уже эффекта не дадут, и точечными вопросами проблемы не решишь.

Эрнст Ульданов — директор ООО «ЭкоЭнергия»:

— Конечно, вопрос снижения энергоемкости важен. Смотрите, в себестоимости каждого товара заложены траты на энергоносители, производственные циклы все на этом работают, из этого-то и складывается энергоемкость. Когда мы говорим о сокращении энергопотребления, мы в конечном итоге выходим на повышение производительности труда. И это все сказывается на себестоимости продукции и ее конкурентоспособности. Но когда мы сталкиваемся с подобного рода программами (государственными, целевыми), все зависит, конечно, от того, насколько они финансово обеспечены и финансово состоятельны. Если эти программы носят лишь декларативный характер, на этом уровне они и остаются. Они должны быть подкреплены финансово, и неважно, каким образом: с привлечением частного капитала, бюджетного финансирования или на основе государственно-частного партнерства. Причем все равно сигнал должен подавать инициатор программы, в данном случае — государство.

Екатерина Шишко — аналитик «Инвесткафе»:

— Что касается экономического эффекта от внедрения программ энергоэффективности, обычно данные программы приносят определенный экономический эффект, который, правда, не всегда превышает затраты, что частично связано с тем, что экономическая выгода растянута на определенный промежуток времени. Это, в свою очередь, объясняется тем, что данные программы зачастую включают мероприятия по снижению потерь и понижению количества удельного потребления топлива, что будет иметь положительный эффект на деятельность компании во время всей ее последующей деятельности. В пример можно привести программу повышения энергоэффективности МРСК Урала, которая предусматривает 4,78 миллиарда рублей затрат до 2020 года и экономический эффект в размере 2,23 миллиарда до 2019-го.

Изменение основных целей программы может быть связано с тем, что государство столкнулось с дефицитом бюджета и призывает государственные компании к экономии на издержках. Поэтому, в том числе, и были скорректированы программы компаний электросетевого комплекса. Повышение энергоэффективности также подразумевает снижение потребления топлива за счет улучшения операционной деятельности компаний, а также за счет экономии потребления электроэнергии. Повышение инвестпривлекательности электроэнергетического сектора также стало насущным вопросом последнего времени, так как отрасль не пользуется популярностью у частных инвесторов как на фондовом рынке, так и в вопросе финансирования инвестпрограмм компаний.

Насколько эффективны госпрограммы по энергоэффективности? (18.02.14-19.02.14)
45%Совершенно неэффективны, средства уходят непонятно на что
27%Бизнес сам должен быть заинтересован в снижении своих затрат, при чем здесь госпрограммы?
7%Любые госпрограммы эффективны, главное – правильно распорядиться бюджетными средствами
10%Если правильно стимулировать бизнес, то очень
11%Разве есть такие программы?
Ваш голос учтен
Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Комментарии (9) Обновить комментарииОбновить комментарии
  • Анонимно
    18.02.2014 08:48

    Как у нас любят сочинять всяческие программы и прожекты! Правильно говорит Грачев - одно сотрясание воздуха и ничего более. Еще и средства под это сочинительство выделяются.

  • Анонимно
    18.02.2014 08:54

    Ведать ГК зажимают со всех сторон!

  • Анонимно
    18.02.2014 08:58

    в сухом остатке как понял: Фардиев "весил" финансово и политичеки на 150 млрд больше

  • Анонимно
    18.02.2014 09:21

    А как у нас в республике относятся к этому маразму-социальным нормам на электричество?

  • Анонимно
    18.02.2014 09:30

    Энергосбережение немыслимо без ресурсосбережения видов вторичных ресурсов. Если хлам, отходы(батарейки, лампы)и пищевые очистки перемешать в евроконтейнерах, спрессовать в FAUNах, подержать на сортировочных станциях, то получатся низколиквидные виды вторичных ресурсов в небольших объемах. На все эти антиэкологичные процедуры тратится много энергии, в том числе и электрической, при очень низкой результативности труда. А резервы есть громадные, если всё делать рационально. РОМХовщик

  • Анонимно
    19.02.2014 01:12

    цель таких программ платить столькоже а потреблять меньше

  • Анонимно
    25.02.2014 13:30

    программа финансирует предприятия с госучастием. т.е. те предприятия которые и так управляются государством. может управленцы не те? или их зарплату напрямую связать с теми же показателями эффективности?

  • Анонимно
    25.02.2014 13:35

    если закон об энергосбережении отменить не изменится ничего. кроме того что прилипалы питающиеся энергопаспортами и энергообследованиями вынуждены будут искать других доноров.

Оставить комментарий
Анонимно
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Правила модерирования
Загрузка...
[ x ]

Зарегистрируйтесь на сайте БИЗНЕС Online!

Это даст возможность:

Регистрация

Помогите мне вспомнить пароль