Начиная заседание, Разиль Валеев напомнил, что в конце октября депутаты совершили рабочую поездку в Чистопольский район, где в селе Кутлушкино посетили музей Гаяза ИсхакиНачиная заседание, Разиль Валеев напомнил, что в конце октября депутаты совершили рабочую поездку в Чистопольский район, где в селе Кутлушкино посетили музей Гаяза ИсхакиФото: gossov.tatarstan.ru

«ВЧЕРА ПРИШЛО ПИСЬМО ОТ ЖИТЕЛЕЙ СЕЛА…»

Останется ли музей Гаяза Исхаки в его родной деревне, будет перевезен в Чистополь или даже в Казань, откроется ли центр татарской культуры в Чистополе, даст ли гендиректор «Татнефти» Наиль Маганов денег на строительство музея Ризаэтдина Фахретдина в Альметьевске и вернутся ли татарским деревням их исторические наименования — таким широким оказался спектр вопросов, которые обсудили накануне на заседании комитета Госсовета РТ по образованию, культуре, науке и национальным вопросам.

Начиная заседание, председатель комитета Разиль Валеев напомнил, что в конце октября депутаты совершили рабочую поездку в Чистопольский район, где в селе Кутлушкино посетили музей Гаяза Исхаки. По словам Валеева, в последнее время в их адрес поступает много обращений о необходимости поддержки музея. «Мы в курсе о его состоянии. Нельзя сказать, что ничего не делается, определенные попытки в этом направлении предпринимаются. Однако никаких результатов пока что нет. Специалисты подсчитывают, сколько денег необходимо на капитальный ремонт здания. Проблем много, но в первую очередь ситуацию с посещением музея осложняет отсутствие подъездной дороги», — отметил он. К слову, вокруг этой дороги и развернулась основная дискуссия. «Как раз дождь шел, когда мы приехали: там не просто ужасная дорога, ее практически нет!» — возмутился гендиректор ТНВ Ильшат Аминов.

По словам Валеева, в последнее время в их адрес поступает много обращений о необходимости поддержки музеяПо словам Валеева, в последнее время в их адрес поступает много обращений о необходимости поддержки музеяФото: chistopol.tatarstan.ru

Валеев напомнил, что во время выездного заседания парламентарии предложили три варианта развития музея в Кутлушкино: оставить его в деревне и вложиться  в развитие, включить музей в состав Национального музея РТ, оставить в составе Чистопольского государственного историко-архитектурного и литературного музея-заповедника и перенести в Чистополь. Узнав об этих планах, встревоженные сельчане после визита депутатов направили в адрес Госсовета письмо, в котором говорится, что если музей перенесут в другое место, то это негативно скажется на Кутлушкино. «Вчера пришло письмо от жителей села, очень много подписей, вплоть до детей подписались. Просят оставить музей в деревне и помочь с финансированием на ремонт», — отметил Валеев и подчеркнул, что комитет не принимает решения, он может только рекомендовать. «Вносите свои предложения», — обратился он к своим коллегам.

Валеев напомнил, что во время выездного заседания парламентарии предложили три варианта развития музея в Кутлушкино:Валеев напомнил, что во время выездного заседания парламентарии предложили три варианта развития музея в Кутлушкино:Фото: «БИЗНЕС Online»

Заместитель министра культуры РТ Дамир Натфуллин подтвердил необходимость реставрационных работ в музее Исхаки. «С момента его открытия в 1993 году, там ни разу не проводился ремонт», — заметил он. При этом Натфуллин сказал, что им удалось включить музей в план капитального ремонта 2019 года: соответствующее постановление уже подписано президентом РТ. Он также обратил внимание, что из-за отсутствия нормальной дороги в деревню не могут заехать туристические автобусы. Также замминистра культуры рассказал, что министерство склоняется к первому варианту — оставить музей в родной деревне Исхаки, увеличив туда турпоток. В качестве положительного примера чиновник привел Болгар и Свияжск, туристический поток в которые после всех восстановительных работ возрос от 10 до 20 раз.

Дамир Натфуллин подтвердил необходимость реставрационных работ в музее Исхаки. «С момента его открытия в 1993 году, там ни разу не проводился ремонт» — заметил онДамир Натфуллин подтвердил необходимость реставрационных работ в музее Исхаки. «С момента его открытия в 1993 году, там ни разу не проводился ремонт» — заметил онФото: gossov.tatarstan.ru

Директор Чистопольского государственного историко-архитектурного и литературного музея-заповедника Александр Печенкин, присутствовавшийна заседании, также обратил внимание на плачевное состояние дороги. «Туристические автобусы по той дороге, которая сейчас есть, не могут проехать. У нас были случаи, когда автобусы, доезжая до села, где плохая дорога, разворачивались и уезжали. Ремонт здания, новая экспозиция и новая дорога — это комплексная проблема», — отметил он. По словам Печенкина, пожар, при котором сгорели надворные постройки музея, вызвал общественный резонанс и привлек дополнительное внимание. «Только после этого появилась резолюция президента включить объект в план капитального ремонта 2019 года», — уверен он.

Александр Печенкин: «У нас были случаи, когда автобусы, доезжая до села, где плохая дорога, разворачивались и уезжали»Александр Печенкин: «У нас были случаи, когда автобусы, доезжая до села, где плохая дорога, разворачивались и уезжали»Фото: gossov.tatarstan.ru

«МОЙ БАБАЙ МНЕ НЕ ПРОСТИТ, ЕСЛИ МЫ ПЕРЕНЕСЕМ ЭТОТ МУЗЕЙ В ЧИСТОПОЛЬ»

«Ваша какая позиция по музею Исхаки? Как вы видите его будущее?» — обратился к представителям района Аминов. По словам руководителя исполкома Чистопольского района Эдуарда Хасанова, позиция руководства района заключается в том, чтобы перенести экспозицию музея в Чистополь, с точки зрения максимального знакомства туристов с творчеством Исхаки. «У нас есть исторические здания, объекты культурного наследия. Также у нас есть планы в перспективе создать центр культуры татарского народа, на базе которого и предлагается разместить музей Гаяза Исхаки», — отметил он, но неожиданно для всех озвучил и свою личную точку зрения, которая кардинально отличается от позиции администрации района. «Но я тут как заинтересованное лицо, я сам выходец из Яуширмы, мне бы хотелось, чтобы этот музей остался там. Мои предки и мой бабай, который был председателем сельсовета после войны в этой деревне, мне не простит, если этот музей мы перенесем в Чистополь. Поэтому нужна помощь комиссии, чтобы принять решение. Как хозяйственник, я вижу этот музей в Чистополе, чтобы он был достоянием, чтобы он был доступен, чтобы все туристы Чистополя видели его культуру», — обратился к депутатам чиновник.

Эдуард Хасанов: «Как хозяйственник, я вижу этот музей в Чистополе, чтобы он был достоянием, чтобы он был доступен, чтобы все туристы Чистополя видели его культуру»Эдуард Хасанов: «Как хозяйственник, я вижу этот музей в Чистополе, чтобы он был достоянием, чтобы он был доступен, чтобы все туристы Чистополя видели его культуру»Фото: gossov.tatarstan.ru

От имени жителей села также с просьбой сохранить музей в деревне, выступила правозащитник Сурия Усманова, поскольку сама является уроженкой этих мест. Она принесла на заседание подписи жителей села на четырех-пяти листах с просьбой сохранить музей в деревне. Ее поддержала еще один выходец этого села — ученый Лена Гайнанова, которая стояла у истоков формирования экспозиции музея Исхаки. Она провела параллель с классиками русской литературы, отметив, что музей Тургенева есть и на его родине в Таганроге, и в других городах. «У Чехова — 15 музеев по всей России, а сколько мемориальных досок! Почти в каждом большом городе есть улица Чехова. В Таганроге есть музей в деревушке, где жил Тургенев, в первую очередь построили музей. У всех классиков на родине есть музеи». По ее словам, музей Исхаки должен быть и в его родной деревне, и в Чистополе: «Исхаки был очень популярен до того, как был вынужден эмигрировать. В Яуширме музей должен остаться. Мы должны сделать конфетку из его музея. И в Чистополе должен быть его музей — он четыре года там учился, сидел там в тюрьме, сестра его сидела. И в Казани должен быть, он там учился. Музеи тех же Чехова и Тургенева организовали даже там, где они однажды просто переночевали. Почему Исхаки до сих пор в изгнании?» — задается вопросом она. «Да, в Таганроге я был, забежал в музей Тургенева», — откликнулся на это еще один депутат — режиссер Качаловского театра Александр Славутский.

От имени жителей села также с просьбой сохранить музей в деревне, выступила правозащитник Сурия Усманова, поскольку сама является уроженкой этих местОт имени жителей села также с просьбой сохранить музей в деревне, выступила правозащитник Сурия Усманова, поскольку сама является уроженкой этих местФото: gossov.tatarstan.ru

Возвращаясь к теме отсутствия дороги, ведущей в село, Аминов отметил, что для этого нужны огромные средства: «Это не 19 и не 20 миллионов. Нужно более 100 миллионов рублей. Это огромные деньги. Нужно, чтобы деревня жила и развивалась. Это задача администрации района. Нам очень важно наследие Исхаки. Исхаки лежит в основе татарской государственности! Открытие музея в Чистополе — это значит поставить его на туристический маршрут. Есть резон, чтобы открыть музей именно в Чистополе, это будет способствовать пропаганде идей Гаяза Исхаки, его творчества и наследия».

Возвращаясь к теме отсутствия дороги, ведущей в село, Аминов отметил, что для этого нужны огромные средстваВозвращаясь к теме отсутствия дороги, ведущей в село, Аминов отметил, что для этого нужны огромные средстваФото: gossov.tatarstan.ru

«Желательно музей Исхаки и в Яуширме, и в Чистополе, и в Казани. Но мы найдем такие возможности? Если министерство культуры готово взять на себя эту ответственность…» — обратился он к Натфуллину. При этом гендиректор ТНВ предложил даже разобрать дом и перевезти его в Чистополь. «Я вообще считаю, что весь Чистопольский район — это мемориальная зона Гаяза Исхаки», — добавил он.

Председатель союза писателей РТ Данил Салихов акцентировал внимание на том, что если даже экспозиция будет перенесена в город Чистополь, то ремонт дороги все равно необходимо выполнить, поскольку жители села «не должны круглый год ходить в резиновых сапогах по грязи». «Асфальт нужен не только музею. Там же люди живут, им тоже нужен асфальт! Мы что, только для музея делаем этот асфальт? Деревни исчезают именно из-за отсутствия дорог и инфраструктуры. Без сомнения, и в родной деревне должен быть музей Исхаки, и дорога должна быть! То, что есть, нужно развивать, а мы тут говорим, чтобы разрушить то, что есть и построить новый. О чем вообще речь? Во время войны в Чистополе по пару лет прожили многие русские писатели. Мы увековечили их память в Чистополе. А вот родившемуся там, всю жизнь служившему свою народу, отсидевшему в Чистопольской тюрьме Исхаки… Говорить о том, нужен там музей или не нужен, стыдно! Этот вопрос вообще не должен обсуждаться — в Чистополе должна быть увековечена память Исхаки!» — также эмоционально выступил председатель союза писателей Татарстана.

Еще один депутат Госсовета — Ирек Шарипов  сказал о необходимости сохранения памяти об Исхаки в его родной деревне: «Очень громко называть то, что мы увидели в Яуширме, музеем, комплексом. Это очень маленькое место памяти, и нельзя сегодня рассматривать вопрос таким образом, что там закрываем, а где-то в другом месте открываем. Это вопрос уважения к истории. Исхаки 17 раз был арестован и был изгнан из Родины, мы должны сохранить о нем память в его родной деревне». При этом депутат предложил открыть музей Исхаки в другом месте, а в деревне оставить мемориальный дом как памятник и привести дорогу в надлежащий вид, независимо от музея. «Дороги везде должны быть нормальными. При чем тут Исхаки?» — возмутился он.

Марат Лотфуллин(справа): «В Чистополе вообще нет ничего татарского, несмотря на то, что район чисто татарский! Это как будто и не Татарстан вовсе»,Марат Лотфуллин (справа): «В Чистополе вообще нет ничего татарского, несмотря на то, что район чисто татарский! Это как будто и не Татарстан вовсе»,Фото: gossov.tatarstan.ru

«…РОСТОМ НЕ МЕНЬШЕ, ЧЕМ ПАМЯТНИК ПАСТЕРНАКУ»

Сохранить мемориальный дом в Яуширме, а в Чистополе открыть татарский культурный центр, где будет экспозиция Исхаки, предложил и специалист по национальному образованию Марат Лотфуллин. «В Чистополе вообще нет ничего татарского, несмотря на то, что район чисто татарский! Это как будто и не Татарстан вовсе», — посетовал он.

По словам лауреата Тукаевской премии, писателя Вахита Имамова, в Чистополе необходимо восстановить медресе, откуда изгнали Фатиха Амирхана за то, что он поставил спектакль, и где учился Исхаки и именно в этом здании организовать центр татарской культуры, потому что «это всетатарское достояние». Имамов также предлагает установить в Чистополе памятник Исхаки «ростом не меньше, чем памятник Пастернаку, вылить из бронзы». «Даже Тукай называл Исхаки вождем татарской нации. Сам Тукай писал, что книга Исхаки „Исчезновение через 200 лет“ должна быть настольной у каждого интеллигентного татарина», — напомнил он.

Тут в дискуссию вновь включился замминистра культуры Натфуллин. «Дело в том, что Чистополь вошел в программу малых городов на всероссийском уровне. И в Шанхае ожидается подписание инвестиционного проекта в размере 3 миллиардов рублей. В течение трех лет эта сумма будет вложена в инфраструктуру и развитие культурного достояния. Музея-заповедника в том числе», — порекомендовал он оставить музей Исхаки как есть, чтобы иметь возможность отреставрировать его за счет этих вливаний. «Если эта программа будет принята, музей Исхаки войдет туда как составная часть музея-заповедника? — поинтересовался Валеев.  «Но музей же не вошел в этот план?» — возразил ему Аминов. «В план не вошел, но если музей останется в структуре музея-заповедника, если рядом будут такие вложения, музей все равно в стороне не останется», — ответил Натфуллин. «Инвестиционный проект рассчитан на город, а не район», — попытались возразить депутаты, не поверив в такую возможность. «Отдельно музей Исхаки в этот план не вошел, но в план вошел музей-заповедник. А музей Исхаки входит в этот комплекс», — попытался убедить их представитель минкульта.

И тут вдруг в защиту татарского просветителя вступился Славутский: «Я не читал Исхаки, не знаю его, но раз это такая ценность для татарского народа, то, конечно, надо сохранять. Не надо строить каких-то космических планов, мы понимаем, что 300 миллионов никто вкладывать не будет, никто не даст вам эти миллионы, чтобы проложить дорогу, надо быть здравомыслящими. Я поддерживаю точку зрения, что в Чистополе это будет реально, туда будут приходить люди, память о человеке будет жить. А там, где была его малая родина, должен быть маленький дом». «Его плохо знают, потому что 70 лет он был запрещен. Даже имя его называть нельзя было, за это тоже наказывали», — отметил Валеев.

Ему возразила заместитель председателя Госсовета Римма Ратникова: «Я не согласна, что дорогу нельзя проложить. У нас есть замечательная программа по строительству дорог до деревень. Это зависит от позиции администрации района.Почему вы не стремитесь попасть в эту программу? Или у вас в районе так много других разрушенных дорог?» — обратилась она к руководителю исполкома Чистопольского района. «Правильно!» — послышались реплики из зала. «В деревне Кушлавыч, где родился Тукай, нет моста много лет, и никто не чешется. Поддерживаю тех, кто говорил сегодня, что в районе татарская культура представлена не в полной мере. Почему мы теряем такие исторические деревни из-за того, что кому-то безразлично, как там живет народ, чем кормится?» — продолжила она и напомнила о чиновнице из Свердловской области, которая поплатилась за свои слова работой. «Если кто-то скажет, что дорога не нужна, тоже рискует остаться без работы», — отшутился на это Валеев. «Никто не говорит, что дорога не нужна», — стали перешептываться депутаты.

Резюмируя, Валеев напомнил, что при Тукае Исхаки был более популярен: «Если нашли возможность установить памятник Пастернаку, значит, должны поставить и памятник Исхаки. Дорога нужна не только музею, там живут такие же люди, как мы! В родной деревне должен быть музей, а в Чистополе должен быть татарский культурный центр». «Решение о создании в Чистополе татарского культурного центра войдет?» — уточнил Аминов, когда пришло время голосовать за постановление заседания комитета.

В итоге депутаты единогласно проголосовали за то, чтобы музей Исхаки был и в деревне, и в Чистополе, а может быть, даже и в Казани. «На его могиле в Стамбуле написано, что он родился в Казани», — напомнил Валеев.

На заседании речь зашла и о музее всемирно известного ученого-востоковеда, педагога, просветителя, историка Ризаэддина Фахреддина, который находится в селе Кичучатово Альметьевского районаНа заседании речь зашла и о музее всемирно известного ученого-востоковеда, педагога, просветителя, историка Ризаэддина Фахретдина, который находится в селе Кичучатово Альметьевского районаФото: gossov.tatarstan.ru

«ТАТНЕФТЬ» ПОСТРОИТ МУЗЕЙ

На заседании речь зашла и о музее всемирно известного ученого-востоковеда, педагога, просветителя, историка Ризаэтдина Фахретдина, который находится в селе Кичучатово Альметьевского района. Депутаты напомнили, что в 2019 году исполнится 160 лет со дня рождения просветителя. «Это один из выдающихся деятелей татарского народа, а музей его размером с деревенскую баню. Он достоин большего», — начал тему Валеев. Натфуллин отметил, что необходимость проведения ремонта здания музея очевидна, однако у министерства нет денег.

Как рассказала директор мемориального музея Ризаэтдина Фахретдина Диляра Гимранова, с 2009 года она просит построить новое здание. «Музей не соответствует современным стандартам безопасности и доступности инвалидам, — отметила она. — Не соблюдается температурно-влажный режим, зимой температура опускается до 7 градусов тепла. Через щели между бревнами и окнами дует ветер. Из-за нецелостности фундамента здание „играет“».

Диляра Гимранова: «Музей не соответствует современным стандартам безопасности и доступности инвалидам»Диляра Гимранова: «Музей не соответствует современным стандартам безопасности и доступности инвалидам»Фото: gossov.tatarstan.ru

Последнее из писем Гимрановой было гендиректору «Татнефти» Наилю Маганову, после чего были выделены 162 тыс. рублей на проектирование нового здания. Как говорит Гимранова, на конкурсе выиграли неспециалисты, в итоге получился не музей, а здание клуба. «На этой неделе Маганов посетил музей, — рассказала директор. — Он сказал: „Мы с большим удовольствием построим новый музей, но здесь должны работать специалисты. Нужно вместе решать — и музейщикам, и общественникам: прийти к единому мнению, как построить музей, каким он должен быть, из каких материалов и на каком уровне“. Надеюсь, что это совещание зря не пройдет».

«„Татнефть“ берет на себя только проектирование или полностью строительство?» — поинтересовался Валеев. «Если общественность и музейное сообщество одобрят проект, обязательно возьмет ответственность за строительство», — уверенно заявила Гимранова.