Все популярнее становится тезис, что у российских айтишников осталось не так много ниш, где можно зарабатывать большие деньги Все популярнее становится тезис, что у российских айтишников осталось не так много ниш, где можно зарабатывать большие деньги Фото: «БИЗНЕС Online»

Мир изменился

С 2019 года, когда вышел предыдущий рейтинг самых влиятельных представителей IT-отрасли Татарстана, мир данной индустрии перевернулся дважды. Сначала пандемия выгнала всех на «удаленку», а затем шторм спецоперации смыл привыкших к «дистанту» и уже не привязанных к физическим офисам айтишников в ближнее и дальнее зарубежье, а индустрия столкнулась с новыми вызовами, решением которых по-хорошему должна была заниматься еще лет 20 назад. В новых условиях расклад сил заметно изменился: наш список обновился почти наполовину. 

Рейтинг охватывает не только бизнес, но и чиновников, и телеком, и IT-подразделения крупных компаний. Традиционно в подготовке такого рода обзоров мы опираемся на мнения ключевых отраслевых экспертов, которых попросили оценить реальное влияние героев в своем сегменте. Причем от каждой компании и организации выбирали только одного представителя, и это оказалось самым сложным, особенно в случае с КАМАЗом, но об этом чуть позже.

Кто пропал из рейтинга? Бывший директор казанского IT-парка Антон Грачев уехал в Швейцарию. Илья Вельдер, бывший топ-менеджер Ак Барс Банка и создатель IT-направления «Ак Барс Цифровые Технологии» сейчас в Португалии, а возглавлявший АБЦТ Рафаэль Валеев стал управляющим директором по IТ EcoCenterBank (бывший Альфа-Банк в Казахстане). Валеев теперь пишет блог «Как провести процесс слияния Альфа-Банк Казахстан и Банка ЦентрКредит за четыре месяца и сохранить команду». Покинул список и Ренат Фатхуллин, гендиректор MetaQuotes Software Corp, одного из крупнейших мировых разработчиков программного обеспечения для брокеров, банков и бирж. Он сам давно на Кипре, но если в 2019 году у компании оставалась значительная часть разработчиков в Казани, то на сегодня и эта пуповина оборвана. Ушел из жизни в 2019 году создатель ЗАО «Такснет» Султан Салимзянов, через два года его детище было продано екатеринбургскому конкуренту «Контур». Скончался Евгений Биряльцев, директор ООО «Градиент Технолоджи». Сменились многие цифровые топ-менеджеры на крупных предприятиях и руководители татарстанских филиалов крупных телеком-компаний. 

Отчасти позиция в рейтинге коррелирует с выручкой компании, которую возглавляет тот или иной участник топ-50, но этот принцип не всегда репрезентативен. Так, по данным сервиса «Контур.Фокус», в Татарстане зарегистрировано 5,5 тыс. компаний, работающих в сфере информационных технологий и связи. Из них 10 имеют выручку более миллиарда рублей. В их числе, к примеру, «дочки» федеральных гигантов, де-юре зарегистрированные в Иннополисе, а де-факто посадившие там относительно небольшую команду разработчиков. Несмотря на колоссальные экономические показатели, даже в высшем эшелоне самого Иннополиса не все назовут имена их руководителей, так что о каком-то субъектном их влиянии непосредственно на IT-индустрию Татарстана пока говорить преждевременно.

Кто еще остался за скобками? «Вы понимаете, мы готовимся к IPO. Если кто-то узнает, что мы из России, наши акции станут мусорными», — просит один из руководителей крупной IT-компании с татарстанскими корнями ограничить упоминания о нем. И это не единичный случай. «Нам сегодня очень-очень вредно находиться в публичной плоскости», — вторит ему представитель другого сегмента IT-бизнеса. Всем аргументированным просьбам мы пошли навстречу, чтобы не подставлять компании, которые оказались в непростой ситуации.

«Сегодня сам факт наличия сотрудников в России очень токсичен. Компании поставили перед выбором: либо перевозить команду за границу, либо прекращать работу с Западом и финансово стрелять себе в ногу. Таков нынче комплаенс, — объясняет один из игроков рынка. — Айтишник, который делает продукт в одной стране, неконкурентен. Он может продержаться какое-то небольшое время, но вдолгую — никогда. Если он замкнут на локальном рынке, а его конкурент работает в 20 странах, тот сделает лучший продукт, будет больше платить разработчикам и так далее».  

«Квартал Ю» переоткрывает Иннополис

Стартовали продажи квартир в новом ЖК «Квартал Ю» в Иннополисе. Теперь жилье в городе инноваций доступно каждому.

 

 «Квартал Ю» — это: 

  • современные и уютные квартиры, например, двухуровневые или с отдельным входом,
  • закрытый двор и бульвар у дома,
  • паркинг с кладовыми и большие колясочные,
  • развитая инфраструктура.

Застройщик: ООО СЗ «Иннополис 2024», проектная декларация на сайте наш.дом.рф

Иннополис, ул. Центральная, 173

+7 (843) 207-25-75

Подробнее

Все популярнее становится тезис, что у российских айтишников осталось не так много ниш, где можно зарабатывать большие деньги. «Кто остался? Криптоиндустрия, которая очень сильно развивается, и госсектор. Остались и те, кто всю жизнь зарабатывал деньги в теневом секторе», — говорят эксперты. Причем речь идет о самых разных оттенках серой зоны: от арбитража и веб-мастеров, которые просто остаются невидимыми для государства, до организаторов онлайн-казино, хакеров, киберпреступников. Им не только нет разницы, где не платить налоги. Для многих из них, как ни странно, жизненно важно оставаться физически в России, откуда нет экстрадиции в США, где де-факто они зарабатывают деньги. В Татарстане очень много и первых, и вторых. Плюс финансовые пирамиды. 

«IT-технологии масштабируют всё. И пирамиды в том числе. Если 100 лет назад Остапы Бендеры могли обмануть 100 человек, до кого дошли ногами, то сегодня через технологии такой условный преступник может обмануть уже 100 тысяч человек. Мошенники скрестились с айтишниками, и произошел бум мошеннических платформ», — констатируют игроки рынка.

Так или иначе, эксперты оценивают, что официально учитывается не более 70% рынка IT, некоторые называют еще меньшую долю. Предлагаемый рейтинг — попытка изучить эти 70% и понять, что сегодня собой представляет цифровая сторона Татарстана. Разумеется, рейтинг по определению субъективен, поэтому мы приглашаем читателей дополнять его в комментариях. Новые имена будут учтены при составлении следующей версии списка.

Если и есть фигура в татарстанском информационном пространстве, то это, безусловно, председатель совета директоров ГК ICL Виктор Дьячков Если и есть фигура в татарстанском информационном пространстве, то это, безусловно, председатель совета директоров ГК ICL Виктор Дьячков Фото: «БИЗНЕС Online»

№1. Виктор Дьячков 

Если и есть фигура в татарстанском IT-пространстве, с лидирующим положением которой солидаризировались бы все эксперты, то это, безусловно, председатель совета директоров ГК ICL Виктор Дьячков. Он в отрасли с 1974 года, начинал как инженер на Казанском заводе ЭВМ, прошел Школу бизнеса при Duke-университете США, был представителем Министерства радиопромышленности СССР в Индии. ICL-КПО ВС возглавляет с 1998 года и не просто сохранил предприятие, но и вывел его в лидеры российских поставщиков софта и оборудования. 

Совокупная выручка группы компаний в прошлом году составляла 18,6 млрд рублей, в этом ожидается — впервые в истории — порядка 20 миллиардов. Много лет ICL входит в топ-25 IT-компаний России по версии крупнейшего отраслевого издания CNews (по итогам 2021 года — на 23-й строчке). С введением санкций количество заказов на поставку компьютерной техники резко увеличилось. 

«По итогам года мы вырастем больше чем в 2 раза по производству готовой продукции. Западные вендоры — НР, Dell, Lenovo — ушли, открыли для нас окно возможностей, и мы этим пользуемся. В IV квартале работаем в три смены без выходных, часть складов приспособили под сборку», — рассказывал на прошедшем форуме DID в Иннополисе гендиректор ICL и руководитель производственного кластера Евгений Степанов, отмечая, что планируется в этом году выпустить 250 тыс. изделий.  

Но самое интересное в другом. Дьячков понимает, что импортозамещение невозможно без собственной микроэлектроники, и запускает на площадке ОЭЗ «Иннополис» завод материнских плат мощностью до миллиона в год — правда, пока из импортных комплектующих. Рассчитаны они тоже на процессоры Intel — программа с отечественным «Байкалом», отрезанным от мирового центра производства микропроцессоров на Тайване, пока на паузе

«Сориентировались на 10 процентов рынка»: Дьячков собрался выпускать по миллиону материнских плат в год

«Микроэлектронику вообще невозможно развивать на частные деньги. Это как атомная энергия: дело настолько сложное, дорогое и долгое, что ни один бизнес не будет туда добровольно вкладываться. Это может только государство развивать. Но Россия большая: пока царь не скажет, ничего с места не сдвинется», — вздыхают игроки, отмечая, что, кроме Дьячкова, в этом направлении вообще никто ничего не делает. 

Впрочем, ложку дегтя ICL в этом году все же получил. Сервисное направление — одно из флагманских в группе компаний — оказалось отрезанным от западных заказов. Часть специалистов пришлось переобучить, с частью — и вовсе попрощаться.

Айрат Хайруллин сумел сделать IT задачей общереспубликанского масштаба Айрат Хайруллин сумел сделать IT задачей общереспубликанского масштаба Фото: «БИЗНЕС Online»

Айрат Хайруллин и другие чиновники

На второй строчке рейтинга — министр цифрового развития госуправления РТ Айрат Хайруллин, который сумел сделать IT задачей общереспубликанского масштаба. Неслучайно президент РТ Рустам Минниханов объявил 2022-й Годом цифровизации. И если большинство годов, посвященных чему-либо, проходит совершенно бесследно, то в этот раз был виден последовательный фокус на цифровых и околоцифровых проектах. Самое заметное — это, конечно, запуск нового IT-парка им. Рамеева на территории бывшей обувной фабрики «Спартак». Место, которое сделали доступным для всех, стало новой казанской достопримечательностью, хоть и идут споры о его наполнении. «Влияние нового IT-парка на отрасль сложно оценить. Очевидно, что повлияет на рост зарплат: любая сублимация айтишников повышает зарплаты. Сейчас очень важно, что там будет дальше развиваться», — осторожно говорят участники рынка. 

Опасения не напрасны: на днях весь пятый этаж нового IT-парка заняла команда Сбера, которая уже приглядывается и к помещениям на четвертом этаже. «В чем смысл строить на бюджетные деньги офис для богатейшего российского банка?» — негодуют одни. Другие же оправдывают это решение тем, что Сбер теперь притянет в Казань самых талантливых разработчиков IT-решений из всех уголков Поволжья, создаст качественное сообщество и задаст новые стандарты работы. К тому же, кроме банка и различных АНО, в IT-парке есть многообещающий бизнес-инкубатор нового типа «Стартап-хаб», киберарена и превосходно оснащенный детский IT-парк. Предполагались офисы и для небольших резидентов, приспособленные для гибридного формата работы — пандемийная привычка работать удаленно прочно закрепилась у многих разработчиков. Управляет всем этим новый гендиректор Руслан Власов (32), который запомнился активным участием в процессе строительства технопарка на Кабане и, едва возглавив IT-парк, сумел заполнить резидентами челнинскую площадку.

Второе знаковое для отрасли событие года — цифровизация РКБ на уровне лучших клиник мира. Бумажный документооборот почти полностью вытеснен цифровым, и теперь врачи больше работают с пациентами и меньше — с отчетностью, рассказывал главврач больницы Рафаэль Шавалиев (который на этом фоне тоже оказался в нашем рейтинге — на 34-й строке).

Параллельно завершается цифровизация госуслуг в республике, проект ведет Альберт Халяпов (40), мало-помалу запускаются обещанные сервисы. У «Я Школьник» уже десятки тысяч пользователей. «Локоло», хоть и немного сбоит, постепенно набирает обороты и аудиторию. «Мои субсидии» пока на паузе — говорят, проблема все в том же «зеленом» банке, дескать, проект должен был реализоваться на платформе Сбера, но тот на фоне спецоперации резко сократил финансирование непрофильных проектов. Обстоятельства тормознули и проект электронных паспортов. «У Хайруллина не все начинания удаются такими масштабными, как заявлялось, но даже у Google есть свое кладбище стартапов, — рассуждают участники рынка. — К тому же надо понимать, что он действует не как бизнесмен, а как чиновник, у которого миллионы ограничений, и то, что он в этих условиях пытается как-то чуть-чуть балансировать, уже дорогого стоит». 

Одни называют министра адвокатом индустрии, другие жалуются на недостаточную поддержку отрасли с его стороны — мол, в Брянской области ипотека для айтишников совсем беспроцентная. Третьи обращают внимание, что созданием ЦЦТ Хайруллин решил главную проблему — сумел создать конкурентоспособные условия для IT-специалистов в госсекторе. Естественно, избалованные перегретым рынком разработчики не рвались идти на оклад госслужащего. «Он создал структуру под лупой всех возможных органов, но не боится брать на себя риски», — говорит один из татарстанских IT-бизнесменов.

Невозможно обойти стороной Рифката Минниханова, создавшего по своей инициативе несколько лет назад ассоциацию содействия цифровому развитию Невозможно обойти стороной Рифката Минниханова, создавшего по своей инициативе несколько лет назад ассоциацию содействия цифровому развитию Фото: «БИЗНЕС Online»

Впрочем, главным айтишником от государства в Татарстане многие называют вице-премьера Шамиля Гафарова. Он лично курирует процессы цифровизации, но в статусе руководителя аппарата кабинета министров РТ находится над всеми рейтингами, как и президент Татарстана Минниханов, который тоже глубоко вовлечен в IT. Зато невозможно обойти стороной Рифката Минниханова (7), создавшего по своей инициативе несколько лет назад ассоциацию содействия цифровому развитию — площадку, собирающую крупных игроков, которые получают возможность в присутствии президента представить свои проекты.

«Рифкат Нургалиевич давно в „цифре“, инфраструктуре, ЦОДе, ситуационном центре. Он этой темой горит, нашел единомышленников в лице компаний, сейчас у него есть время, ресурсы и возможности, и он создал успешную площадку для обсуждения. В ней была общественная потребность. Что-то вносится в протокол, что-то потом сдвигается с мертвой точки. Неслучайно же в банковской и строительной отрасли таких ассоциаций несколько, не считая СРО», — оценивают эффективность участники рынка, припоминая, правда, что давно уже не было заседаний. Главу ГБУ БДД отрасль уважает за неравнодушие, за то, что он хорошо разбирается в цифровых процессах, за протекционизм, наконец. Хотя с последним не все согласны — мол, если не пускать внешних игроков, то и татарстанские компании, лишившись конкуренции, разучатся работать за пределами республики. 

Еще одна интересная фигура в категории — Максим Булатов (24), советник мэра Казани по цифровизации. Строго говоря, он не вполне чиновник, даже не вполне айтишник, но человек с удивительной биографией. Гражданин Голландии, школу окончил в Испании, а институт — в Гааге, первые деньги заработал в 17 лет на продаже трафика с сайтов для взрослых, вернулся в Казань и открыл веб-студию Alto Vision, клиентами которой стали ОЭЗ «Алабуга», «Барс Груп», «Данафлекс», ICL-КПО ВС и др. Эксперты отмечают, что в то время это была одна из самых классных дизайн-команд, которая задала планку тому, как должны выглядеть сайты. В свободное время занимался проектами на YouTube (и открыл в бывшем «Спартаке» свою «ютубошную»), а недавно с Тимуром Метшиным запустил в Казани образовательное пространство Skillbox. Получилось вполне в духе последних трендов на образовательные проекты и цифровую переподготовку. В заслуги Булатову ставят в числе прочего интеграцию муниципальных информационных систем и пересборку IP-телефонии.

«Николай Никифоров превратился в девелопера, зато не бросил Иннополис, и это главное» «Николай Никифоров превратился в девелопера, зато не бросил Иннополис, и это главное» Фото: «БИЗНЕС Online»

Николай Никифоров и Ко: трек на перерождение Иннополиса

«Николай Никифоров (3прим. ред.) — странная история. Он превратился в девелопера, зато не бросил Иннополис, и это главное, — рассуждают участники рынка. — Это визионер, который взялся за самую сложную часть проекта, которую без него никто не „развяжет“, — взял на себя риск построить коммерческое жилье». Именно проект застройки Иннополиса на 70 млрд рублей и оставил экс-министра Николая Никифорова в роли главного олицетворения IT-города. Ведь сам Иннополис давно достиг пределов роста — жителей начали селить в «Салават Купере», и без нового жилья ни о каком развитии не могло быть и речи. Никифоров зарегистрировал несколько компаний «Иннополис 2023» и «Иннополис 2024», договорился о финансировании с ВЭБ и «Дом.РФ», и сегодня в городе идет стройка двух технопарков-бумерангов, одного индустриального парка для сборочных производств и ЖК бизнес-класса «Квартал Ю», первый дом которого должен быть сдан уже в начале 2024 года. Кроме того, у Никифорова остается «Дигинавис», в портфеле которого порядка десятка разных стартапов.

В Иннополисе в принципе сформировалась довольно стабильная команда. Курирует проект вице-премьер Роман Шайхутдинов (5), которого достаточно высоко оценивают в профессиональной среде. Например, одна из его сильных позиций — умение выстраивать продуктивные отношения с федеральным центром: вице-премьер РФ Дмитрий Чернышенко и министр «цифры» Максут Шадаев в Иннополисе бывают чаще, чем в Казани.

Сегодня Шайхутдинов декларирует, что Иннополис ориентируется не просто на импортозамещение, но на импортоопережение. У Университета Иннополис количество заказов от индустриальных партнеров с момента объявления санкций выросло на 25%, и это заслуга в том числе директора вуза Кирилла Семенихина. Ректор Александр Тормасов (11), которого называют протеже Никифорова, занят научной и образовательной деятельностью, которая значительно расширится, когда будет достроено сразу три новых общежития для студентов и преподавателей. По сути, Университет Иннополис выступает как градообразующее предприятие: компании едут в особую зону не из-за налогов и красивых офисов, а из-за кадров, которые генерирует вуз. 

ОЭЗ, кстати, тихой сапой развернулась уже на четырех площадках: в самом Иннополисе, в Лаишевском районе и даже в Казани. Таким образом, директор Ренат Халимов (20) значительно укрепил свои позиции в рейтинге. В отрасли к нему относятся с явной симпатией, мол, он не кабинетный номинальный директор, болеет за резидентов, даже лично занимается фандрайзингом и помогает стартапам. «Он не очень публичен, не любит пиариться, но весьма полезен, знает, кого с кем надо познакомить», — резюмируют игроки.

«Сила Ганиева в том, что он не про деньги. У него бешеное желание сделать мир вокруг себя лучше здесь и сейчас» «Сила Ганиева в том, что он не о деньгах. У него бешеное желание сделать мир вокруг себя лучше здесь и сейчас» Фото предоставлено Булатом Ганиевым

Независимый (почти) софт: молодые визионеры

Любопытным открытием в IT-отрасли Татарстана стал региональный маркетплейс. Линар Хуснуллин (9) и Кевин Ханда основали KazanExpress в 2017 году, а по итогам этого года ожидают роста оборота маркетплейса на 220%. В следующем рассчитывают запустить новый логоцентр в СММЛЦ. IT-компонент здесь — это 50% успеха. «Все на них посматривают, хотят купить. Здесь работают десятки тысяч людей, они занимают косвенно большой объем экономики. То, что штаб-квартира работает в Казани, — это очень круто», — констатируют эксперты. Владелец контрольного пакета в 57% — AliExpress, который в этом году сначала приостановил взаимодействие с российскими проектами, но вроде постепенно размораживает его и готовится к новому раунду инвестиций. Еще 35% принадлежит Сергею Еремееву, брату известного предпринимателя Дмитрия Еремеева (8), основателю ГК Fix. Второй сыграл колоссальную роль в развитии казанского маркетплейса и первыми инвестициями, и стратегическим участием, он в итоге и «поженил» их с китайцами. 

«В России он или не в России, Еремеева я бы всегда во всех рейтингах ставил первым, он чертов гений и самый крутой предприниматель в Татарстане и стране. Построил несколько компаний, крутых даже по меркам Кремниевой долины. Это крестный отец татарстанского IT-предпринимательства, наш Сергей Брин, где-то в пантеоне с Павлом Дуровым и Марком Цукербергом. Пока другие бизнесмены выглядели как пиджаки-чиновники, Еремеев на Tesla, снимающий клубы на ночь, стал первым предпринимателем западного образца, на которого хотелось равняться», — говорят игроки IT-рынка.  

За плечами бизнесмена, сделавшего первое состояние на популярном в России и странах СНГ кешбэк-сервисе ePN.bz, множество больших проектов. Так, в 2019 году он создал банк 131, чтобы IT-предпринимателям было удобно работать в России, получая заказы за границей. Но после ухода из страны ряда иностранных компаний вроде Transfer Go, Wise или Airbnb модель работы кредитной организации стала неочевидной, и банк пытается переориентироваться на другие направления вроде российского эквайринга. Сам Еремеев в последний год сосредоточился на инвестициях в международные проекты и фонды и ушел со всех операционных ролей в российских компаниях — отсюда и заметное проседание в рейтинге. Впрочем, говорят, что и за границей он предпочитает работать с русскоговорящими командами, считая это своим конкурентным преимуществом.

«Дима мне нравился смелостью мышления, глубокими познаниями. Но я давно уже его не вижу. Его слова в Татарстане сейчас не хватает», — говорят участники отрасли. В числе казанских команд, в которые в свое время инвестировал Еремеев, называют и любопытный сервис интерактивного кино Movika: гендиректор Александр Смирнов (45) и соучредитель Фанис Садыков успешно продали сервис дважды — сначала Сберу, потом VK. 

Любопытна судьба основателя «Эйдос» Ленара Валеева (12). Он сделал состояние во время пандемии ковида на договорах с японцами — создал с ними совместную компанию «Эвотэк-Мирай Геномикс», которая стала производить самые чувствительные и быстрые тесты на коронавирус. Но новые реалии и новые вызовы требуют новых продуктов. И вот уже в ноябре этого года он регистрирует новое ООО, «Эйдос-Авиа», которое займется производством дронов. 

Ищут новые пути адаптации под ситуацию и сооснователи «Технократии» Булат Ганиев (21) и Артур Баширов. Их команда создает цифровые решения для крупного бизнеса. В портфеле — проекты для «Яндекса», СИБУРа, Альфа-Банка, Gett, QIWI и т. д. Но в условиях неопределенности заказчики в первую очередь режут бюджеты на цифровизацию. И сейчас «технократы» разрабатывают TGShop — магазин в «Телеграме», создают аналог Discord для авторов и другими способами пытаются диверсифицироваться. «Сила Ганиева в том, что он не о деньгах. У него бешеное желание сделать мир вокруг себя лучше здесь и сейчас, у него правильное целеполагание», — отмечают отраслевые игроки.  

Несмотря на то, что после продажи доли компании «Ростеху» присутствие «БАРС Груп» в Татарстане небольшое, Ахмеров сохранил в Казани производственный штаб, сам живет в республике и периодически проводит здесь мероприятия Несмотря на то что после продажи доли компании «Ростеху» присутствие «Барс Груп» в Татарстане небольшое, Ахмеров сохранил в Казани производственный штаб, сам живет в республике и периодически проводит здесь мероприятия Фото: «БИЗНЕС Online»

Госзаказчики расправляют плечи

«Импортозамещение превратилось в процесс, в котором экстренно и вынужденно участвуют все IT-игроки. Если ты импортозамещение не предлагаешь, ты ничего не сможешь продать», —  фиксируют эксперты. В первую очередь речь идет о критической информационной инфраструктуре и госзаказе. 

Крупнейший игрок в этом направлении — «Барс Груп» Тимура Ахмерова (4). По итогам прошлого года компания поднялась на 8-ю строчку в топе крупнейших поставщиков IT-решений для государства по версии CNews, более чем на треть увеличив годовую выручку. Несмотря на то что после продажи доли компании «Ростеху» присутствие «Барс Груп» в Татарстане небольшое, Ахмеров сохранил в Казани производственный штаб, сам живет в республике и периодически проводит здесь мероприятия. Так, на последнем международном форуме Kazan Digital Week в сентябре он организовал масштабную образовательную конференцию Up! Date, в которой приняли участие 800 разработчиков. Ахмеров подумывает над тем, чтобы сделать ее ежегодной. 

Усложнение характера кибератак увеличило спрос по модели Security as a Service («безопасность как сервис»). На этом фоне стремительно поднялся Айдар Гузаиров (15), который когда-то был топ-менеджером ICL, но откололся с частью команды и создал собственную компанию InnoStage. «Для меня, конечно, загадка, откуда у него оборот в несколько миллиардов (выручка по итогам 2021 года — 7,3 млрд рублей — прим. ред.), очень хотелось бы посмотреть на эти контракты. Но то, что он сейчас крайне востребован, — это безусловно», — подмечают игроки. Заказы InnoStage «прилетают» не только на российском рынке, но и на рынках Ближнего Востока, и в нынешней ситуации, когда критическая инфраструктура круглосуточно находится под атаками хакерских группировок (в основном украинских), Гузаиров, конечно, абсолютный бенефициар. Некоторые эксперты видят его в первой десятке, но другие считают, что шлейф скандального ухода из ICL и сохранение относительно высоких рисков в связи с этим снижают его позиции. 

Тимур Якубов (16), соучредитель ООО «Системы документооборота», продолжает собирать профит со своего ключевого продукта. «Объем данных, которые перемолачивают системы электронного документооборота, и их сложность обеспечили ему высокие позиции. До сих пор в России не сделано ничего лучше. По сути, они тогда с Никифоровым сделали айфон. Но развития у продукта нет, масштабирования мы не видим, хотя возможности у Якубова для этого есть», — рассуждают эксперты. 

Импортозамещением в нефтегазовой отрасли занялся и Ефим Климов (19) — гендиректор ГК «Эттон». Впервые разработку в данном направлении он провидчески запустил еще четыре года назад, а сегодня ведет переговоры с «Газпромнефтью», «Лукойлом», Shell и другими компаниями, стремясь занять 10–15% российского рынка в данном секторе и парадоксально конкурируя с Университетом Иннополис. Выручка в 2021 году — 400 млн рублей.

Именно Гумерова вспоминают в первую очередь большинство опрошенных нами собеседников: кто-то упирает на должность заместителя Когогина по развитию, а кому-то запомнилось его недавнее выступление перед президентом РФ Владимиром Путиным в Великом Новгороде Именно Гумерова вспоминают в первую очередь большинство опрошенных нами собеседников: кто-то упирает на должность заместителя Когогина по развитию, а кому-то запомнилось его недавнее выступление перед президентом РФ Владимиром Путиным в Великом Новгороде Фото: «БИЗНЕС Online»

Цифровые департаменты и «дочки» гигантов

Когда речь заходит о цифровом предприятии, первым на ум приходит КАМАЗ. В штате автогиганта — около 2 тыс. IT-разработчиков, а две дочерние структуры, ООО «Инновационный центр „КАМАЗ“» и ООО «Цифровая платформа „КАМАЗ“», входят в федеральный реестр аккредитованных IT-компаний. И это видно: КАМАЗ сегодня — единственное автомобильное производство в России, которое полностью цифровизировано, у автомобилей есть цифровые двойники, которые позволяют контролировать их состояние даже после продажи. Неудивительно, что, по нашим данным, перенимать лучшие цифровые практики КАМАЗа не брезгуют и многие другие крупные игроки. 

Вообще IT-направление на предприятии исторически курирует заместитель гендиректора по финансам Андрей Максимов, и это понятно: цифровизация в свое время начиналась именно с бухгалтерии, а потом уже распространилась на производство. Ему подведомственен ЦИКТ — центр информационных и коммуникационных технологий, который возглавляет Юрий Шостак. Именно там происходит поиск, апробация и внедрение новых цифровых решений. Кроме того, в компании есть свой ЦЦТ — центр цифровой трансформации, управляемый Эльдаром Шавалиевым. Это тоже полноценная IT-компания, которая занимается ПО. Здесь, к примеру, разрабатывалась платформа микротранзитных пассажирских перевозок «Челнок» и многие спецсервисы: от быстрой доставки запчастей до аренды спецтехники, ремонту промоборудования. В ЦЦТ охотно работают со стартапами, была даже акселерационная программа.

И это еще не все. Есть огромный IT-пласт в самой выпускаемой технике. От последних моделей К5 до беспилотников — это уже практически гаджеты. Этим всем занимается ООО «Инновационный центр „КАМАЗ“», возглавляемое Иреком Гумеровым (10), заместителем гендиректора ПАО «КАМАЗ». Именно его вспоминают в первую очередь большинство опрошенных нами собеседников: кто-то упирает на должность заместителя Когогина по развитию, совмещенную с руководством полноценной IT-компанией, а кому-то запомнилось его недавнее выступление перед президентом РФ Владимиром Путиным в Великом Новгороде. 

Дальше еще интереснее. Под началом Гумерова когда-то работал менеджер блока развития перспективных проектов КАМАЗа Игорь Поваразднюк, который сейчас возглавил новое АО «Кама», презентовавшее красивый концепт электромобиля «Атом». Инвесторами стартапа в 2021 году выступили Когогин и бизнесмен Рубен Варданян. В ноябре была новость, что «Кама» посматривает на простаивающий завод «Соллерс Форд» в Челнах и ведет переговоры о привлечении в проект $150 млн инвестиций. Сообщается, что предварительная договоренность достигнута с «Росатомом» (поэтому и «Атом»), причем первые прототипы машин ожидаются в I квартале 2023 года, а старт серийного производства намечен на IV квартал 2024-го. Операционным директором проекта назначен Харальд Гюнтер, 7 лет проработавший в качестве инжинирингового директора Volkswagen Group, пять лет на аналогичной позиции в Mercedes и запускавший LADA Vesta как вице-президент АвтоВАЗа. Сейчас живет в Челнах и вместе с командой из 300 разработчиков и инженеров колдует над электромобилем с российской операционной системой управления. 

Нельзя обойти стороной и АБЦТ, переименованный недавно в Ak Bars Digital, где более 600 сотрудников разрабатывают цифровые финансовые решения от биометрии и видеоаналитики до клиентских сервисов и новых платежных систем — одновременно в работе находится 40 продуктовых направлений. Мобильное приложение «Ак Барс Онлайн» по итогам 2021 года поднялось на вторую строчку рейтинга в категории Daily Banking, уступив только Альфа-Банку. Правда, в компании очень серьезно сменилась верхушка, эстафетную палочку у Вельдера и Рафаэля Валеева в прошлом году подхватил Тимур Колёскин (13) — выходец из Сбера, где прошел путь от инженера поддержки UNIX-систем до заместителя управляющего директора по IT. Кадровые обновления произошли и в Банке Казани, где IT-департамент возглавил Адель Мухаметзянов (32) — довольно известный в банковской сфере. В новых условиях он сфокусировался на стабильности и безопасности работы систем и импортозамещении. Например, он пытается пилотировать корейское оборудование вместо санкционного. 

Меняется все и в нефтегазовой отрасли. Заместителем генерального директора ПАО «Татнефть» по цифровому развитию назначен Евгений Звездин (17), который раньше курировал производственное направление. Его позиция в рейтинге объясняется недавним назначением на эту непрофильную для него должность. СИБУР сохранил главного айтишника ТАИФа Евгения Созонова (27), который неплохо себя зарекомендовал в непростом деле объединения IT-функций СИБУРа и ТАИФа и сейчас руководит проектным офисом «Казаньоргсинтез» по тиражированию единых процессов и приложений СИБУР на базе корпоративного шаблона SAP.

«Дочка» «Татэнерго» — ООО «ТатАИСЭнерго» — одна из немногих крупных компаний, не сменивших в последние три года менеджмент. В результате выручка выросла на 50% (в 2022 году ожидается более 700 млн рублей). Возглавляет «ТатАИСЭнерго» Ришат Мирсияпов (23), который сумел создать первую в Татарстане масштабную сеть беспроводной передачи данных по технологии LoRaWAN — она уже работает в Казани, Набережных Челнах и Нижнекамске. 

Под руководством Айрата Нурутдинова «Таттелеком» успешно выступает одним из ключевых операторов федеральных и региональных проектов. Под руководством Айрата Нурутдинова «Таттелеком» успешно выступает одним из ключевых операторов федеральных и региональных проектов. Фото: «БИЗНЕС Online»

Связь, вузы и новые отрасли

«Разработки сами по себе ниоткуда не появляются. В идеальном мире хотелось бы, чтобы картина IT-индустрии выглядела так: образование, наука и бизнес. А не как сегодня: чиновники, чиновники от образования, чиновники от бизнеса», — рассуждает один из руководителей крупных татарстанских IT-компаний. Схема эта, конечно, утрированная, но недооценивать роль образования и науки ни в коем случае нельзя: дефицит кадров в России все еще на уровне миллиона, а в последние несколько месяцев и так миддлы и сениоры разъехались по Армениям.

Кроме Университета Иннополис айтишников готовит в Татарстане 11 вузов (и 10 их филиалов) и 24 ссуза — вопрос качества. Исторически все начиналось с ВМК, где до сих пор сильное и образование, и разработка. В портфеле проектов, которые курирует директор Института вычислительной математики и информационных технологий Евгений Чикрин, самые разные направления — от беспилотного трактора до NFT-биржи.

Но в 2011 году в КФУ создается ИТИС — Институт информационных технологий и интеллектуальных систем. По словам источников, это был практически личный проект Айрата Хасьянова, который убедил находившегося в то время на посту ректора университета Ильшата Гафурова, что ВМК не охватывает всех задач, которые стоят перед отраслью. И, похоже, решение было правильным: ИТИС неплохо котируется и сегодня, под руководством уже Михаила Абрамского. Хасьянов же некоторое время поруководил «Школой 21» от Сбера и перешел в КНИТУ-КАИ на пост проректора по развитию и цифровой трансформации университета. «Хасьянова недоиспользовали, он чах в „Школе 21“. А в КНИТУ-КАИ огромное количество айтишников, около 3 тысяч, ему есть где развернуться, а потенциал очень большой», — говорят игроки.

Нельзя упускать и Казанский техникум информационных технологий и связи, возглавляемый Юрием Багровым. На рынке говорят, что выпускаются оттуда вполне конкурентоспособные ребята, мол, их начинают разбирать едва ли не со второго курса, а к выпускному все уже куда-то трудоустроены.

Кстати, о связи. В Татарстане это в первую очередь «Таттелеком». Под руководством Айрата Нурутдинова (6) компания успешно выступает одним из ключевых операторов федеральных и региональных проектов. Так, с августа 2019 по октябрь 2021 года «Таттелеком» подключил по оптике 3,5 тыс. социально значимых объектов в 1,9 тыс. населенных пунктах РТ, причем 300 из них оптику получили впервые. В 2020 году активно строятся сети для подключения абонентов по современной технологии GPON со скоростью доступа до 500 Мбит/с и выше. Параллельно компания активно занимается IP-домофонией с видеонаблюдением и управлением через смартфон, ПО для которой создает собственный центр внутренней разработки.

Однако влияние Нурутдинова на IT-сферу гораздо шире, чем предполагает должность. О нем говорят как об одном из немногих настоящих мыслителей в татарстанской власти: мало кто из госуправленцев способен прочитать часовую лекцию об искусственном интеллекте и трендах в data science. У Нурутдинова же широчайший кругозор сочетается с эффективностью управленца, возможностью войти в любые кабинеты и кристальной честностью.

***

IT-индустрия — одна из самых динамично меняющихся, и значительные изменения в рейтинге — лишнее тому подтверждение. За последние три года стали формироваться новые отрасли, развивается GameDev (самый известный разработчик игр в РТ — Ян Шевченко, 44-е место), умные алгоритмы стали инструментами маркетинга, а искусственный интеллект меняет ландшафт привычных отраслей.

Например, набирает силу цифровое искусство — казанские художники Эдуард Красильников (ED creativecoder) и Артем Филиппов (Atmonez) уже выставлялись в Европе и Америке. Все более активными становятся попытки задействовать метавселенные и найти новые применения криптопроектам. Импортозамещение ускоряет рост спроса на облачные сервисы. Оцифровываться начали даже малый и средний бизнес. В конце концов, реальностью стали мероприятия, на которых министр покупает стаканчик кофе за эфириумы (через криптоэквайринг, но все же). Так что неудивительно, если в течение следующих 2–3 лет отрасль перетряхнет еще сильнее.